ОБЩЕСТВО

Маша Слоним. Что давно пора менять в Палате лордов

На днях был опубликован список из 36 человек, которых Борис Джонсон представит королеве Елизавете, чтобы она пожаловала им титул пожизненных пэров — членов Палаты лордов. Вроде бы ничего экстраординарного не произошло — премьер-министры регулярно рекомендуют королеве ввести в Верхнюю палату тех или иных деятелей за их заслуги перед партией и страной. Каждый раз список представленных на членство в Палате лордов бурно обсуждается. И осуждается — по тем или иным причинам. На этот раз причин две: количество и качество.

House of Lords
Палата лордов. Фото The Times/News Licensing

«В то время как мы говорим об опасности российского влияния и вмешательства, вводить в Палату лордов сына бывшего советского резидента и бывшего сотрудника КГБ Александра Лебедева Евгения — это особый цинизм», — возмущаются критики Джонсона. Да, Евгений Лебедев — владелец британских газет The Independent и The Standard, которые он в свое время спас от разорения — станет пожизненным пэром и членом Палаты лордов. За те десять с лишним лет, что Евгений занимается бизнесом в Великобритании, он удачно вписался в британский истеблишмент и обзавелся влиятельными друзьями, среди которых, как говорят, сам премьер-министр. Да, с помощью папиных денег он «внедрился» в английское общество, но, судя по содержанию газет, которыми он владеет (совместно с гражданином Саудовской Аравии, которому он продал 30% акций обеих компаний), российского влияния в них не прослеживается. По мне, так хорошо, что он спас издания от верной смерти, выкупив их долги и вложив в дело миллионы фунтов. Как, впрочем, и его отец, который уже давно поддерживает «Новую газету» в России.

Евгений был замечен и в участии в благотворительности вместе с Борисом Джонсоном — необходимый атрибут приличного английского бизнесмена. Он известен и как хозяин роскошных вечеринок и балов с участием светского Лондона, гостем которых был и Борис Джонсон еще до своего премьерства. Конечно, тот факт, что Лебедев попал в список новых пэров в разгар очередного скандала на тему российского влияния и роли российских олигархов в британской политике, когда из недавно опубликованного отчета парламентского комитета по безопасности стало известно, что некоторые члены Палаты лордов состоят в советах директоров российских компаний, связанных с государством, выглядит вызывающе. Как, впрочем, и включение в список младшего брата премьера Джо Джонсона. Вполне ожидаемо, что Бориса Джонсона стали обвинять в фаворитизме и в непотизме, в том, что он проталкивает в верхнюю палату парламента своих «дружков».

Downing Street

В отличие от «дружков» и вопреки традиции, в список новых пэров не попал экстравагантный и яркий спикер палаты общин Джон Беркоу, который в последний год работы в парламенте почти не скрывал своего неприятия Brexit. Со стороны Беркоу это было нарушением правил, поскольку спикер не должен демонстрировать своих политических предпочтений, но и премьер-министр изменил традиции включать в список новых пожизненных пэров ушедших в отставку спикеров Палаты общин.

Не все из 36 новых пэров «дружки». В списке, например, есть не только бывшие министры-тори, но и сторонники Brexit — лейбористы. Оказался в списке и легендарный крикетист и спортивный комментатор Иэн Ботам… Помимо вопросов о том, что будет там делать крикетист Ботам, не совсем понятно, как вообще будет дальше работать верхняя палата. По численности верхняя палата британского парламента уступает лишь китайскому Национальному народному конгрессу (в китайском законодательном органе около 3 тысяч членов, в Палате лордов с добавлением новых 36 пэров будет 828 человек!). Кроме того, что помещение верхней палаты рассчитано лишь на 300 человек, для нормальной работы такое огромное количество лордов просто не требуется.

Разговоры о том, что численность лордов надо не увеличивать, а сокращать, ведутся давно, но пока никто не знает, как это сделать. Никаких формальных численных ограничений у премьер-министров, когда они составляют список для представления королеве, нет. Слагать с себя обязанности члена верхней палаты хотят не многие, и в результате там собралось немало долгожителей. По последним данным, в 2019 году пэров, которым за 80 лет, в Палате состояло 121 человек, а 12-ти ее членам — больше 91 года. Как бы грубо это ни звучало, но единственный способ сокращения численности — это естественная убыль лордов.

House of Lords
Член Палаты лордов заснул на слушании. The Times/News Licensing

Конечно, не все пэры одновременно собираются на заседания — это и физически, и практически просто невозможно. В отличие от избранных депутатов Палаты общин, члены Палаты лордов не получают зарплаты, зато имеют право на оплату присутственных дней (больше 300 фунтов стерлингов за день) и на транспортные расходы. Справедливости ради надо сказать, что у пэров есть опция получать по низкой ставке всего 150 фунтов за присутственный день. Все эти выплаты, кстати, не облагаются налогом. В этом году, по известным причинам, заседаний Палаты было совсем мало, но по данным, опубликованным в начале этого года газетой The Sunday Times , в 2019 году в Палате лордов состоялось 161 заседание, и работа верхней палаты обошлась государству в 23 миллиона фунтов стерлингов.

Теоретически от членов Палаты лордов требуется, чтобы они представили какие-то доказательства своей работы, но проблема в том, что точного определения того, что представляет собой «парламентская работа» просто не существует. Раскрою небольшую тайну: я бывала внутри Палаты лордов и видела, какие там уютные старинные бары и рестораны. Сейчас в Вестминстере их, кажется, 19. Так вот, достаточно расписаться в ведомости и ты можешь хоть весь день просидеть в баре! И получить за это неплохие деньги.

По информации The Sunday Times, один из членов Палаты — бывший министр правительства лейбористов лорд Каннингем — в прошлом году получил 79 000 фунтов стерлингов как компенсацию за «расходы». За отчетный год лорд Каннингем выступил в Палате 17 раз, но отметился в ведомости и получил оплату за работу в 159 из 161 заседания. Лорду Каннингему 80 лет. Лорд Пол, которому 89 лет, выступил за год всего один раз, но потребовал компенсировать ему транспортные расходы почти на 48 000 фунтов стерлингов. Личное состояние лорда Пола составляет 2 миллиарда фунтов.

Westminster

Возмущение и численностью, и высокими заработками членов Палаты лордов не имеет никакого отношения к классовой ненависти, потому что большая часть Палаты состоит не из потомственных лордов (их после реформы 1999 года в Палате осталось всего 92 человека), а из введенных королевой по рекомендации разных премьер-министров пожизненных пэров. 26 мест закреплено за архиепископом и епископами Англиканской Церкви. Разговоры о необходимости реформы Палаты лордов ведутся давно. Старинное «Общество электоральной реформы», основанное почти 150 лет назад, долгие годы безуспешно пытается добиться того, чтобы члены Палаты лордов избирались на всенародных выборах.

Проведенный по условиям закона о свободе информации аудит показал, что сведения об участии членов Палаты в заседаниях неточные, а «транспортные расходы» могут просто не соответствовать действительности. Поскольку средний возраст членов Палаты лордов 70 лет, то многие из них все это время были в самоизоляции, верхняя палата большую часть этого года работала виртуально, а выплаты за участие делались лишь тем, кто выступал на онлайн-заседаниях, причем, по сниженным вдвое ставкам. Я не против сохранения вековых традиций матери всех парламентов — верхняя палата с ее милой атрибутикой и важной ролью, конечно же, совершенно необходима. Но, возможно, опыт локдауна покажет путь к реформе Палаты и способы сокращения расходов по содержанию Палаты и ее численности? Может, это более практично, чем переезд Палаты лордов в город Йорк, как предлагают некоторые?

Нашли ошибку? Выделите ее и нажмите CTRL + ENTER

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: