Главное о русской жизни

в Великобритании

Комментарии

Маша Слоним. Итоги года: политика

09.12.2020Маша Слоним

Американский журнал Time провозгласил 2020-й самым плохим годом в истории. Насчет истории можно поспорить, но с тем, что это был ужасный год, согласятся, пожалуй, все. 

Политический год 2020 в Великобритании начался тревожно для тех, кто голосовал за то, чтобы страна оставалась членом ЕС, но радостно для тех, кто возлагал надежды на Брекзит. 23 января 2020 года королевское согласие (Royal Assent) сделало законом одобренный парламентом законопроект о выходе Великобритании из Европейского союза, а спустя неделю Великобритания и Гибралтар официально вышли из ЕС. 

Весь прошедший год мы жили в «переходном периоде», который заканчивается меньше, чем через месяц, но договора о том, как будут построены дальнейшие торговые и таможенные отношения, так называемого The Deal — «Сделки», выгодной для Великобритании, до сих пор (в момент, когда я пишу эту колонку) нет. (Подробнее о камнях преткновения и предмете споров — в статье Ильи Гончарова). 

Год, который должен был стать триумфальным для Бориса Джонсона и его партии, победившей на парламентских выборах под лозунгом «Мы дадим вам Брекзит», оказался для премьер-министра плохим. Даже очень плохим. Собственно, катастрофическим год был для всех стран из-за того, что в жизнь и политику, не говоря уж об экономике, грубо вмешалась пандемия коронавируса. 

Великобритания довольно быстро после начала пандемии побила печальный рекорд, выйдя на первое место в Европе по числу смертей от вируса, премьер-министр и его правительство проявили медлительность и растерянность в первые месяцы пандемии, страна оказалась совершенно неподготовленной к эпидемии, а сам Борис Джонсон, вскоре после объявления первого локдауна в марте, попал в больницу с коронавирусом. Какое-то время после его исчезновения, а он болел три недели, но и, формально поправившись, не сразу включился в рабочий процесс, никто точно не знал, кто за что отвечает и как правительство борется с коронавирусом. Локдаун, подкрепленный щедрой финансовой поддержкой экономики — бизнеса, бюджетников и самозанятых, одобрило большинство населения, пока правила локдауна не нарушил ближайший и ключевой советник Бориса Джонсона Доминик Каммингс, который в самый разгар локдауна отправился с семьей за сотни миль в поместье родственников на север страны, при этом после разоблачения был пойман на лжи. Борис Джонсон отказался его увольнять и вообще наказывать, что не понравилось большинству населения. Согласно опросам, больше 70 процентов не поверило объяснениям Каммингса и не одобрило такого поведения высокопоставленного чиновника.

После истории с Домиником Каммингсом позиции правительства и Бориса Джонсона несколько пошатнулись. 

Консерваторы в декабре предыдущего года победили на выборах, получив большинство в парламенте в 80 мест, причем победили в большой степени на чужой территории, вытеснив лейбористов из традиционно лейбористских округов. Такого сокрушительного поражения лейбористы не переживали давно, и многие винили в этом лидера партии левака Джереми Корбина. После поражения Корбин обещал уйти в отставку, но выборы нового лидера прошли только в апреле. Им стал сэр Кир Стармер, придерживающийся более умеренных центристских взглядов. Согласно последним опросам, лейбористская партия под его руководством стала набирать очки и сейчас идет примерно ноздря в ноздрю с партией тори. До следующих выборов еще далеко, но это серьезный звоночек Борису Джонсону. Его правительство теряет популярность. 

Все восемь месяцев во главе лейбористской партии Кир Стармер старался, не без успеха, отмежеваться от антисемитов в партии и очистить от них ее ряды. Кончилось тем, что партию очистили и от ее предыдущего лидера Джереми Корбина, не только приостановив его членство, но и выведя из состава парламентской Лейбористской фракции. 

После конфуза, постигшего на декабрьских выборах лидера либерал-демократов Джо Суинсон, которая после всех заявлений, что именно ее партия будет формировать следующее правительство, вообще потеряла свой депутатский мандат, партия фактически исчезла с политического пейзажа, и ее новому лидеру сэру Эду Дейви еще долго придется собирать осколки. 

В последнее время возобновились разговоры о «Разъединенном Королевстве», то есть об опасности развала UK. На этот раз виной тому стала пандемия коронавируса. Первый министр Шотландии Никола Стерджен, также лидер Шотландской национальной партии, была во время пандемии уверена и решительна, и тем заслужила уважение не только шотландцев, но и британцев. Ее рейтинг в Шотландии сейчас выше, чем у премьера британского правительства Бориса Джонсона. 

Проведенное исследование общественного мнения, сделанное BBC Scotland, обнаружило, что 72 процента опрошенных считают, что правительство Николы Стерджен справляется с пандемией хорошо. В то же время одобряют действия правительства Великобритании лишь 25 процентов опрошенных шотландцев. Это тревожные результаты, если учитывать, что уже весной 2021 года должны пройти выборы в Холируд — парламент Шотландии, а по последним опросам Шотландская национальная партия во главе с Николой Стерджен легко набирает большинство.

В 2014 году референдум о независимости Шотландии от Великобритании партия националистов, выступающая за независимость, проиграла — разрыв между сторонниками независимости и противниками был чуть больше 10 процентов.

Если, как предполагают, Шотландская национальная партия получит в шотландском парламенте большинство голосов в результате выборов, она будет еще более настойчиво требовать от Вестминстера проведения шотландского референдума. По всем последним опросам большинство 45-летних и моложе выступают за независимость. Борис Джонсон заявил, что пока он является премьером, он не позволит Шотландии проводить еще один референдум. 

Кстати, в референдуме 2016-го о выходе Великобритании из ЕС Шотландия проголосовала за то, чтобы остаться в Европейском союзе. Как и Северная Ирландия. Уэльс, как и Англия, предпочел его покинуть. 

«Самый плохой» 2020 год заканчивается так же, как и начался: спорами о Брекзите и условиях развода, на которых будут строиться взаимоотношения между Великобританией и ЕС. Нам рисуют те же ужасы выхода без «Сделки»: повышение таможенных пошлин, цен, заторы на дорогах… Все, что обсуждалось и в начале переговоров, и в начале «самого плохого года». 

К концу этого года, который все проклинают, вдруг появилась надежда, что следующий год будет лучше. Появилась долгожданная вакцина от смертельного вируса, убившего уже столько людей и экономик стольких стран. 

Но и тут проклятый Брекзит может испортить нам праздник! 

Вакцина, которая, как многие надеются, спасет Великобританию, производится в Европе. В случае неудачного исхода переговоров, вакцину, которая может не перенести сильные заторы на дорогах, придется завозить к нам самолетами британской военной авиации.

Больше интересных статей о русских в Лондоне – в нашем Телеграм-канале

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: