Главное о русской жизни

в Великобритании

Места

Джерри Миллер. Вояж по Озерному краю. Часть 2

В один прекрасный день я сел в машину и взял курс на Озерный край. Добираться туда из Лондона без малого пять часов, если не останавливаться по дороге. Сначала по скоростному шоссе М40 до Бирмингема, а затем оставшуюся часть по М6. Программа моя очевидна: один день я проведу в исследованиях северной части Озерного края, один — южной, один — западной, а последний перед отъездом день… Там видно будет.

06.05.2021
Джерри Миллер
Джерри Миллер

Первую часть заметок Джерри Миллера про путешествие в Лейк-Дистрикт можно прочитать здесь.

Над Алсуотер нависает третий по высоте пик Англии — Хелвеллин (950 метров), взойти на который, как мне рассказывали, гораздо труднее, чем на сам Скофелл-Пайк. Припарковавшись на причале в Гленриддинге, откуда ходит пароходик по всей протяженности продолговатого озера до живописной деревни Пули-Бридж, я решил по тропе, уходящей влево вдоль озера, прогуляться до водопада Айра-Форс. Вся прогулка занимает минут сорок в оба конца, и вы оказываетесь в сказочном месте. Высота водопада чуть больше 20 метров, в высшей его точке реку Айра перекрывает горбатый каменный мост — отличный наблюдательный пункт.

Здесь, конечно, хорошо бы оказаться ранней весной, когда окрестные склоны и лужайки покрыты ковром диких нарциссов. Именно эта картина навеяла активно искавшему вдохновение у природы Озерного края Уильяму Вордсворту, наверное, самые знаменитые его строки: 

Как тучи одинокой тень, 

Бродил я, сумрачен и тих, 

И встретил в тот счастливый день

Толпу нарциссов золотых. 

В тени ветвей у синих вод 

Они водили хоровод… 

Это начало его «Нарциссов». Я помню, что в 2004 году, когда праздновалось 200 лет с того дня как Вордсворт сочинил это стихотворение, его декламировала вся страна, оно непрерывно звучало и по радио, и по телевидению.

Портрет Уильяма Вордсворта кисти Бенджамина Роберта Хейдона, 1842 год. 

Парковка на пристани в Гленриддинге, наверное, единственная бесплатная во всем Озерном краю. В любой, даже в невзрачной деревушке, здесь за парковку надо платить. Что поделаешь — места туристические. 

Но вот я уже сижу на пароходе и под шапкой дыма из трубы вместе с другими туристами любуюсь на проплывающие мимо горы, лесистые берега и островки. Этот же пароход развозит по озеру почту и грузы, а значит, ходит по расписанию круглый год. Теплая и непромокаемая одежда и обувь могут понадобиться в Озерном краю в любое время года — погода здесь непредсказуема! Спасательной службе приходится выручать из-за резких погодных перемен около тысячи человек в год! Особенно ветрено вблизи озер.

На восточном берегу Алсуотера с кораблика хорошо различим клубный отель Sharrow Bay — мекка для сладкоежек. Именно там шеф-повар Франсис Кулсон изобрел рецепт знаменитого английского финикового пудинга с карамелью — Sticky Toffee Pudding. Сейчас его подают во многих других частях страны, но лучше оригинала никакой другой быть не может.

Большинство моих спутников по пароходу остается в Пули-Бридже на дальнем конце Алсуотера — отсюда начинаются первоклассные пешеходные маршруты. Однако я на том же пароходике, теперь уже почти пустом, возвращаюсь назад, сажусь в машину и беру курс по А5091 и А66 к городку Кесвик — самому крупному на территории национального парка. А немного не доезжая до Кесвика, очень рекомендую отклониться от основного маршрута и, свернув по указателям Сastlerigg Stone Circle, посетить доисторический круг из огромных камней наподобие Стоунхенджа — Каслриг. Глыбы здесь меньше по размеру и грубее обработаны, но картина все равно очень впечатляющая: этому рукотворному сооружению больше 5000 лет и расположено оно на небольшом плато, окруженном горами. От всего этого дух захватывает.  

Круг из камней Каслриг.

Кесвик очень милый торговый город вблизи озера Деруэнт-Уотер. В центре на рыночной площади красуется старинное здание необычной формы Moot Hall, которое в прошлом было ратушей и городской тюрьмой, а ныне — офис туристической информации. В здание стоит заглянуть, даже если у вас нет вопросов к обычно очень любезным работникам: посмотреть рекламные буклеты, карты, местные сувениры и походное снаряжение. Кстати, такой концентрации магазинов походного снаряжения, как в Озерном краю, я больше нигде в мире не видел. 

Кесвик славится своим уникальным Музеем карандашей, который располагается в старом здании карандашной фабрики. Там среди прочего можно найти самый большой в мире карандаш — почти восемь метров длинной. Советский карандаш «Великан» отдыхает. Собственно, этот музей больше посвящен истории добычи графита в этих краях. Для меня было новостью, что из-за высокой стоимости графита в давние времена была распространена его контрабанда, что подарило всем языкам мира понятие «черного рынка». 

Один из видов с вертолета.

На той же главной улице Кесвика, там же где и музей, в красивом георгианском доме XVIII века Грета Холл жили в разные времена два поэта «озерной школы»: Сэмюэл Тэйлор Колридж и Роберт Саути. Оба пылали решимостью создать утопическую общину в Америке и были женаты на родных сестрах. Дом этот посещали, помимо их общего друга Вордсворта, Вальтер Скотт и такие гиганты романтической поэзии, как Байрон, Шелли, Китс и Де Квинси. (Обычно я рассказываю своим туристам, что в английской поэтической традиции были один «Пушкин» — Джордж Гордон Байрон и чуть не с десяток «Лермонтовых» — среди них все вышеупомянутые). Сейчас в этом доме находится нечто вроде апарт-отеля на три квартирки. Любители поэзии, берите на заметку!

***

Я снова в машине и продвигаюсь по А591 на юг к деревушке Грасмир, что стоит у озера с тем же названием. Эту деревню попросту нельзя пропустить поклонникам «озерной школы»: в окрестностях прожил почти всю жизнь ее самый яркий представитель — Уильям Вордсворт. Здесь находится его дом-музей Дав-Коттедж, здесь он и его ближайшие родственники похоронены на кладбище при церкви Святого Освальда. Вордсворта нельзя ограничить только Грасмиром. Места, связанные с ним, расположены по всему Озерному краю: в Кокермуте он родился, в Хоксхеде ходил в школу, различные горы и долы фигурируют в его поэтических произведениях. Бывал этот поэт и за пределами родных мест: закончил Кембриджский университет, путешествовал по Европе. Но львиную долю свой жизни он провел в окрестностях Грасмира.

Очень многое о быте семьи Вордсвортов в Дав-Коттедже и позднее в расположенной неподалку усадьбе Райдел-Маунт известно из дневников сестры Уильяма Дороти, которая не была замужем и всю жизнь прожила в семье брата. В этих записях, сравнительно недавно опубликованных The Grasmere Journal, подробно описано и что подавали у Вордсвортов к столу, и какие заготовки делали на зиму, и кто приезжал в гости. Особенно трогательно читать о том, как Дороти поочередно с женой Вордсворта Мэри часами переписывали «каракули» поэта, чтобы можно было показать стихи издателям. В этом доме-музее есть выставка, на которой творчество озерной плеяды представлено в контексте европейского романтического движения. Нельзя не упомянуть крылатое выражение Дороти о них: «Жили просто, но думали высоко».

Откуда только силы берутся. Немного не доехав до гостиницы, я «осел» на ужин в ресторане — он же кинотеатр, он же бар с живой музыкой Zeffirellis в центре Эмблсайда. В Zeffirellis по пятницам и субботам дают концерты джаз-коллективы. Была пятница, и я прослушал отличное сольное выступление местного блюз-гитариста.

…продолжение следует… 

Джерри Миллер, эксперт ZIMA Magazine по Лондону и Великобритании

Записки лондонского гида
londoninrussian@gmail.com
+447754062365

Джерри Миллер проводит виртуальные прогулки:

«Все о британских премьер-министрах»: 11 мая.
«Риджентс-парк и окрестности»: 25 мая и 1 июня.
«Все об Уимблдонском теннисном турнире»: 15 июня и 22 июня.

Больше интересных статей о русских в Лондоне – в нашем Телеграм-канале

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: