Главное о русской жизни

в Великобритании

ZIMA CLUB

Скандалы. Интриги. Инвестиции. Андрей Мовчан и Наташа Цуканова — о падениях и банкротствах в 2021 году

27.05.2021Редакция

Но прежде чем начать — ура, отличные новости! Эта встреча Наташи и Андрея с нашими гостями в ZIMA Club 19 мая прошла в режиме офлайн. Да, да, никакого зума, только живое общение в студии Celebro Media. Надеемся, что первая встреча — это только начало живых мероприятий клуба в этом году.

Почему в последнее время мы так часто слышим о громких корпоративных скандалах? Что это? Случайность? Последствия пандемии? Или признак того, что на финансовых рынках идут глобальные изменения, которые нам пока не видны?

«В последнее время то, что происходит на рынках, задевает меня за живое и, я думаю, не только меня. Все это — большое минное поле», — говорит Андрей Мовчан. 

Год только начался, но уже ознаменован банкротствами и падениями компаний, которые когда-то привлекли миллиарды долларов инвестиций. А потом что-то пошло не так. 

«Большое минное поле». Самые известные корпоративные скандалы наших дней

Nikola

Стартап, названный в честь Теслы, обещал производить водород из воды на 700 водородных станциях, каждая стоимостью от 20 миллиардов долларов, и снабжать этим водородом свои грузовики, которые компания будет сдавать в аренду (по-английски — lease).

«В какой-то момент Nikola, которая вышла на рынок в июне 2020 года и еще ничего не произвела, стоила больше, чем компания Ford», — говорит Наташа Цуканова.

У Nikola были крупные партнерские соглашения, партнеры делали предзаказы на свои грузовики. «Одна только Anheuser-Busch заказала грузовиков почти на два миллиарда долларов и заключила долгосрочный контракт с перспективой на 50 лет», — добавляет Андрей Мовчан. 

Компания и дальше могла бы привлекать партнеров и инвестиции, но какому-то дотошному трейдеру что-то показалось подозрительным в видеопрезентации грузовика. И он послал на место съемок одного из своих людей. Выяснилось, что дорога там шла под уклон. Выяснилось, что грузовик не мог ехать сам. 

«У компании не было ничего: ни технологии, ни машин, ни запчастей», — говорит Наташа Цуканова. «Только пиар», — добавляет Андрей Мовчан.

Инвесторы потеряли 40 миллиардов долларов. Но сейчас компания все еще стоит 5 миллиардов долларов — среди инвесторов есть настолько доверчивые люди. 

Luckin Coffee

Компания, которая заявила, что станет конкурентом Starbucks в Китае и создаст там 10 000 точек, где будет продавать дешевый кофе. Задумка понравилась инвесторам, и стоимость Luckin Coffee, которая вышла на IPO в США в 2019 году, в 2020 году выросла в три раза. 

Но затем выяснилось, что компания сильно завышала продажи. В отчете аудитора Muddy Waters сказано, что реальные продажи были на 60–80 % ниже заявленных.

«Дело в том, что CRM — система учета продаж — была устроена так хитро, что считала заказы, перепрыгивая через несколько строчек: не 1, 2, 3, а 1, 7, 15, и к концу дня точка показывала совсем другое количество продаж», — говорит Андрей Мовчан. 

Компания призналась в фальсификации четверти продаж. Ее акции сегодня торгуются примерно на уровне 50% от IPO.

Wells Fargo

Крупнейший американский банк, в котором ввели планы по дневным продажам продуктов. В 2013 году выяснилось, что сотрудники одного из филиалов в Калифорнии, чтобы выполнить план, открывали кредитные карты, не спрашивая разрешения клиентов. В 2016 году оказалось, что не только в Калифорнии и не только карты. 

В банке открывали счета на фиктивных клиентов, подделывая их подписи. Всего было открыто 3,5 миллиона таких счетов, а банк заплатил миллиард долларов штрафа. Акции банка сегодня торгуются на уровне 2013 года.

Greensill

Компания Greensill Capital была основана в 2011 году и решила составить конкуренцию традиционным банкам, предоставляя дешевые кредиты малому бизнесу.  

Одним из основных инвесторов компании была японская корпорация SoftBank, вложившая в стартап австралийца Лекса Гринсилла почти 2 миллиарда долларов. А одним из главных кредиторов компании был Credit Suisse, который управляет рядом фондов, скупавших секьюритизированные кредиты у Greensill. Суммарный объем средств этих фондов — около 10 миллиардов долларов. Советником компании выступал бывший премьер-министр Великобритании Дэвид Кэмерон.

Но выяснилось, что главным получателем кредитов от Greensill стала компания Liberty Steel, принадлежащая Сандживу Гупте, а вовсе не малый бизнес. Кроме того, Greensill кредитовал не текущие реальные обязательства клиентов, а выдавал займы «под будущие обязательства», беря на себя несоразмерные риски.

В марте 2021 года финтех-стартап Greensill объявил о банкротстве, принеся Soft Bank, Credit Suisse и десяткам компаний партнеров многомиллиардные убытки.

Почему в последнее время так много корпоративных скандалов?

Раньше, по крайней мере так казалось, справедливую стоимость ценных бумаг можно было посчитать, а волатильность в ценах акций и облигаций определялась движениями рынка. Но последние годы показали, что ситуация куда сложнее.

Что же изменилось? «Одна из причин постоянного выхода новых эпизодов сериала «Корпоративный скандал» в этом году — это огромное количество ликвидности на рынке», — говорит Наташа Цуканова.

«Когда денег мало — это важный и ценный товар, и к ним относятся более избирательно. А люди, которые их выдают, значительно лучше проверяют, кому они их дают. Когда ликвидности много — ситуация меняется», — соглашается Андрей Мовчан.

Наташа Цуканова считает, что наплыв ликвидности привел еще и к тому, что метрики, по которым традиционно оценивали стоимость той или иной компании, перестали работать. Этому также способствовало появление special-purpose acquisition companies (SPAC) — «пустышек», по выражению Мовчана, которые только обещают сделать что-то хорошее и прорывное.

«В университетах, бизнес-школах и банках нас учили, как оценивать компании, которые что-то производят или строят. У меня сейчас есть ощущение, что все эти методы больше не позволяют адекватно это делать», — считает Наташа Цуканова. 

Еще одна причина нестабильности на рынке — действия регуляторов, убежден Андрей Мовчан. «Усиление регулирования рынков дает обратный эффект. Мне кажется, что люди, которые регулируют рынки, плохо понимают природу того, как рынки работают. И их требования в итоге оставляют пространство для мошенников, сужая пространство для тех, кто работает честно», — считает он. 

«Надо хотя бы посмотреть на невесту». Можно ли как-то проверить компанию, в которую собираешься инвестировать? 

В ситуации, когда инвесторы готовы вкладываться в компании, которые еще только обещают что-то сделать, оценить их честность гораздо сложнее, но все-таки можно.

«Раньше, когда компания выходила на IPO и обещала, например, начать разработку приисков где бы то ни было, инвестор мог съездить на место и проверить, а существуют ли эти прииски. Сейчас, с той же Nikola, которая обещала стать «завидной невестой», это сделать сложнее. Но даже в этой ситуации, инвесторам — «женихам» — надо хотя бы попробовать встретиться с «невестой», посмотреть на то, как прототип грузовика на водороде ездит на самом деле, а не доверять видео», — советует Наташа Цуканова. 

Она также напоминает про правило «десяти слов». «Когда того же Камерона спросили: «А вы можете объяснить, чем занимается Greensill?», он не смог ответить, сказав: «Ну, это финтех компания, это сложно». 

«Так вот раньше было правило: если трейдер не мог объяснить в паре предложений, что же делает компания, продукт не запускали. Для инвесторов в первую очередь важно разобраться, а что же делает компания», — говорит эксперт. 

«Практика показывает, что регуляторы, аудиторы, частные банки разучились проверять достоверность отчетности или честности намерений компаний. А инвесторы должны уметь, потому что вкладывают свои кровные деньги», — отмечает Андрей Мовчан. 

Если все так непонятно, зачем вообще инвестировать? 

Чтобы ответить на этот логичный вопрос, который экспертам задали после окончания их выступления, Андрей Мовчан рассказал анекдот. 

«Вопрос инвестировать или нет мне напоминает историю перед экскурсией по заливу. Участникам проводят инструктаж, что надо надевать спасательный круг, за борт не прыгать, больше трех бутылок водки на брата не выпивать, и у кого-то возникает вопрос: а зачем тогда вообще плавать? 

Но я вас уверяю, что плавать можно и без риска для жизни, и при этом можно увидеть много всего интересного. Так же и с инвестированием — это может быть интересно, хотя и рискованно», — говорит Андрей Мовчан.

Он также обращает внимание, что часть упомянутых компаний (Luckin Coffee, Nikola, Wells Fargo), несмотря на все проблемы, продолжают торговаться на рынке, пусть и по низкой стоимости, а значит, кто-то все же, несмотря на риски, смог, или сможет, на них заработать.

Наташа Цуканова была более радикальна. «Я думаю, что не надо инвестировать. Точнее так: есть какие-то простые и понятные продукты — бонды, диверсифицированные пакеты акций, — которые позволяют и сохранить деньги, и получить с них проценты. Когда человек, заработав деньги, кидается инвестировать их в грузовики будущего — скорее всего, он их потеряет», — считает она.

Оба эксперта завершили выступление на том, что на финансовых рынках будет больше скандалов. Некоторые истории банкротств начинались еще в 2013 году, а плохо закончились только сейчас.

«Крупные банкротства происходили всегда — достаточно вспомнить историю с пузырем доткомов. Но масштабы и скорость развития изменились», — говорит Наташа Цуканова. 

«Я думаю, что пик корпоративных скандалов начнется года через полтора. А нашу презентацию можно считать профилактической, чтобы инвесторы понимали — от потерь их никто, кроме них самих, не защитит», — предупреждает Андрей Мовчан. 

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: