Главное о русской жизни

в Великобритании

Бизнес

Family governance: что такое cемейная конституция и почему диалог дается так непросто

30.09.2021Дарья Виноградова

Family governance – понятие, труднопереводимое на русский язык и малопонятное для выходцев из стран бывшего Cоветского Cоюза. Тем не менее, под громоздким словосочетанием «управление семейным благосостоянием» скрываются вещи, очень важные для многих: выстраивание отношений в семье, определение единой семейной линии ведения бизнеса, преодоление проблем отцов и детей, обеспечение плавной передачи дел от поколения к поколению и многое другое. Но самое главное для family governance, как подчеркнули участники прошедшей в рамках ZIMA Club встречи, это вопросы, связанные с семейными ценностями, причем (да-да, не удивляйтесь), в первую очередь, с ценностями нематериальными.

Встреча прошла в новом флагманском девелопменте Chelsea Barracks, соединяющем современные технологии и наследие классической архитектуры центрального Лондона с его зелеными скверами и садами. 

Капитал, но не тот

Управление семейным благосостоянием не стоит путать с управлением капиталом, предупреждает управляющий партнер CIS London Светлана Лондон. «Я прошу вас толковать слово «капитал» в самом широком смысле этого слова. Это то, что является ценным для каждой конкретной семьи, то, что она хочет сохранить и передать следующим поколениям. Я еще не видела двух семей, у которых бы были одинаковые ценности. Каждая семья живет чем-то своим», — отмечает Светлана.

По ее мнению, универсальный подход к family governance продемонстрировала семья Рокфеллеров.

«В какой-то момент у них произошел момент осмысления, они задались вопросом, что мы делаем, чего пытаемся как семья достичь и каким образом будем развиваться дальше», — поясняет эксперт.

Фото: Тома Евсюкова

По данным исследований, подавляющее большинство, а по некоторым данным — 80% людей и России и СНГ, либо задаются данными вопросами уже сейчас, либо считают, что эти вопросы станут для них актуальными в ближайшие пять – семь лет.

Тем не менее, от мыслей к действиям переходят далеко не все. Часто, отмечает Светлана, осмысление приходит в конфликтные моменты и в кризисные периоды, когда в ситуацию вмешиваются смерть, развод, болезнь и другие события, не зависящие от воли человека. Весьма сложные ситуации возникают у наследников, которые не были готовы к таким событиям и которые не имеют необходимых знаний, навыков, контактов и круга общения для того, чтобы быстро адаптироваться к ситуации. Печальная статистика – редко когда капитал переживает третье поколение.

«Советская модель – я дал ребенку образование, стартовый капитал, квартиру, дачу – не является способом управления благосостоянием в том виде, в котором оно принято в Европе и США», — подчеркнула партнер CIS LONDON.

Россия и страны СНГ, с точки зрения Светланы, представляют собой уникальный рынок, на котором опыт передачи капитала отсутствовал как таковой на протяжении почти ста лет. «Сейчас мы вынуждены обращаться либо к не очень актуальному дореволюционному опыту, либо к мировому. При этом важно не просто взять механизмы, используемые в Европе и Америке, а переложить это на наш культурный опыт, потому что культурная идентификация людей из России и СНГ принципиально отличается», — отметила она.

Так что же это за механизмы?

На встрече присутствовали Тимур Артемьев, Михаил Ходурский, Светлана Балагурова, Ольга Томушкина, Жамиля Жакишева, Елена Найденова, Альбина Садыкова, Евгений Аветисов, Екатерина Королева, Ксения Шуравко. Фото: Тома Евсюкова

Семейная конституция и благотворительность 

Механизмы управления благосостоянием бывают юридическими (завещание, брачный договор, иностранные трасты, иностранные фонды) и неюридическими. В управлении семейным благосостоянии важны обе эти категории, но неюридические механизмы первичны.

Главная движущая сила в family governance – это диалог.

«Это звучит очень просто, казалось бы, но на самом деле, в данном случае диалог – это возможность не просто поговорить, а разговор о том, какое дети в будущем будут иметь отношение к бизнесу или к капиталу. В Европе и США к разговору о наследстве подталкивает сама налоговая система, в России же — пока что нет налога на наследство, и тем сложнее начать этот разговор», — отмечает Светлана.

Согласно ее наблюдениям, часто диалог в семье начинается с обсуждения благотворительной деятельности, которая является для выходцев из стран России и СНГ наиболее распространенным способом передачи семейных ценностей от поколения к поколению.

«Второй метод – это семейная конституция, которая пишется под каждую семью, которая начинает думать про управление семейным благосостоянием. Это документ, в котором прописывается то, чем увлекается семья, что для нее важно, как она видит будущее. В Англии человеку, который передает капитал, все это понятно, потому что за сто лет до него кто-то уже проделал эту работу, а вот нам эту работу приходится делать самостоятельно», — улыбается Светлана.

На основе семейной конституции далее могут составляться различные юридические документы, она является большим подспорьем для юристов, а для самих членов семьи – возможностью найти точки соприкосновения друг с другом и сформулировать важные для всех ценности.

Недвижимость как семейная ценность

Фото: Тома Евсюкова

Пример того, как материальная собственность приобретает нематериальное значение для семьи, привела другая участница встречи, директор русскоязычного отдела Savills в Лондоне Тереза Канделаки.

Она рассказала, как побывала на юбилее у подруги в поместье Broughton Hall в Йоркшире. «В первый же день управляющий поместья рассказал нам о его истории, и произнес такую фразу: «Семья Темпестов – это 32-е поколение семьи, которое проживает на этой земле». То есть 900 лет одна семья владеет этим имением!», — рассказала Тереза.

Фото: Тома Евсюкова

Отношение нынешнего владельца Роджера Темпеста и его предков к своей земле, по ее мнению, отлично иллюстрирует понятие family governance.

«Каждое поколение создавало свою дополнительную ценность. Роджер не считает эту землю своей собственностью, он думает, что это земля, за которой нужно ухаживать и которой нужно щедро делиться. Сейчас это поместье можно арендовать целиком под мероприятия. Большое количество сельскохозяйственных угодий Роджер передал в ассоциацию, которая восстанавливает земли для их возвращения в дикую природу. За два последних года они высадили 800 тысяч деревьев. Вся их философия – мы должны заботиться о природе, мы хотим, чтобы наши потомки здесь жили и тоже вносили посильный вклад», — пояснила Тереза.

По мнению спикеров, управление семейным благосостоянием актуально для семей с любым объемом капитала, с любым объемом амбиций и любыми интересами. 

Фото на обложке: Victoria Maze

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: