Главное о русской жизни

в Великобритании

Комментарии

Илья Гончаров. Афганских беженцев не с кем сравнивать

Есть у некоторых русских в Лондоне — не у всех, конечно, даже совсем не у большинства — одна неприглядная черточка. И бывают моменты, когда она проявляется со всей своей неприглядностью.

02.09.2021
Илья Гончаров
Илья Гончаров
Marcos del Mazo/Alamy Live News

Некоторые русские до противного гордятся своим переездом в Лондон. Для них переезд в Лондон — главное событие в жизни.

И понять их можно: переехать в Лондон из России непросто. Это проект, требующий огромных временных и денежных затрат и съедающий кучу нервов. Русские, положившие пять (а то и больше) лет своей жизни на получение права жительства в UK, продлевавшие себе правдами и неправдами студенческие визы, искавшие срочно работу после университета, выходившие замуж за рандомных партнеров — эти люди внушают искреннее уважение и даже благоговение. Я бы так не смог.

Потратив на переезд литры крови, они, понятное дело, молятся на свои британские паспорта. И поэтому у них рвется картина мира, когда кто-то другой получает все то же самое «просто так». 

Раньше этим «кем-то другим» часто бывал я. Потому что я приехал из Литвы как гражданин ЕС. Стоило мне рассказать новому знакомому, перебравшемуся в Лондон из России, свою историю переезда (самый драматичный момент в ней был такой: у меня в Литве не было банковской карты, и мне пришлось покупать билет на Ryanair не в интернете, а тащиться в турагентство и платить пять литов за услугу), как он начинал закипать и шумно сердиться: «Как же так, даже ни единой справки о доходах?» 

Я быстро этим хвастаться прекратил, потому что это было действительно жестоковато, да и заслуги моей в том никакой не было.

Потом, в 2016 году, русские люди (конечно, далеко не все, повторяюсь) искренне радовались, когда Британия проголосовала за выход из ЕС. Некоторые открыто писали злорадные комментарии, что наконец-то и полякам с французами и латышами придется попотеть, чтобы получить заветное. Для поляков и французов все это было уже давно не актуально, но русский человек в Лондоне чувствовал себя отмщенным, словно крестьянин из индийской сказки про выколотый глаз.

Этой логики держался он крепко и долго, провожая шипением любые иммиграционные сюжеты в британских новостях, будь то нелегалы в Кале, иммиграционная бонанца Ангелы Меркель или инициатива Бориса Джонсона раздать документы жителям Гонконга. 

И сейчас, когда случился Афганистан, некоторые лондонские русские из тех, кто обладает этой черточкой, тоже, конечно же, себе не изменили. Как только Британия объявила, что примет у себя 20 тысяч афганских беженцев, они немедленно взвыли.

И зазвучала у них та же самая мысль (помимо общепринятого в таких случаях плача про то, что остров не резиновый, и что от добавочных людей он пойдет ко дну): «Как же так, им ни за что ни про что такой подарок, а мы пять лет мучились и страдали, нам приходилось учиться в университетах и много работать, чтобы показывать достаточный доход. Не честно!»

Я не шучу и не утрирую. В пылу полемики вокруг Афганистана мои друзья действительно ссылались на свои дипломы: дескать, вот как пришлось напрягаться, чтобы тут остаться.

Вот только тут мои друзья очень сильно не правы.

В их представлении 20 тысяч афганцев, вероятно, рисуются кем-то вроде их самих — то есть еще парой десятков тысяч людей, которым очень хотелось жить в Англии (всем же хочется, не может же быть, чтобы не хотелось). Фотографироваться в красной будке, пить чай в пять часов и покровительственно общаться с соотечественниками, оставшимися на родине. Но им это счастье свалилось по щучьему веленью, просто так, за здорово живешь. Как тут не позавидовать?

Только завидовать совершенно нечему, потому что правда совсем иная.

Нынешние афганские беженцы — это удивительная в своей ясности история. Редкий по нынешним гибридным временам случай, когда настоящее зло — талибы — выглядит как зло, говорит как зло и злобно предупреждает женщин, чтобы они не выходили из дома, так как на улице зло (то есть они, талибы). 

Своих, афганских людей, поверивших, что и в их стране может быть какое-то развитие и сотрудничавших с западными военными, они честно обещали найти и уничтожить. А остальных — посадить под строгий шариат. Телевидение, интернет и музыку прекратить. И школ у их детишек может теперь не быть никаких. И университетов тоже.

И стало настолько очевидно, что будет дальше, что сотни тысяч людей, оставив дома, бросились к границам и в аэропорт Кабула, спасая свои жизни от головорезов. Вы сами все видели в новостях.

Это не те люди из лагеря в Кале, которые прошли всю Европу и пытались пролезть в туннель, потому что в Англии, по их сведениям, намазано медом. И не иракские нелегалы, платившие деньги преступному режиму Лукашенко за билет до литовских болот. Это реальные, самые настоящие, несчастные беженцы, удирающие от очевидного ужаса всеми возможными способами в какие угодно страны. 

Хорошая страна Великобритания решила (в этот раз) не отказать тем, кто нуждается в помощи, и подключилась к вывозу людей вместе с другими государствами. Определила себе цель: вывезти 20 тысяч, преимущественно семьи с детьми, а также тех, кто сотрудничал с НАТО. Достаточно ли этого количества и насколько оперативно британцам это удалось? Это уже технический вопрос. Что с ними потом делать — тоже вопрос, который теперь предстоит решать. Главное было их спасти.

И подавляющее большинство это прекрасно понимает. 

Стыдно, что не все.

Мнения авторов, публикуемые в рубрике «Комментарии», могут не совпадать с позицией редакции ZIMA

Больше интересных статей о русских в Лондоне – в нашем Телеграм-канале

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: