Комментарии

Эффект Эмесса. Маша Слоним о том, какие последствия может иметь убийство депутата для британской демократии

Как совместить непреложные принципы британской демократии и принятые в обществе свободы с мерами физической защиты представителей власти, неизбежно эти свободы ограничивающими? Споры об этом сейчас идут с новой силой в связи с убийством депутата Дэвида Эмесса. Итоги этих дискуссий, как думает Маша Слоним, многим не понравятся.

20.10.2021
Маша Слоним
Маша Слоним

My next constituency surgery will be taking place on Friday 15th October at Belfairs Methodist Church, 251 Eastwood Road North, Leigh-on-Sea, SS9 4NG. To book an appointment please email amessd@parliament.uk or call 020 7219 3452

Это последняя запись в Twitter Дэвида Эмесса. Просто объявление о том, что в методистской церкви Белфэрс состоится его встреча с населением. Плюс адрес электронной почты и телефон для тех, кто захочет лично с ним поговорить. Все как обычно, как это всегда делал Дэвид Эмесс, член парламента от консервативной партии.

15 октября, вскоре после начала объявленной встречи, на сэра Дэвида напал с ножом 25-летний британец сомалийского происхождения. От полученных ножевых ранений Эмесс скончался. Сообщается, что убийца, которого, как мы теперь знаем, зовут Али Харби Али, заранее договорился о встрече с сэром Дэвидом. Хотя для того чтобы попасть на прием к депутату, договариваться совсем не обязательно: встречи британских депутатов с жителями округов, которые они представляют, всегда проходят открыто, вход на них свободный. Во всяком случае, так было до этой трагедии.

Открытый депутат

Открытость и доступность избранных политиков — суть британской демократии. Именно такие встречи с людьми, а не заседания в парламенте и в парламентских комитетах, по рассказам знавших Эмесса, он больше всего и ценил. В какой-то момент он отказался от министерского поста в правительстве — именно ради того, чтобы представлять интересы жителей своего округа в парламенте, чем и занимался почти четыре десятилетия. И, судя по воспоминаниям всех, кто его знал и кто с ним работал, независимо от их партийной принадлежности, делал он это с любовью и отдачей. 

Врагов среди местных жителей у сэра Дэвида не было, он всегда улыбался и был, как рассказывают, одинаково приветлив и открыт со всеми. Глубоко верующий католик, противник браков между геями, он дружил, например, с известным журналистом, ведущим радиостанции LBC Ианом Дейлом — геем, живущим в браке со своим партнером. В день, когда стало известно об убийстве, Иан, с трудом подавляя рыдания, рассказывал в эфире о своей дружбе с Эмессом. Другой ведущий LBC Матжид Нуаз, который в юности увлекался радикальными мусульманскими идеями и много лет назад даже сидел в египетской тюрьме по подозрению в террористической деятельности, вспоминал в тот же день, как Дэвид Эмесс после обращения к нему родителей Матжида, живших в его избирательном округе, потребовал от Foreign Office добиться освобождения Матжида из тюрьмы. Он рассказал, как мусульманская община Эссекса обожала сэра Дэвида, как он был гостем на его свадьбе. И не только на его. Многие мусульмане, живущие в округе, вспоминают сейчас, как сэр Дэвид приходил и к ним на свадьбы, бывал на днях рождения и присутствовал на открытии местной мечети.

У Дэвида Эмесса, судя по всему, не было и политических врагов. О нем с теплотой отзываются люди совершенно противоположных взглядов, а к месту трагедии для возложения цветов плечом к плечу подошли  Борис Джонсон и Кир Стармер — редкий случай единения лидеров двух парламентских партий. И  еще интересная деталь, характеризующая сэра Дэвида: во время заседания Палаты общин, посвященного его памяти, часто раздавался смех. Коллеги вспоминали остроумные шутки и веселые розыгрыши, которыми он славился.

Открытая проблема

Рабочая версия полиции — теракт, совершенный мусульманским радикалом-одиночкой, который нахватался опасных идей в интернете во время локдауна. Если эта версия подтвердится, это будет означать, что теракт вряд ли задумывался конкретно против сэра Дэвида. Это нападение на представителя власти, истаблешмента. 

В связи с версией, что убийца радикализировался, сидя в интернете, возобновились дискуссии о том, как ограничить влияние соцсетей на неокрепшие умы. Впереди — обсуждение новых мер, поговаривают даже о принятии законов, дающих полиции возможность требовать от провайдеров и владельцев мессенджеров открывать зашифрованные переговоры подозреваемых в подготовке терактов. Предстоит и найти ответ на вопрос, почему Али Харби Али, который в юности был рекомендован для прохождения программы Prevent, созданной для работы с людьми, склонными к радикализации, не был к моменту преступления в разработке MI5.

Но самая актуальная тема сейчас — это, конечно, обеспечение безопасности депутатов. Судя по рассказам близких к сэру Дэвиду людей, он не получал никаких серьезных угроз жизни. Однако другие депутаты парламента и многие известные публичные фигуры, как выясняется, их получали и получают. А женщинам-депутатам помимо убийства часто угрожают еще и изнасилованиями. И речь не об оскорблениях в соцсетях, речь о реальных угрозах расправ. 

Убийство сэра Дэвида, конечно же, всколыхнуло воспоминания о покушении на члена парламента от лейбористской партии Джо Кокс, произошедшем при схожих обстоятельствах пять лет назад. Она тоже была убита во время приема населения у себя в округе. Ее убийцей оказался крайне правый экстремист-исламофоб, недовольный позицией Кокс по вопросам иммиграции и Брекзита. После того, первого в этом веке, убийства члена парламента меры безопасности депутатов были усилены. Но, как видно, недостаточно — если убийце Дэвида Эмесса удалось совершить преступление с той же легкостью, что и убийце Джо Кокс.

Дискуссии о том, до какой степени избранники народа должны быть ограждены от контактов с представителями этого самого народа, вспыхнули с новой силой. Министр внутренних дел Прити Патель велела провести проверку мер безопасности депутатов, о результатах которой скоро должно быть доложено общественности. Членам парламента будет предложена охрана во время приема населения.

Депутаты по-разному относятся к идее введения мер для их защиты. Многие, несмотря на опасность, выступают против того, чтобы между ними и жителями округов, которые они представляют, воздвиглась стена, даже прозрачная. Это, по их мнению, противоречит самой идее демократического процесса. Линдзи Хойл, спикер Палаты общин, отвечающий за безопасность депутатов, сказал так: «Смысл работы депутата в том, чтобы встречаться с жителями округа и помогать им. Люди, которые нас избрали, чтобы мы представляли их интересы, рассчитывают на то, что мы всегда будем в их распоряжении. Это краеугольный камень демократии». Но есть и те, кто предлагает проводить встречи с населением, используя прозрачные экраны, а то и вовсе онлайн.

Думаю, впереди бурные дискуссии на эту тему и мучительный поиск ответа на вопрос, как совместить важные, неотъемлемые элементы демократического процесса, в том числе, свободу слова, с мерами безопасности, которые неизбежно сопровождаются ущемлением прав и свобод. Подобный компромисс уже имел место, когда принимались меры по борьбе с пандемией коронавируса. И далеко не всем этот компромисс пришелся по душе.

Больше интересных статей о русских в Лондоне – в нашем Телеграм-канале

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: