Hopes & Fears: Андрей Мовчан и Евгений Чичваркин — о бизнесе во время войны

30.03.2022

Известный финансист, управляющий партнер Movchan’s Group Андрей Мовчан и известный предприниматель, владелец магазина Hedonism Wines и ресторана HIDE Евгений Чичваркин встретились 29 марта на деловом ток-шоу, организованном ZIMA Club. Эта импровизированная встреча вылилась в итоге в публичное интервью, которое Мовчан взял у Чичваркина, — о бизнесе в Британии и России, о санкциях и, конечно, о том, как ответственный и неравнодушный бизнес сейчас помогает украинцам.

«300 кг — откровенная наркота»

Андрей Мовчан: — Я знаю, что вы лично занимались доставкой гуманитарных грузов в Польшу для украинских беженцев. Расскажете подробности?

Евгений Чичваркин: — Я подумал, что нужно сделать немедленно и что мы можем сделать немедленно. И мы решили: вот, есть госпитали и приличные компании, с которыми мы можем договорить о скидках; есть доктора, которые готовы рисковать лицензией и, не видя пациентов, выписывать рецепты на десятки тысяч евро. Собрали лекарства и другие вещи, загрузили машину отсюда. На таможне честно признались: из тонны груза 300 кг — откровенная наркота. Но там, и на французской таможне, и на немецкой, все поняли, зачем везем и кому, и пропустили без проблем. В Германии догрузили машину доверху и поехали в Польшу. Водитель до этого ночь почти не спал, где-то по дороге задели машину какого-то турка, сбили зеркало. Остановились. Я вынес 50 евро, извинился, объяснил. Турок все понял, денег не взял: ничего не надо, говорит. Доехали до склада. Ночь уже. А там одни девочки-волонтерки. Кинулись разгружать, но ясно же, что до утра будут возиться. И мы им перекидали все минут за десять. Приехали в Варшаву. Приемлемое жилье все снято. Пришлось остановиться в «Бристоле». А я в вышиванке. И чувствую, на меня как-то странно люди смотрят. Потом понял, почему. Подошел какой-то поляк, спрашивает по-польски, но я суть улавливаю: почему ты, курва, здесь, а не в Украине? Пришлось объяснить, откуда я и что здесь делаю. Ну вот так… За прошлую неделю мы отправили только лекарств на €250 000. Сегодня вот еще одна машина ушла, уже шестая.

А. М.: — Какое ощущение от ситуации?

Е. Ч.: — Главное: у украинцев, в отличие от России, есть общество. У них потрясающая способность к самоорганизации. Будем честны: 70-80% грузов, которые доставляются сейчас, — абсолютная контрабанда. Но в секунду все организовывается. Через чаты, в которых тысячи человек, через какие-то каналы, контакты, лазейки. Все быстро распределяется туда-сюда, по городам, кому что надо. Моментально все организуется.

«Еда хорошая, хозяин — м***к»

А. М.: — Отвлечемся на минуту от Украины, от того, что там происходит, посмотрим на бизнес. Вот фон: сырье и другие ресурсы дорожают по всему миру. Процентные ставки растут, инфляция растет: в США, например, индекс потребительских цен уже 8% — последний раз такое было в начале 1980-х, а скорость роста — как во время Второй мировой войны. Дорожает аренда, дорожает транспорт, ломается логистика, резко увеличиваются сроки поставок. Как на этом фоне живет бизнес?

Е. Ч.: — Логистика и правда тяжелая, хотя все ковидные ограничения уже сняты. И в США едет долго, и обратно, когда нам что-то нужно в Америке купить, долго. И стоимость логистики выросла капитально. Но мы смотрим на все со сдержанным оптимизмом. Редкий алкоголь, как и предметы искусства, дорогие машины, другие предметы коллекционирования, — все это имеет обратную корреляцию к индексу NASDAQ. В прошлые год-два, когда государства печатали много денег и раздавали их в качестве поддержки людям и бизнесу, те несли их на фондовый рынок. Ясно, что такого больше не будет. Люди будут пытаться уже не на росте акций нажиться, а купить что-то вечное. Деньги, которые государство выплачивало людям, чтобы им помочь, и которые оказались в руках у инвестбанкиров и надули «голубые фишки», теперь будут выплачены им в виде бонусов. Вот мы их и ждем.

А. М.: — А с рестораном как? Еда в ресторане, в отличие от вина, — скоропортящийся продукт, не инвестиционный.

Е. Ч.: — С рестораном хуже. Рейтинг нам на этой антирусской волне подуронили, конечно. Какие-то группы отвалились, потому что ходить к русским — зашквар. Так и говорят: «Еда хорошая, хозяин м***к». Но в целом грех жаловаться, бизнес работает нормально. В том числе благодаря паблисити. Мы же не молчим: Guardian просит интервью — мы соглашаемся. А они говорят: вы первые за тридцать звонков, кто согласился дать интервью и сфотографироваться. А мы им рассказываем, что русские разные, есть те, кто заработал деньги не благодаря, а как раз вопреки Путину, сумел часть этих денег спасти, убегая за границу, и вдруг их здесь накрывает. Это нечестно и несправедливо. Я считаю, что по санкциям были явные ошибки: Тиньков, Кучмент, Фридман.

«Происходит доброжелательный бардак»

А. М.: — А административное давление на бизнес есть?

Е. Ч.: — На нас никакого, абсолютно. Все же знают нашу позицию. А как у тех, кто работал на государство, я не знаю. Как у того же Чубайса будет, не знаю. Лично я считаю, что вот его деньги надо обязательно арестовать.

А. М.: — Я, со своей стороны, могу рассказать, что в этом смысле происходит сейчас в сфере финансов. А происходит там доброжелательный бардак. В Европе, в США, во всех странах есть какие-то правительственные директивы. Регуляторы накладывают на них что-то свое, каждый конкретный банк потом — что-то свое. В результате, кто-то считает, что у русских может быть только депозит €100 000, остальное заморожено. Кто-то другой — что с русскими вообще работать не надо. В России ответить на вопрос, можно ли, например, покупать бумаги с выводом денег на иностранного брокера, ЦБ не может. В результате, одни банки переводят, другие нет. Одни отправляют деньги за границу за лечение и обучение, другие не отправляют. Одни переводят на Кайманы, которые Россия не включила в число недружественных государств, другие — нет. В общем, никто ничего не понимает и не знает. Кажется, только американским банкам все равно. Никаких ограничений по отношению к русским клиентами, все их устраивает.

Е. Ч.: — Интересно, как-то все это будет меняться, как будут отделять зерна от плевел.

А. М.: — А непонятно, как отделять. Например, суд. У суда должно же быть определение зерен, определение плевел и правило, по которому можно отделить одно от другого. Без этого все это похоже на дискриминацию по национальному признаку, о чем уже многие говорят. Но политики эту проблему никак не комментируют.

«Экономика России зависит от импорта как наркоман от героина»

А. М.: — Что станет с бизнесом в России? Путин говорит, что будет только лучше. Какой у вас прогноз?

Е. Ч.: — Самый мрачный. Национализируют банки и не только. Санкции никто отменять не будет. А контрсанкции губительны. Экономика России зависит от импорта как наркоман от героина.

А. М.: — Настолько ли все мрачно? Смотрите, до войны 50% трудовых ресурсов было занято в госсекторе. Сейчас к ним добавится, наверное, еще 10-15%, то есть 65% людей будут внутри государства, внутри государственной экономики. Основной капитал — тоже, через контроль государства за крупными компаниями. Но 35% останется за малым и средним бизнесом, который будет давать 12-13% ВВП. Нормальная пропорция. И как-то все будет крутиться. Тот же экспорт-импорт, который переориентируется на Китай, вряд ли тоже будет полностью централизованным.

Е. Ч.: — Но ведь на границе будет чекист на чекисте! В результате, издержки катастрофически вырастут. Они же ничего не понимают. Пуховики везете? ОК, половину нам. Для чекистов это последний шанс пограбить и где-то в Эмиратах спрятать деньги. Пока их и там не арестуют.


Полная видеоверсия встречи
Фото: Тома Евсюкова / ZIMA


Спикеры деловых ток-шоу ZIMA Club не получают вознаграждения. Если информация и экспертиза, которой они делятся, для вас полезна, будем признательны, если в знак благодарности им вы направите любую сумму в пользу фонда Gift of Life.

Больше интересных статей о русских в Лондоне — в нашем Телеграм-канале

Не пропустите

программа

Как это было

Клубная жизнь

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам:

Еженедельный дайджест
Подпишитесь на рассылку Zima