Комментарии

«Украинский план Маршалла», крейсер «Москва» и споры о геноциде: Илья Гончаров — об украинской теме в британских и американских СМИ

Колумнист ZIMA Илья Гончаров продолжает внимательно читать ведущие англоязычные СМИ, изучая, что и как они пишут о войне в Украине и реакции на нее в мире. Вот его очередная подборка самых интересных статей.

15.04.2022
Илья Гончаров
Илья Гончаров

О правосудии

Геноцид или нет?

Украина еще на прошлой неделе начала эксгумацию тел из общих могил в городе Буча и других населенных пунктах, которые были оккупированы российскими войсками. Сообщения об обнаружении новых тел мирных людей приходили все это время. Многие политики (Владимир Зеленский, Джо Байден, Борис Джонсон, Матеуш Моравецкий) уже назвали эту трагедию геноцидом. Некоторые (Эмманюэль Макрон) воздержались от этого определения.

А СМИ пытались разобраться, что, согласно международному праву, можно считать геноцидом, а что нет, и подходят ли события февраля-марта в Украине под это определение. Оказалось, что все непросто.

Конвенция ООН о геноциде, которая была разработана после Второй мировой войны, дает ему исключительно широкое определение, совершенно отличное от общепринятого понимания этого термина. «В расчет берутся не только убийства, говорится в Конвенции, но и “меры, направленные на предотвращение рождаемости”, если их целью является “полное или частичное уничтожение какой-либо национальной, этнической, расовой или религиозной группы”. А также серьезные телесные или психические повреждения, если они наносятся с той же целью, или насильственный перевод детей в другую группу», — пишет, например, The Economist в редакционной статье. Доказать многие из этих пунктов будет достаточно сложно.

Но даже если брать в расчет только общеупотребимое понимание слова «геноцид», то и тут в нынешней ситуации не все очевидно. «Войска Путина, безусловно, совершали зверства на Украине. Но далеко не очевидно, что намерение состоит в том, чтобы стереть с лица земли украинский народ. Хотя некоторые российские эксперты использовали риторику, которая звучит как геноцид (в статье, опубликованной на государственном новостном сайте РИА “Новости”, говорилось, что даже название “Украина” должно быть уничтожено), Путин этого не делал. Его действия больше соответствуют попытке захватить территорию Украины, чем попытке уничтожить ее народ», — считает The Economist.

BBC выпустила материал на эту же тему, опросив экспертов. У них мнения тоже разные. Так, Грегори Стэнтон, глава организации Genocide Watch, говорит, что есть доказательства того, что российская армия на самом деле намеревается частично уничтожить украинскую национальную группу и что она сознательно уничтожает гражданское население. Но другие эксперты считают, что говорить о геноциде рано. Например, профессор Филип Сэндс из Центра международного правосудия и трибуналов UCL, говорит, что для того, чтобы доказать геноцид по международному праву, обвинитель должен установить намерение уничтожить группу полностью или частично. Такое намерение может быть установлено прямыми доказательствами, когда преступники сами говорят, что убивают людей, чтобы уничтожить группу. Но профессор Сэндс считает, что в случае с Украиной это вряд ли так.

Facial recognition и другие технологии — в помощь Украине

Неожиданно для многих в нынешней войне зазвучало название платформы Clearview AI, которая разработала софт для распознавания лиц и идентификации людей по фото. До войны ее имя ассоциировалось со слежкой в соцсетях и «цифровым концлагерем». Теперь оказалось, что она передала свои технологии Украине, и Украина их успешно применяет для опознания как своих погибших граждан, так и российских солдат — и мертвых, и живых, рассказала BBC.

Также украинские правоохранительные органы тщательно изучают видеозаписи, найденные в смартфонах погибших российских солдат или сделанные с помощью дронов, чтобы использовать их для преследования преступников – об этом пишет WSJ.

Кстати, о преследовании. Будет ли Украина преследовать российских военных преступников после войны, как это делал Израиль, в том числе на территории других стран? Таким вопросом задался редактор Jewish Chronicle Джейк Уоллес Саймонс в своей колонке в The Spectator. В статье рассказывается, как Моссад охотился за Адольфом Эйхманом, оберштурмбаннфюрером СС, ответственным за организацию геноцида евреев, или за исполнителями «олимпийского» теракта в Мюнхене в 1972 году. «Будет ли Украина делать то же самое? Я бы делал, если бы мог», — пишет Саймонс.

О войне

Всю прошедшую неделю мир жил в ожидании нового наступления российских войск на востоке Украины. По состоянию на 15 апреля масштабного наступления нет, хотя есть свидетельства о соответствующих передвижениях российских войск и даже о том, что, судя по всему, они намерены взять в кольцо большую группу украинских сил.

В середине недели тема войны в Украине вообще ушла с первых полос некоторых изданий — но вернулась в четверг, когда пришли сообщения о гибели крейсера «Москва». Фотографии флагмана российского флота и сегодня на первых страницах западных изданий.

Крейсер «Москва»

Хороший и не очень длинный эксплейнер о «Москве» выпустила британская газета The Telegraph. Что это был за корабль, какова была его огневая мощь, на что он был способен, когда и где построен (кстати, в украинском Николаеве — вот уж этот непростой распад СССР), какие ракеты на нем были размещены и так далее — вплоть до объяснения устройства противокорабельной ракеты «Нептун», которая, как говорят украинцы, и отправила его на дно. Автор текста не забыл и о том, что именно этот корабль в начале войны был послан «на х**» пограничниками с острова Змеиный. «Исполнилось ли желание пограничников, пока не ясно», — закончил он свою статью, которая вышла до того, как Минобороны России подтвердило гибель «Москвы».

Ракетный крейсер «Москва». Фото: Happy_seeker / Legion-Media

В той же The Telegraph вышел материал о том, как гибель корабля меняет ситуацию на побережье: «’’Москва” обеспечивала воздушное прикрытие других кораблей во время их операций, в том числе обстрелов побережья и маневров морского десанта.

Без “Москвы” флоту не хватает кораблей с сопоставимым комплексом противовоздушной обороны, и поэтому проведение подобных операций будет более рискованным. Хотя у России есть сопоставимые корабли, в том числе два крейсера класса “Слава” в Восточном Средиземноморье, она не может заменить “Москву” из-за того, что Турция на время конфликта закрыла доступ к проливам воюющим кораблям», — пишет эксперт.

Секрет успеха украинской армии

Как получилось, что украинская армия успешно противостоит российской, а та, наоборот, воюет так себе? Ведь обе армии растут из одних и тех же советских кирзовых сапог? Ответ на эти вопросы на этой неделе пыталась дать The Wall Street Journal.

Одна из причин того, что украинская армия смогла удивить мир и Россию своей тактической быстротой и эффективностью, — не широко известная, но многолетняя подготовка армии Украины, которой способствовали силы НАТО, считает репортер The Wall Street Journal Даниел Майклс. Помощь Запада в обучении украинцев не была тайной, однако ее не афишировали, чтобы не создавать дипломатических проблем. Так или иначе, не менее 10 000 военнослужащих армии Украины приняли участие в обучении методам ведение городской войны, полевой тактике, обращению с новейшим вооружением и полевой медицине с участием инструкторов и войск Канады, Великобритании, Румынии и США. Это позволило трансформировать украинскую армию и перейти от жесткой командной структуры советского образца к западным стандартам, где солдат учат думать на ходу, считает Майклс. Фронтовой опыт солдат Украины, уже восемь лет ведущих войну на востоке страны, помог в обучении, и сейчас военнослужащие Киева — одни из самых опытных в Европе. Более того, этот опыт, отмечает автор, помог инструкторам НАТО получить ценные практические знания о том, как воевать с Россией.

Состояние российской армии

В российской армии все намного хуже. Она переживает острую нехватку кадров, она оказалась недостаточно подготовленной, есть случаи дезертирства, моральный дух в рядах бойцов низкий. Россия уже развернула в Украине 75% своих войск (и это были наиболее боеспособные подразделения), и сейчас на нанесение второго удара сил уже не хватает. Такую картину описывает, например, в The Spectator Филипс О’Брайен, профессор стратегических исследований Университета Сент-Эндрюс.

«Двойку» российским войскам ставит и Дэвид Петреус, бывший директор американского ЦРУ, в интервью историку Нилу Фергюсону, которое выйдет в завтрашнем номере The Spectator (но на сайте уже опубликовано). Петреус перечисляет провалы: российское управление, связь, гибель генералов, «советские» виды вооружений. Однако война, по его мнению, не окончена, и у Путина есть еще пространства для маневра. Интервью стоит прочитать целиком — там дается реалистичный прогноз о наступлении на Донбасс и действиях США в случае ядерного удара, о возможных способах усадить российского президента за стол переговоров и по том, ждет ли мир после войны в Украине новая холодная война.

Ху из мистер Дворников?

Назначение нового начальника российской «спецоперации» не прошло мимо западных СМИ. В The Guardian в один день, 10 апреля, вышло о сразу две статьи генерале армии Александре Дворникове: в первой — мнение о нем американской разведки (Дворников — брутальный мясник и не будет жалеть ни своих, ни чужих). Во второй — чуть более подробно о его «подвигах» в Сирии, где под началом Дворникова российские военные совершали массовые правонарушения в отношении гражданских лиц.

О деньгах

Украинский «план Маршалла»

На этой неделе в СМИ широко обсуждали «украинский план Маршалла» — проект послевоенной помощи Украине, которую должна будет оказывать, в первую очередь, Европа. Например, обозреватель The Financial Times Мартин Сандбу пишет, что после Второй мировой войны Америка помогла восстановиться Европе. Теперь Европа должна «pay it forward». И ждать окончания войны, по его мнению, не стоит, начинать работу нужно уже сегодня.

Тем более что черновик «европейского плана Маршалла» для Украины уже написан и опубликован Центром политэкономических исследований. Его авторы (среди которых есть и российские, и украинские экономисты — Сергей Гуриев, Юрий Городниченко, Тимофей Милованов) оценивают послевоенную помощь Украине в €200-250 млрд, и эти средства ей должен будет предоставить Евросоюз.

Европа должна рассматривать эту поддержку не как расходы, а как инвестиции — ведь в итоге они пойдут на пользу европейским компаниям, которые будут участвовать в реконструкции Украины. В 1940-1950-е «план Маршалла» помог западной Европе не попасть под сапог Сталина. Теперь очередь Европы спасти Украину от влияния Путина, полагает автор.

Западные компании страдают от санкций

Крупные мировые компании подсчитывают многомиллиардные убытки после сворачивания деятельности в России, пишет The Wall Street Journal. Точные цифры станут известны в ближайшие недели, когда компании представят свежие данные о своих доходах после начала войны.

По данным исследователей из Йельского университета, о выходе или сокращении операций в России заявили более 600 западных компаний. Убытки, связанные с этим решением, объясняются не столько сокращением операционных доходов, сколько ожидаемым частичным или полным списанием активов, начиная от нефтяных скважин и заканчивая автомобильными заводами и потребительскими кредитами. По данным аналитиков, каждая пятая компания из списка крупнейших компаний S&P 500 имела в 2021 году «дочку» в России.

Бывший замглавы «Аэрофлота» призвал бизнес саботировать войну

Российский предприниматель Андрей Панов, бывший замглавы «Аэрофлота», на страницах The Financial Times призвал коллег в России саботировать войну всеми возможными способами:

Российские ракеты и бомбы разрушают украинские города, погибли тысячи невинных людей, миллионы покинули свои дома. Масштабы человеческих страданий и размах зверств сами по себе являются очевидными причинами для немедленного прекращения войны. Тем не менее, российские компании продолжают вести бизнес как обычно. «Да, санкции — это плохо; да, талантливые сотрудники бегут; да, инфляция съедает с трудом заработанные прибыли, но что я могу сделать? – стонет один высокопоставленный российский руководитель. – Я ничего не могу изменить».

Я хочу сказать каждому коллеге — тем, с кем я работал, строил проекты или договаривался о сделках, каждому высокопоставленному российскому бизнесмену: я знаю, почему вы боитесь выступать против войны. Я был таким же, когда был в Москве. Я знаю, что невозможно быть топ-менеджером и выступать против политического режима, и я не призываю вас становиться мучениками или политзаключенными. Но вы можете уйти на пенсию, вы можете уволиться, и даже если ни то, ни другое невозможно, вы все равно можете кое-что сделать. Вы можете саботировать военные действия, откладывая или игнорируя каждую сделку или контракт, которые поддерживают военное вторжение или российскую пропаганду. Вы можете просветить своих подчиненных и дать им понять, что вы против войны. Можно игнорировать Z-парады и отказываться посылать своих сотрудников для участия в них, а можно громко кричать об экономической катастрофе, которая нарастает с каждой новой неделей конфликта.

Главный банкир России

В The Wall Street Journal вышел большой текст про главу российского ЦБ Эльвиру Набиуллину: что это за гениальный управленец, как у нее получается даже сейчас держать кредитно-финансовую систему России на плаву? И почему она до сих пор не ушла из команды Путина — ведь она-то не может не понимать, что происходит?

«Среди людей, знающих ее близко, Набиуллина считается честным и неподкупным человеком. Однако она умеет приспособиться к любой обстановке: образование она получила еще при социализме (ее однокурсники говорят, что она лучше всех помнила цитаты из Маркса), поддерживала тесные связи с Западом и развивала рыночную экономику в течение всей своей карьеры, а теперь направила усилия на ограничения внешней торговли. С Путиным она работает уже двадцать лет, завоевав его доверие отсутствием политических амбиций, и не ушла от него ни в 2000-х, ни 2010-х годах, в отличие от многих других членов экономического крыла его команды», — пишет WSJ.

О России и русских

Почему русские верят пропаганде

The Spectator выпустил большое эссе Оуэна Мэтьюса о русских и, в частности, о том, почему они, несмотря ни на что, продолжают думать, что все вокруг негодяи и хотят им зла, а Россия великая и безгрешная.

«Почему так много россиян верят чудовищной пропаганде кремлевской медиа-машины? Не потому, что они особенно глупые или доверчивые люди. Не потому, что у них нет доступа к альтернативной информации (она, несмотря на запреты, доступна через бесплатные VPN или защищенные приложения вроде Telegram). Да, Кремль систематически вводит их в заблуждение. Но это работает, потому что многие русские счастливы быть введенными в заблуждение. К сожалению, большая часть населения активно участвует в собственных заблуждениях. Они хотят верить, что их страна великая и правильная, а кто говорит иначе, тот враг и предатель», — пишет он.

Спираль ненависти продолжает сжиматься

Другая интересная статья о состоянии умов в России вышла в The Telegraph. Ее автор, Джейд МакГлинн, исследователь фонда Monterey Initiative in Russian Studies, изучает российские СМИ и их воздействие на настроения в стране. И у нее для нас тревожные новости: после начала войны российские госСМИ стали сильно повышать градус ненависти в обществе.

Спираль ненависти в России сегодня закручивается все сильнее, а значит, надежд на мир все меньше, пишет МакГлинн. Накрученные пропагандой и ложью массы требуют войны, и на этом фоне любые попытки примирения будут восприниматься как слабость. Автор вспоминает, что в 2014 году воронка агрессивной истерии закрутилась настолько быстро, что СМИ пришлось сменить тон и попытаться представить Путина спасителем России. Сейчас заменить образ кровавого диктатора на отца нации будет сложнее, пишет она.

Мат как оружие (украинцев)

А в The Guardian вышла интересная статья о русском языке. Вернее, о русском (и украинском) мате. Ее автор, британский славист Джейми Ранн, анализирует два принципиально разных подхода к нецензурной лексике — украинский и российский. Если современный язык официальной России полон эвфемизмов и воздерживается от грубой ругани, то в Украине, наоборот, нецензурная брань стала чуть ли не нормой официальной речи. И эта разница, по мнению автора, о чем-то говорит.

О Европе

Великобритания

Как бы мы ни относились к Брекзиту до 2022 года, но в свете нынешней войны и трусливой и осторожной реакции на нее в Европе мы начинаем больше понимать «брекзитеров». Читайте об этом колонку известного журналиста и «бывшего убежденного сторонника ЕС» Стэнли Джонсона в The Telegraph.

Борис — родной сын Стэнли Джонсона — в свою очередь символически возглавил ту часть Европы, которая призывает к более решительной поддержке Украины. Как только Киев оказался разблокирован, он первым из европейских лидеров приехал туда с визитом, даже опередив традиционных пионеров евроинтеграции — лидеров Польши и стран Балтии. The Guardian рассказывает, в какой строжайшей тайне готовился визит Бориса Джонсона в Киев.

У него, как мы знаем, назревают неприятности дома. Политические оппоненты желают воспользоваться «патигейтом», чтобы его сместить. Но похоже, что война в Украине, в которой он ведет себя вполне достойно, спишет этот его не смертельный (чего уж) грех. Газетные обозреватели про это тоже писали.

Швеция и Финляндия

Владимир Путин в этом году так успешно противостоит расширению НАТО, что в альянс в срочном порядке засобиралась даже Финляндия, а следом за ней и Швеция. Эти две страны всю холодную войну придерживались нейтралитета в вопросах военных блоков, но 2022 год изменил все. Почитать об этом можно, например, в The Guardian.

Франция

ЕС и НАТО изрядно нервничают, глядя на то, как Франция выбирает президента: от этих выборов, второй тур которых пройдет 24 апреля, зависит единство Европы. Если победу одержит привычный всем Макрон, то еще ничего, но если вдруг президентом станет национал-популистка Марин Ле Пен, это может существенно ослабить европейское единство — на что и надеется Путин. Газета The Washington Post уже назвала нынешние выборы во Франции «вторым фронтом путинизма».

Польша

Нет в ЕС другой такой страны, которую война в Украине изменила больше, чем Польшу. Эта страна уже приняла миллионы беженцев, показав, какой народ для Украины по-настоящему братский. И это особенно удивительно, если вспомнить, что еще совсем недавно Польша была завзятым ксенофобом и строила свою идентичность на сопротивлении мигрантам. Что происходит? Об этом рассказывает легендарный польский интеллектуал, журналист Адам Михник в интервью The New Yorker.

А мэр Варшавы Рафал Тшасковский в The Economist рассказывает, как столица Польши справляется с небывалым притоком людей. За полтора месяца число жителей Варшавы выросло на 17%, и местным властям, бизнесу и благотворительным организациям приходится крутиться, чтобы обеспечить им всем жилье, доступ в больницы, школы, детские сады. Варшаве трудно, но она справляется, и мэр уже даже рассуждает о том, как она еще и будет помогать восстанавливать украинские города.

О мире

На этой неделе вновь звучали напоминания о том, что Запад, говоря о том, как весь мир поддерживает Украину, имеет в виду в основном самого себя. На деле мир не един: крупнейшая (по населению) демократия планеты — Индия — по-прежнему не осудила действия России и даже прикупила у нее нефти. Почесывает затылок и Китай, которому все происходящее не нравится, но не настолько, чтобы осадить «безграничного» друга. Во многих странах люди все чаще отзываются на популистскую риторику о том, что Запад — зазнавшийся гордец, которому давно пора было дать понять, что он планете не начальник. А наиболее глупые товарищи даже радуются, что наконец-то это сделала Россия. Читайте об этом в Wall Street Journal и в The Economist.

Отдельно отметим колонку в Financial Times, в которой ее автор Джанан Ганеш раскритиковал все популярные сегодня историософские концепции от Хантингтона до Фукуямы. «Ни одна современная теория, объясняющая взаимодействие народов и культур, не в состоянии обосновать нынешние события в Украине, — пишет он. — Ни “конец истории”, ни “столкновение цивилизаций”, ни “политический реализм” не объясняют того, что происходит».

Больше интересных статей о русских в Лондоне – в нашем Телеграм-канале

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: