Полезно

Эксперимент с отказом от самого дорогого. Часть вторая. Алкоголь

Редакция Russian Gap тестирует свою силу воли и рассказывает, без каких привычных вещей мы пытались выжить в течение месяца.  Текст был опубликован в летнем номере журнала Russian Gap.   В наш цикл откровений мы включили кофе, алкоголь и объединили мучное с сахаром. Публикуем часть про тридцать дней без алкоголя.

Честно говоря, я и раньше подумывала отказаться от алкоголя, но мой радикальный характер обычно сводил все к тому, чтобы “отказаться вообще”, “не пить год” и так далее. А тут все оказалось кстати: и срок вменяемый, и академическая нагрузка, и защита от “соскочить” в виде  ответственности перед журналом.

Когда я рассказала о своей трезвеннической миссии мужу, он рассмеялся, заявив, что в моем случае эксперимент будет так себе, потому что пью я — тоже так себе. То есть мало. По британским стандартам Криса, моих светских дринков было недостаточно, чтобы говорить, что я от чего-то отказалась. То ли дело он — не пропускающий ни одной случайной пинты. В общем,  для чистоты эксперимента мы стартовали вдвоем.

Начало месяца трезвости выпало на вторник, поэтому первые несколько дней прошли без тени алкогольной угрозы. У нас нет привычки пропускать бокал вина перед ужином, обычно мы оставляем все на выходные, ну а если же приспичит, среди недели заходим в паб рядом с домом. Для последних случаев у меня, кстати, существовала идеальная, выверенная формула — snandy: полпинты пива и полпинты лимонада.

win6В пятницу, в конце рабочей недели, мы с Крисом еще были идейно вдохновлены. Поймали себя на мысли, что ноги сами несут в паб, а потом долго обсуждали рефлекторность употребления алкоголя:

“Ну нам же это не надо, привычка просто. И даже не наша — навязанная”. И так далее. Не то, что нам вдруг оказалось нечем заняться, нет, однако элемент некой растерянности присутствовал — куда бы пойти, чтобы не встретиться с алкоголем. В итоге, даже если ты идешь на выставку, обходя все пабы, то алкоголь тебя встретит сам в лице подвыпивших горожан на улицах, в метро и на тех же выставках. В пятницу вся страна действительно много пьет.

Тем не менее, вечер мы провели очень даже здорово. Вкусно поужинали, вложив сэкономленное на алкогольных напитках в дополнительные закуски. Дома посмотрели какое-то незапоминающееся кино. В выходные решили отказаться от вечеринки и здорово провели два дня: много гуляли, неспешно переделали тысячу домашних дел, готовили еду, играли в настольный теннис, а в довершение, движимые, вероятно, детоксом, посмотрели пару документальных фильмов Дэвида Аттенборо. Заметили, что, по ощущениям, выходные длились в два раза дольше.

Понедельник начался отлично. И я, и в особенности Крис, который работает по классическому “nine-to-five working day”, чувствовали себя грандиозно. Обычно после бурного алкогольного уикенда понедельники начинались так, будто ты вообще не отдыхал. Всю неделю мы провели, легко воздерживаясь от алкоголя. Причем мы нарочно заходили в пабы среди недели, из любопытства. Интересно было почувствовать, каково это — провести вечер за стаканом клюквенного сока, пока другие пьют что покрепче. Эта часть Крису особенно понравилась. Он заметил, что для него —  это прямо вызов. Сначала, признался он, было сложно отказываться от напитков с коллегами и друзьями, но потом он стал относиться к этому с азартом — как к маленьким достижениям. На самом деле, стратегия, и правда,  довольно удачная — нахваливаешь себя за стойкость и выдержку, аж гордость берет! Конечно, вопросы от друзей, почему мы не пьем, поступали. Причем стандартные: “У вас проблемы с алкоголем?”, “Даша беременна?” Это немного надоедало.

В третью неделю мы вступили на продолжающемся энтузиазме от осознания собственной силы воли и позитивных эффектов трезвенничества. Однако к среде мотивация стала снижаться — не помогало даже чувство превосходства над пьющими друзьями. Идейной стороной безалкогольного эксперимента мы пресытились. Между тем, Крис отметил, что у него гораздо больше энергии, качество сна стало заметно лучше, настроение тоже, но ему не хватает именно социальной составляющей алкоголя: неформальных встреч с коллегами после работы, small talks, перерастающих в новые знакомства, и пива, как лучшего социального клея для болельщиков в пабе.

Я на этом этапе тоже довольно легко справлялась с отсутствием этанола в моей жизни, и сложность вызывала именно ритуальность, присущая выпивке, — то есть привычка употреблять алкоголь в определенных ситуациях: например, в пабе после работы, где можно обмолвиться словом-другим с друзьями. Поэтому нам пришлось искать себе еще и альтернативное занятие. Так мы стали устраивать ужины-пикники в парках. Главное, поняли мы, — перестроить элементы своего образа жизни, связанные с алкоголем, и обязательно найти им замену. Иначе становится скучно — сознание бьется в поисках эндорфинов, хватается за привычный алкогольный рычаг, а он не работает.

win7Крису эксперимент начал нравиться, он преодолел переломный барьер и стал буквально излучать мотивацию, считая трезвенничество личным достижением. Он также увеличил нагрузки в спортзале, записался на уроки гитары в качестве альтернативы алкогольным посиделкам и был очень рад своей продуктивности. Я же на этом этапе стала плохо справляться, мне начало далось легко, а потом стало трудно.

С одной стороны, алкоголь стал привлекать больше, потому что нельзя, во-вторых, раздражало то, что в моей жизни появилось правило, еще и спорное — с установленными сроками. Я чувствовала себя, как на карантине. Потом, думала я, это довольно лицемерно — не пить месяц, а потом начать опять. Как будто ты набираешься сил и здоровья, чтобы снова потом их угробить. На меня также свалился очень серьезный проект, который забирал много времени и совершенно эмоционально истощал.

В конце дня уровень стресса достигал такого уровня, что я была готова пить прямо из бутылки. Чтобы продержаться, я запаслась отличной солью мертвого моря и стала расслабляться в горячей ванне. Кстати, на упаковке говорилось, что если совсем все плохо, высыпайте все сразу.

К окончанию эксперимента наша жизнь уже обросла альтернативными алкоголю занятиями, она стала разнообразнее. И даже риск при отказе от выпивки превратиться в двух интровертов со смузи удалось минимизировать. Мы прочитали про “buzz stealing” и стали ходить в пабы даже активнее — пробовать все на деле. Смысл в том, что ты технически остаешься трезвым, но находясь в компании подвыпивших людей, как бы перенимаешь их ощущение эйфории. Это действительно работает — настроение поднимается. И похмелья наутро нет. Не знаю только, насколько это этично по отношению к выпивающим. Я заметила, что когда ты не пьешь в узкой компании, например, встретившись с тремя близкими подругами, то тебя начинают воспринимать с некоторой опаской. Мол, мы вот сейчас выпьем, начнем откровенничать, а она трезвая же — считай, шпион. Крис тоже заметил легкое давление в компании, призывающей его “быть на одной волне”.

В последний день эксперимента мы пошли выпить, наконец, по пинте. Причем Крис сказал, что даже не чувствовал потребности — было, скорее, любопытно, каким будет опьянение после месячного перерыва. Мой переломный момент тоже прошел, и без алкоголя я чувствовала себя отлично — как, кстати, и мой кошелек.

Некоторые английские сайты позволяют посчитать, во сколько здесь обходится выпивка. Например, из расчета 5 пинт, 2 бокала вина и 2 шота в неделю — выходит 130 фунтов (и 9255 килокалорий!) в месяц, по самым скромным подсчетам. Так что на двоих 400 фунтов мы за месяц трезвости сэкономили.

В целом, эксперимент признали удачным. Попробовать не пить месяц нужно хотя бы для того, чтобы увидеть, что именно отнимает у тебя алкоголь. Как сказал Крис, теперь он совершенно точно будет пить меньше, плюс, планирует время от времени повторять эксперимент, а в конечном итоге, возможно, даже сократить употребление алкоголя до бокала вина или бутылочки любимого эля в неделю. Я же задумалась о том, чтобы каждый раз, когда я иду в паб и не выпиваю, складывать деньги в отдельный кошелек и в конце месяца отдавать часть этих денег на благотворительность или делать для себя маленькие поощрения. В общем, cheers!