За кого будем голосовать? Блог Джерри Миллера

30 марта, после визита к королеве в Букингемский дворец, британский премьер-министр Дэвид Камерон объявил о роспуске парламента и назначил проведение всеобщих выборов на 7 мая. Больше месяца у страны нет парламента, депутаты нижней палаты Общин сдали свои мандаты и пропуска в Вестминстерский дворец (официальное название здания парламента с до боли знакомой Часовой башней королевы Елизаветы, она же Биг-Бен), а лорды верхней палаты, которых назначают (хотя осталось еще около ста наследственных), просто отправились на отдых. Надо, правда, добавить, что роспуск парламента не означает роспуск правительства. Камерон и его команда продолжают вершить дела государства уже без депутатских мандатов.  Новый послевыборный парламент по плану должен начать работу 18 мая, а на 27 мая намечено торжественное открытие парламентской сессии. В этот день королева зачитает перед морем лордов в красных мантиях и толпой депутатов, уходящей далеко в коридор, планы правительства на предстоящий год.

Так будет, если все пойдет по плану. Только план вряд ли сработает. В Палате общин 650 депутатских мест по числу избирательных округов страны. Чтобы партия победила на выборах и могла сформировать правительство, ей нужно заполучить минимум половину мест, то есть 325, иначе остальные партии, прошедшие в парламент, могут заблокировать любое решение правительства. В ситуации “правительства меньшинства” политическая система работать не может.

На предыдущих выборах 2010 года старший партнер по сегодняшней коалиции Консервативная партия (историческое название “Тори”, что в переводе с ирландского диалекта означает “бандит с большой дороги”!) с Дэвидом Камероном в роли председателя, заручилась лишь 303-мя местами, поэтому ей пришлось создавать коалицию с третьей по полярности Либеральной партией (в прошлом “Виги” – “парики”), возглавляемой Ником Клеггом. Вторая по результатам выборов партия – Лейбористская (“партия труда” в переводе) с 258-ми местами и, позднее, с Эдом Миллибандом во главе оказалась в положении “оппозиции Её величества”. На предстоящих выборах, согласно опросам общественного мнения, консерваторы опять, видимо, наберут большинство голосов. Их правление было успешным, страна вышла из рецессии, безработица резко снизилась, а Дэвид Камерон оказался прекрасным менеджером – а что же еще можно требовать от руководителя страны? (Это мой камушек в российский огород).

Но проблема теперь в том, что третья в раскладе политических сил партия – Либеральная – скатилась на четвертое место, её стремительно обошла UKIP (“Партия независимости Соединенного королевства”) во главе с Найджелом Фараджем. Юкиповцы называют себя патриотами, добиваются выхода ЮКей из Евросоюза и намерены решительно бороться с иммиграцией. И теперь коалиция консерваторов с либералами вряд ли получит большинство депутатских мест. Так что для формирования правительства придется создавать более широкую коалицию из трех, а то и четырех партий, включая маргиналов “зеленых”, Шотландскую национальную партию со скандалисткой Николой Стержен во главе и других. Политические комментаторы затаив дыхание ждут результатов предстоящих выборов. Процесс формирования нового правительства может занять до полугода, а значит, у страны еще несколько месяцев не будет действующего парламента, и Елизавете II не придется в мае ехать на золоченой карете его торжественно открывать.

Теперь немного о моих личных избирательных затруднениях. Мне очень хочется выполнить свой гражданский долг и посетить 7 мая избирательный участок. Из вышесказанного понятно, что я хотел бы, чтобы у власти оставались консерваторы. Но в моем избирательном округе Харингей на севере Лондона они не имеют ни единого шанса на успех. Поэтому, хотя это смешно, председатель местной партийной ячейки тори разослал всем избирателям письма с просьбой голосовать за либерального кандидата Лин Фэзерстоун. То есть, если я хочу, чтобы у власти остались консерваторы, я должен голосовать за их потенциальных, но совсем не обязательно  союзников! Это называется “тактическим” голосованием. Лин Фэзерстоун я лично знаю, она уже не один год представляет меня в парламенте. По мне, она женщина не очень далекая, но очень деловая. Лин на посту депутата в основном продвигает интересы сексуальных меньшинств, и борется за то, чтобы у африканских девочек не вырезали органы любви.

Кандидат UKIP  в нашем округе – черный парень с Карибских островов, Клайв Моррисон, который обещает, что если его выберут, он будет защищать интересы афро-карибцев. Я пока не афро-карибец, хотя мои интересы надо защищать. Кроме того, афро-карибцев у нас никто не обижает. Учитывая, каковы планы партии UKIP, непонятно, чего ожидать от этого кандидата – наверное, высылки всех белых восточноевропейцев восвояси.

Консервативную партию у нас представляет Рахуджа Сухаил, видимо, выходец из Пакистана. Но консерваторы, как я писал ранее, у нас в Харингее никаких шансов на успех не имеют.

За лейбористов я голосовать не собираюсь, независимо от харизмы их кандидатов. Когда лейбористы у власти, они повышают налоги, разводят ненужную бюрократию, давят малый бизнес.  Есть у нас на севере Лондона кандидат от Партии простолюдинов (Hoi Polloi Party), однако у меня создалось впечатление, что кроме него в эту партию никто не входит. Он обратился к избирателям с призывом создавать собственные партии. И фамилия у него подозрительная, у этого Джефа Моузли, – напомним, что Освалд Моузли был лидером британских фашистов перед Второй мировой войной.

Есть у нас также кандидаты от Рабочей революционной партии и Народно-христианского альянса, но сомневаюсь, что они получат мандаты. Мне остается печально вздохнуть и отдать голос за нелюбимую Лин Фэзерстоун. Тем более она мне как-то призналась, что у нее предки были из России. Так же как и у её босса Ника Клегга – у того бабушка была белоэмигранткой. Хоть что-то родное.

06 мая 2015

Нашли ошибку? Выделите ее и нажмите CTRL + ENTER

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: