Досуг

Михаил Резникович – об украинском театре в Лондоне

В середине сентября St.James Theatre на 11 дней станет «жовто-блакитным» и примет в своих стенах лондонские дни украинской культуры. В программе мероприятий: кинопоказы, фотовыставка – и гастроли киевского национального академического театра русской драмы имени Леси Украинки.

О постановках Чехова, Тургенева и Леси Украинки, которые будут представлены на лондонской сцене, в частности – и о современном театре в целом Анна Просветова поговорила с руководителем театра Михаилом Резниковичем.

– Михаил Юрьевич, ваш театр много гастролирует, но это первые постановки в Англии. Расскажите, как у вас появилась идея посетить Лондон.
– Действительно, мы были в Германии, Австрии, Польше, Турции, Израиле и даже Китае. Но Лондон – одна из крупнейших театральных столиц мира, и нам давно хотелось сыграть свои спектакли здесь, ощутить накал и эмоциональное настроение британского зрителя. Этот интерес был поддержан приглашением от театра St.James, которое мы с удовольствием приняли, хотя для нас это достаточно серьезная поездка: наш театр в Лондоне будет представлять группа из 90 человек.

– Что вы представите на суд английской публики?
– Мы привозим четыре спектакля, два из которых поставлены по Чехову. Первый – «Насмешливое мое счастье». Эта пьеса основана на 25-летней переписке Антона Чехова с Ольгой Книппер-Чеховой и Ликой Мизиновой. На сегодняшний день мы единственный театр в постсоветском пространстве, играющий эту пьесу. Мы поставили ее одновременно с Театром имени Вахтангова в 1966 году, но там спектакль с Юрием Яковлевым в главной роли шел всего четыре года, а в нашем театре идет до сих пор. Мы играли его 18 лет, потом восстановили после небольшого перерыва и вот уже 14 лет подряд постановка пользуется неизменным успехом у зрителей. Лично для меня письма Антона Павловича стали своеобразным нравственным ориентиром. В этой пьесе много мыслей автора о жизни, об искусстве, о взаимоотношениях мужчины и женщины. Эту удивительную пьесу зритель и сегодня встречает горячо. Главную роль в этой постановке играет Вячеслав Езепов, актер московского Малого театра. Впервые он сыграл Чехова в день премьеры – почти 50 лет назад – и до сих пор каждый месяц приезжает в Киев для участия в этой постановке.

Второй спектакль мы назвали «Мелочи жизни». Он был создан на основе коротких рассказов Чехова – очень разных по своей природе – от юмористических до трагичных. Эта постановка появилась как результат самостоятельных работ актеров, которые впоследствии мы с режиссёром и актером Кириллом Кашликовым собрали в единый спектакль. Он любим зрителем за обилие юмора, драмы и чеховских цитат, которые комментируют происходящее. Например, Чехов говорит, что «актеры на целых семьдесят пять лет отстали в развитии от русского общества».

Третья постановка, которая будет открывать наши гастроли в Лондоне – «Нахлебник» по пьесе Ивана Сергеевича Тургенева. Мы поставили ее впервые в Украине. Я лично очень люблю Тургенева и ставил его пьесы и в Новосибирске, и в БДТ Товстоногова. Пьеса была написана 30-летним Тургеневым в 1848 году и отличается от, я бы сказал, пастельного и романтического Ивана Сергеевича, которого мы знаем. Это почти трагифарс, история о том, как изощрённо богатые люди могут издеваться над бедными. Мне кажется, сегодня она очень современна. Спектакль уже шел в Лондоне, на английском языке, в 2013 году в театре The Old Vic. В Киеве же постановка идет с большим успехом, и мы будем рады представить её английской публике.

Четвертая работа – совершенно новая постановка для лондонцев, поэтому нам доставляет особое удовольствие её показать: «Дон Жуан», по пьесе выдающейся украинской поэтессы Леси Украинки. Пьеса написана в 1912 году, за год до того, как автор ушла из жизни. Это еще одна легенда о Дон Жуане, после Мольера и Пушкина, но мне кажется, она более остросоциальна и очень близка к современности. Кроме любовного конфликта между мужчиной и женщиной, между Дон Жуаном и Донной Анной, существует проблема выбора жизненного пути, и если главное кредо Дон Жуана: «Лишь тот свободен в мире, кого отвергло общество», то главное кредо Донны Анны: «Без власти нет свободы». Здесь сталкиваются эти два понятия, и в результате у Леси Украинки побеждает женщина. Кроме того, в спектакле есть еще и оригинальный образ Долорес, девушки, которая самоотверженно и безответно любит Дон Жуана. Во многом этот образ автобиографичен.

В нашем театре «Дон Жуан» Леси Украинки идет уже 12 лет; надеюсь, для Лондона этот драматург станет открытием. Великий украинский писатель Иван Франко называл ее единственным настоящим мужчиной в украинской литературе.

– Английские драматурги и режиссёры постоянно возвращаются к произведениям русских классиков, таких как Чехов и Тургенев. Как вы думаете, в чем причина такого интереса?
– С моей точки зрения в мировом театре Чехов – это главная театральная фигура ХХ века. Как Ньютон открыл объективные законы в науке, так и Чехов открыл нам самим реально существующие законы души человека ХХ века, когда внутренняя жизнь гораздо острее, богаче и парадоксальнее ее внешнего выражения; когда юмор закрывает боль, ирония скрывает отчаяние. Когда человек, чтобы скрыть трагизм собственной жизни, все то, что его волнует, начинает подсмеиваться над самим собой. Чехов это увидел, ощутил и выразил. По сути, Чехов подарил нам самих себя. Он наше зеркало, нужно только уметь в него всмотреться, а это бывает не так просто. Все это очень ярко проявляется в его письмах и записных книжках, и поэтому я так люблю «Насмешливое мое счастье».

Парадокс мысли, парадокс поведения – одно из главных орудий Чехова.

В Чехове скрыта еще одна огромная вещь – беззащитность современного человека перед ужасом жизни, которую он мужественно скрывает. Есть замечательная фраза Антона Павловича: «Люди пьют чай, а в это время разбиваются их сердца». Он рассматривает поведение человека в конкретной, острой ситуации, пытаясь вскрыть реальные мотивы этого поведения. Кстати, пьеса Бернарда Шоу «Дом, где разбиваются сердца» – это его фантазия на тему чеховских исканий.

В Тургеневе же меня привлекает его огромное, выявленное в характере героев стремление к человеческой гармонии. Я думаю он – один из самых гармоничных русских писателей. Подспудно мы все стремимся к гармонии, не только в личных, но и в общественных отношениях. Стремление это огромно, но как его осуществить? Герои Тургенева – это пример удивительной самоотверженности, бескорыстия. Вспомните, например, тургеневских девушек, Рудина, Лаврецкого. Тургенев для Европы открыл не только щедрость и величие русской души, но и Пушкина, а с ним и весь пласт великой русской литературы.

20150826_reznikovich_01

– Четыре спектакля – только часть большего проекта. Какие еще мероприятия планируется провести параллельно с театральными постановками?
– Да, наши гастроли – составная часть небольшого фестиваля «Культура Украины сегодня», который также включает в себя открытые показы двух выдающихся украинских фильмов. Это «Тени забытых предков» Сергея Параджанова и «Земля» Александра Довженко, фильм, который входит в десятку самых значимых в мировом кинематографе. Кстати, в спектакле «Насмешливое моё счастье» роль Ольги Книппер-Чеховой играет Лариса Кадочникова, замечательная актриса, которая также сыграла главную роль в фильме «Тени забытых предков». Во время фестиваля мы представим этот фильм и организуем встречу зрителей с актрисой.

Кроме этого мы привозим фотовыставку «Культура Украины сегодня», которая будет открыта в течение всего фестиваля.

– В репертуаре вашего киевского национального академического театра классики гораздо больше, чем современных пьес. Планируются ли постановки молодых авторов?
– У нас недавно шел спектакль «Солдатики» российского автора Владимира Жеребцова. Это была очень интересная постановка, с которой нас приглашали в Вис-Баден на фестиваль современной пьесы. Но в целом молодая драматургия переживает период некоей передышки, поэтому мы обращаемся к классике. При этом у нас идет спектакль об Александре Вертинском, об Эдит Пиаф, совсем недавно мы выпустили постановку о Клавдии Шульженко. Каждый вечер мы работаем параллельно на трех площадках: малые сцены отданы под экспериментальные постановки, а на основной, как правило, представлен классический репертуар.

– Что может повлиять на ваш выбор поставить ту или иную пьесу?
– Прежде всего, пьеса должна быть созвучна времени. Для меня главным вдохновением в работе служит потребность разгадать внутреннюю жизнь человека, его психологию, со всеми изгибами, парадоксами, неожиданными поступками, со всей его тайной жизнью. Думаю, это главное, что движет мною и актерами нашего театра, а также отражает заветы моего учителя Георгия Александровича Товстоногова. Форма спектакля, сценография, движение и ритм спектакля безусловно важны, но главное для меня в этом процессе – человек.

Я дважды ставил спектакли по произведениям Федора Достоевского: сначала «Подростка» в Москве, а затем «Игрока» в Киеве. У Достоевского есть замечательная фраза: «Человек есть тайна. Её нужно разгадать. Я разгадываю эту тайну, и потому остаюсь человеком». Для меня это важный ориентир в выборе будущих постановок. Каждый человек – буря страстей, тайных желаний, инстинктов. Они часто скрыты за словами, за текстом, но их разгадывание и реализация в трехмерном пространстве сцены – для меня самая интригующая задача.

20150826_reznikovich_02

– Михаил Юрьевич, изначально вы поступили на физический факультет, но позднее решили стать театральным режиссером. Что повиляло на ваше решение?
– Это было другое время. Я жил во Львове и театром увлекался еще с начальных классов школы. Но когда настало время выбирать, мои родители настояли на том, чтобы я выбрал более реальную профессию. Мое обучение длилось недолго, после третьего курса я все-таки в тайне от родных забрал аттестат и сбежал в Ленинград, где поступил на режиссёрский курс Георгия Александровича Товстоногова. Но и три года, проведенные на физическом факультете, и те предметы, которые я изучал (прежде всего, курс высшей математики и теоретической механики) мне очень помогают до сих пор. Они систематизируют ум, сознание, помогают собраться и, выражаясь театральным языком, провоцируют на действие.

– Что вы думаете о состоянии современного театра? Почему в век цифровых технологий, кино и телевидения люди продолжают ходить в театр?
– Для гастролей мы старались выбирать те спектакли, в которых классические сюжеты были бы остро созвучны тому, что волнует и задевает нас самих – людей начала 21 века. Мы хотим показать те спектакли, где через классические конфликты и коллизии мы бы узнавали что-то новое друг о друге или о себе, о наших сегодняшних бедах и конфликтах, и мне кажется, пьесы Чехова и Тургенева прекрасно соответствуют этому требованию, и поэтому остаются интересны публике в разных странах. Этот аспект для нас очень важен, причем реакция публики бывает очень разной. Например, сегодняшнему конфликту на Юго-Востоке Украины, на Донбассе, созвучна одна из финальных сцен в чеховском «Насмешливом моем счастье». Там озвучивается завещание Антона Павловича, его обращение к родным, к сестре: «Помогай бедным, береги мать, живите мирно. Антон Чехов».

В последний год каждый раз, когда у нас идет этот спектакль, и актер, исполняющий роль Чехова, говорит: «Живите мирно», – зал взрывается громом аплодисментов. Это такой своеобразный отклик на ту реальность, которая существует сегодня.

– Расскажите о новых постановках национального академического театра. Какие новинки ждут зрителей в сезоне 2015/16?
– Наши новые постановки основаны на том, что нас волнует в данный момент. Я очень люблю пьесы Алексея Николаевича Арбузова, советского драматурга, который раньше был очень популярен в Англии. Когда-то на трех сценах Национального театра в Лондоне одновременно шли постановки по его пьесам: «Вечерний свет», «Старомодная комедия» и «Мой бедный Марат». Я был знаком с ним лично и поставил несколько спектаклей по его пьесам. Сейчас мы работаем над спектаклем по пьесе Арбузова «В этом милом старом доме». Это пьеса о любви, в ней нет социальных конфликтов, негативных персонажей, но в то же время любовь и все, что с ней связано, – это всегда внутренний конфликт. Поэтому это достаточно трудная постановка и требует очень мощной душевной отдачи.

Кроме этого мы начали работу над одной из лучших, по-моему, пьес Артура Миллера «Вид с моста». Я считаю, что вместе со «Смертью коммивояжера» это две самые серьезные и глубокие его пьесы. Эта постановка возвращает нас к теме бремени страстей человеческих, таких разных и яростных. Спектакль ставит Кирилл Кашликов. Мы также заканчиваем работу над постановкой пьесы Ибсена «Нора» и приступили к репетиции пьесы Ноэля Коуарда, английского драматурга 1940-1960-х годов, «Обнаженная со скрипкой». Эта работа, написанная в стиле Оскара Уайльда, остается актуальной до сих пор, потому что уже в середине 20 века Коуард подметил проблему, актуальную и сегодня: псевдо-авангардизм, стремление выдать за шедевр полотно, созданное наспех, без затрат моральных и физических.

Наш театр всегда входил в десятку лучших на территории бывшего Советского Союза, и до сих пор мы стараемся оставаться верными профессии, психологическому театру, театру человеческого духа; отыскивать, разгадывать и реализовывать в трехмерном пространстве сцены человеческую историю, ведь вся настоящая драматургия – от Шекспира до Ионеско – это, прежде всего, человеческие истории. Я думаю именно это и является причиной зрительского интереса и неизменных аншлагов в нашем театре.

Текст: Анна Просветова

Нашли ошибку? Выделите ее и нажмите CTRL + ENTER

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: