Люди

Курсы актерского мастерства, детский клуб и диетология. Как ищут себя те, кто переехал в Англию из-за работы мужа

Курсы актерского мастерства, детский клуб и диетология. Как ищут себя те, кто переехал в Англию из-за работы мужа

Для тех, кто переезжает в другую страну из-за работы партнера, недавно придумали отдельное слово - "спуглер". Неологизм 'spoogler' обозначает "супругу/супруга сотрудника Google", из-за того, что среди тех, кто находит работу за границей, много IT- специалистов. Спуглером может стать и мужчина, однако по большей части это женщины. И им обычно приходится тяжелее всего.

Пока супруг быстро ассимилируется за счет новой работы, общения с коллегами, корпоративных курсов английского, в семье нужно решать бытовые вопросы, водить детей в школу и на дополнительные занятия и по возможности не сойти с ума. Ощущение, что живешь не своей жизнью, одиночество, отсутствие друзей, работы и языка – спуглерам действительно приходится очень тяжело. Но есть и те, кто начал как спуглер, а закончил как "супергерл".

Мы выбрали шесть историй женщин, которые переехали в разное время и обрели себя заново. Или двигаются к этому.

Александра Верещетина: детский клуб, журнал "Шалтай-болтай", переехала в Англию семь лет назад

Мы переехали в Англию осенью 2011 года. Муж закончил Российскую экономическую школу и его сразу пригласили работать в Morgan Stanley. До переезда жили в Москве, я работала старшим юристом в группе компаний, выступала в судах, вела несколько крупных проектов. И тут переезд. Вопроса следовать или не следовать за мужем не возникало.

Мы, кстати, любим шутить, что я жена декабриста по жизни, вся моя географическая биография - это история переездов за супругом.

Мы, кстати, любим шутить, что я жена декабриста по жизни, вся моя географическая биография – это история переездов за супругом. Сначала из Иркутска в Новосибирск, где будущий муж поступил на физфак, потом из Новосибирска в Москву, когда он после окончания НГУ поступил в Российскую экономическую школу. После переезда было трудно психологически принять свое положение бездельницы. Первые пару лет работала удаленно юристом в России, но это было не совсем то, к чему я привыкла. Хотелось работать по-настоящему. Чтобы гордиться собой. Но с российским дипломом, да еще и не международника, казалось невозможным устроиться по профессии, а менять карьерную парадигму я была не готова.

Потом вдруг одновременно случилось три знаменательных события. Мы шутили, что все мои письма деду Морозу за прошлые годы вдруг дошли одновременно. И он щедро исполнил все мои желания: меня пригласили работать в русско-английскую компанию, поступила в университет получать базовое местное юридическое образование (Graduate Diploma Law) и поняла, что жду ребенка.

Поскольку характер профессии мужа подразумевал ненормированный рабочий график независимо от страны проживания, было понятно, что ребенок - это моя ответственность. С посильной помощью супруга, естественно, он у нас очень вовлеченный папа. Так что это были те изначальные "вводные данные" на основе которых мы планировали ребенка. Поэтому ответственность не пугала, а, наоборот, радовала.

Я заметила, что я более успешно функционирую в условиях многозадачности, и чем разноплановее задачи, тем лучше.

После двух лет затишья моя жизнь, наконец, вошла в привычный мне ритм, когда нужно было совмещать беременное пузо, работу и учебу. Только пришлось разбить обучение на два года и перенести сессию, потому что она совпадала с датой родов. И то, один экзамен из трех перенесенных я сдала, когда сыну было всего 2 месяца. Я заметила, что я более успешно функционирую в условиях многозадачности, и чем разноплановее задачи, тем лучше.

Диплом получен, юридическая работа продолжилась, а я вышла из декрета, когда сыну было три месяца, но работала из дома. В этот момент одна моя знакомая предложила объединить усилия и создать русский детский клуб с музыкальными развивающими занятиями. Так появился Any Beny Club, который успешно работает уже почти 3 года. Постепенно меня проект увлек настолько, что я окончила профильные курсы по арт-терапии, развитию речи у детей и особенностям развития речи билингв.  Это позволило вывести наши занятия на новый уровень. Мы выросли от творческой родительской инициативы до профессиональных занятий с проработанной авторской программой для трех возрастных групп от 6 месяцев до 6 лет.

Определение «состоявшаяся» подразумевает завершенность, я же надеюсь, что у меня все только начинается.

А с начала этого года я усиленно работаю над своим новым проектом – русскоязычным журналом «Шалтай-Болтай». Он адресован детям от 2 до 6 лет, живущим в Англии, и их родителям.

Вопрос про то, состоялась ли я, для меня сложный. Мне безусловно нравится моя сегодняшняя жизнь. И то, что я делаю, и то, что у меня получается. Но определение «состоявшаяся» подразумевает завершенность, я же надеюсь, что у меня все только начинается.

Валерия Симонова: диетология, фотостудия, онлайн-школа правильного питания, переехала в Англию 14 лет назад

Я приехала в Англию с мужем 14 лет назад. До переезда работала врачом-кардиологом в престижной клинике. И там встретила будущего мужа. Он уговорил меня переехать к нему в Англию. Мы из одного города, и тогда была надежда, что мы вернемся в Россию, но так сложилось, что мы остались тут. Почти сразу я нашла работу, родила первую дочку.

До замужества я работала по 25 часов в сутки, поэтому находиться без дела не могла. Да, не скрою, было очень грустно оставить любимую кардиологию. Но я решила использовать ситуацию и дать новый старт тому, что хотела попробовать, но не стала бы этого делать в прошлой жизни. Я поступила в университет на один из самых престижных курсов по диетологи MSc in Nutritional Medicine. С перерывом на второй декрет с отличием закончила курс и в 2013 начала консультировать частных клиентов.

Я решила использовать ситуацию и дать новый старт тому, что хотела попробовать, но не стала бы этого делать в прошлой жизни.

А за год до этого я открыла свою собственную фотостудию. Профессиональная фотография привлекала меня всегда. В студенчестве я даже немного подрабатывала моделью, но представить себе, что буду снимать, не могла даже в самых радужных мечтах. Потом у нас появился третий малыш, снова был перерыв в бизнесе на два года. Помощников никогда не было, но семья – это команда, поддержка и опора. Нет предела совершенству. Сейчас я работаю над созданием онлайн школы правильного питания для всех возрастов.

Софья Аббот: собственная галерея, переехала в Лондон два года назад

Мы переехали 3 сентября 2016 года. А четвертого числа дети пошли в новую школу. Я очень не хотела переезжать. В Москве у меня осталась работа доцента МГУ, фриланс в журналистике, новая, только что отремонтированная квартира на Тверском бульваре с роялем в гостиной и папиными картинами. В Лондон мы приехали в квартиру с голыми стенами, мебель должна была приехать позже.

Я настолько сопротивлялась переезду, что не взяла с собой даже личных вещей, у меня был маленький синий чемодан, но и его потеряли в Heathrow.

Я настолько сопротивлялась переезду, что не взяла с собой даже личных вещей, у меня был маленький синий чемодан, но и его потеряли в Heathrow. Первое утро я не забуду никогда. Муж закупил кухонную утварь, а я сварила гречку. Ложки он не купил. И сонные дети пытались есть ее вилками, стараясь быстро донести до рта. Спали вчетвером на двух матрасах на полу.

Первые два месяца я просыпалась в слезах, не могла ничего с собой поделать. Одиночество, полная потерянность и отсутствие видимых целей, задач. У меня всегда был обратный билет в Москву, где у меня осталась мама и собаки, которых оказалось запрещено иметь в нашем pet-free здании.

Меня позвали на родительское собрание в школе со словами: "it would be very nice if it’s convenient for you to participate in a morning coffee with parents at 8.00 am". Конечно, я не пришла. А это, оказалось, было важно.

Английский у меня прекрасный, я училась в США и переводила американскую поэзию. Я работала и печаталась в Moscow Times и The Exile в Москве, но здесь это помогало мало. Я не понимала половины того, что от меня хотят, я понимала слова, но не понимала подтекстов и форм вежливости. Например, когда меня позвали на родительское собрание в школе со словами : "it would be very nice if it’s convenient for you to participate in a morning coffee with parents at 8.00am", конечно, я не пришла. А это, оказалось, было важно. В общем как-то так прошли мои первые шесть месяцев в Лондоне.

Потом мне так это надоело, вот эта вот разрушительная форма существования. И я решила вытаскивать себя из болота. Случайно увидела, что есть занятия актерским мастерством для взрослых, а я всегда об этом мечтала, но стыдилась в этом признаться. А здесь, в Лондоне, меня никто не знает, было какое-то ощущение, что это все вроде понарошку. Как "what happens in Vegas stays in Vegas". Проходила туда до несколько месяцев и немного пришла в чувство.

Я создала для себя смысл жизни в Лондоне, выбив себя из зоны комфорта полностью.

Одной из основных причин для грусти был тот факт, что в Лондоне я не могу создать для детей ту атмосферу и тот круг общения, который был у них в Москве. Когда я росла в семье художников, мне посчастливилось жить и вырасти среди потрясающих людей, великих художников, академиков, журналистов-международников, актеров, музыкантов. Я помню, как в пять лет меня подвели к мужчине и сказали: «Запомни, детка, это великий Альфред Шнитке». И детка запомнила. А мои дети этого оказались лишены. И решила: кто, если не я. Я должна воссоздать эту атмосферу для своих детей, для себя, для всех, кому этого не хватает.

И решила кто, если не я. Я должна воссоздать такую атмосферу для своих детей, для себя, для всех, кому этого не хватает.

В марте я сняла помещение в Челси, сделала там ремонт. И 28 июня планирую открывать галерею современного искусства SAAS ( Sofya Abbott Art Space). Привезу потрясающего художника Вала Чтака, который только что открыл персональную выставку в Третьяковской галерее. Благодаря этому проекту я создала для себя смысл жизни в Лондоне, выбив себя из зоны комфорта полностью. Для меня это вызов самой себе. Многие мне говорят, что это безумие, но мне это безумие необходимо, чтобы не сойти с ума и чтобы у меня и моих детей был один культурный код.

Дарья Сахно: входит в топ-10 русскоязычных специалистов до 40 лет в области арбитража, переехала в Лондон 4 года назад

Я переехала в начале августа 2014 года, то есть уже почти четыре года назад. До переезда работала юристом в практике разрешения споров в московском офисе крупной британской юридической фирмы. Решение мы с мужем приняли очень быстро и даже не особо его обсуждали.

Мой супруг (он академик) на тот момент имел успешную работу в Лондоне в UCL и не жил в России с 1993-го года. Поэтому вариант, что он переедет ко мне в Москву, у нас не рассматривался. К моменту принятия решения о моем переезде мы уже полтора года жили в отношениях на расстоянии. И для меня было сложнее оставаться в этих условиях и видеть мужа раз в месяц на выходных, чем бросить все и просто быть вместе с любимым человеком, просыпаться вместе с ним каждое утро, а не 3-4 утра в месяц.

Мне кажется, что на тот момент я еще не понимала, как сложно мне будет: новая страна, новая жизнь, новорожденная дочка, отсутствие привычных друзей и людей рядом, которые были бы готовы помочь и поддержать в любую минуту.

Когда я переехала, то была на восьмом месяце беременности, 33 недели. Помню, что меня тогда только "Аэрофлот" и брался перевозить на таком сроке со справкой от врача.

Мне кажется, что на тот момент я еще не понимала, как сложно мне будет. Новая страна, новая жизнь, новорожденная дочка, отсутствие привычных друзей и людей рядом, которые были бы готовы помочь и поддержать в любую минуту.

Непривычным, наверное, только был подход NHS к беременности и родам, поскольку почти всю беременность до этого я наблюдалась у частного врача в Москве.

В принципе, в вопросе воспитания дочки нам с мужем только этого больше всего и не хватает. Несмотря на наличие друзей в Лондоне, бабушек и дедушек мы лишены. И нет  возможности просто на два часа в выходные закинуть к ним ребенка, а самим пойти в кафе или кино. Поэтому мы находимся в постоянном состоянии полнейшей концентрации. У нашей дочери есть только мы в Лондоне. В остальном же я привыкла ко всему очень быстро. Непривычным, наверное, только был подход NHS к беременности и родам, поскольку почти всю беременность до этого я наблюдалась у частного врача в Москве.

У меня никогда даже не было мысли, что я не буду работать. И я отлично понимала, какие трудности меня ждут.

У меня никогда даже не было мысли, что я не буду работать. И я отлично понимала, какие трудности меня ждут. Я знала, что мне надо будет полностью переквалифицироваться и получить степень в английском праве. Несмотря на то, что у меня уже была степень и в российском, и в международном. Поэтому я начала первый курс GDL для того, чтобы стать английским юристом, когда дочке было только три месяца.

Сначала я носила розовые очки и я наивно полагала, что закончу этот курс из десяти предметов за год. Но уже через несколько месяцев без нянь и детского садика я поняла, что это нереально, и перевелась на part-time. Процесс этот затянулся на два с половиной года.

Аналогичным образом я никогда не думала о том, что буду заниматься чем-либо кроме права. Это то, чем я жила, что я любила с 14-15 лет. Во что я вкладывала все свое время и силы. Поэтому просто так отказаться от дела своей жизни я не могла.

У меня была неоценимая поддержка со стороны мужа. Когда у меня были мысли, чтобы все бросить и просто сидеть дома с ребенком, он буквально тряс меня за плечи и говорил, чтобы я не сдавалась. Он помог мне сдать GDL, занимался дочкой пока я готовилась к экзаменам, прогонял со мной кейсы и юридические концепции, хотя сам он не юрист и не очень их понимал, готовил к интервью на первой работе. Кстати, его я проходила спустя две с половиной недели после родов. Слава богу, что оно было по телефону и юрист, которая меня собеседовала, не видела моих кругов под глазами.

Меня, конечно, изредка посещают мысли о том, что в Москве я была бы уже на более высокой позиции, чем я сейчас. Но я прекрасно понимаю, что в Москве у меня не было бы моей семьи.

В 2016 году Российская арбитражная ассоциация включила меня в топ-10 русскоязычных специалистов до 40 лет в области арбитража. После этого я перешла в другое место. Решение я тоже принимала вместе с мужем. Это был его совет – попытаться использовать тот факт, что я была практикующим и довольно успешным юристом в России. Поэтому я перешла в фирму, которая специализируется в том числе на представлении интересов российских клиентов в английских судах и английском арбитраже. И это было, наверное, одним из самых правильных решений в моей карьере!

А сейчас мне кажется, что я нашла тот баланс, который так часто ищут, и так редко находят юристы, -  баланс работы и личной жизни.

Меня, конечно, изредка посещают мысли о том, что в Москве я была бы уже на более высокой позиции, чем сейчас. Но я прекрасно понимаю, что там у меня не было бы моей семьи: моего мужа и нашей дочери. А сейчас мне кажется, что я нашла тот баланс, который так часто ищут, и так редко находят юристы, –  баланс работы и личной жизни. Мне кажется, что это тот самый успех, к которому я шла всю свою сознательную жизнь.

У меня есть абсолютно нескромное желание своим примером показывать молодым девушкам и девочкам, что можно не только быть успешной женщиной-юристом, но и хорошей мамой и любящей женой. Это сложно, но возможно.

Cветлана Водолазская: организует детские лагеря, дает уроки по Skype, переехала в Англию 3 года назад

Я работала финансовым директором в маленьком медицинском центре. Была успешна и всем довольна. Мы с мужем переехали 3 года назад из Москвы. На тот момент детям было 11, 10 и 2,5 года, а старший сын остался в Москве учиться. Мы отлично знали, почему и для чего хотим уехать, и это решение принимали вместе.

Первый год я сидела дома, учила детей, получала права, занималась их адаптацией. Случилось так, что младший не смог пойти в сад, были истерики и огромный стресс. Еще полгода я выводила его из этого состояния и попутно учила язык.

Мы отлично знали, почему и для чего хотим уехать, и это решение принимали вместе.

Я всегда любила заниматься с детьми, объяснять непонятное, показывать красивое. Раньше это были собственные дети и дети друзей, потом я поняла, как можно учить по Skype. Придумала программу по математике и программированию. Также занимаюсь организацией детско-родительских учебных лагерей. Вот так и переквалифицировалась. Считаю себя успешной и счастливой. В плане открытие Creative Thinking Online School.

Айгуль Омарова: сдала на права, ходит на курсы английского, продает изделия из бисера, переехала девять месяцев назад

Мы переехали с мужем всего девять месяцев назад. Он получил хорошее предложение по работе. За три месяца до переезда в Англию я родила младшую дочь. Сейчас ей исполнился годик. У нас пятеро детей, с нами в Англии находится четверо.

Иногда накрывает тоска. Иногда мне кажется, что живу не свою жизнь, а жизнь мужа и детей. Но я понимаю, что это временное состояние.

Сложно ли было мне? Да, безусловно. В Астане я была активным волонтером, ходила на мастер-классы по изготовлению изделий из бисера и сутажа, продавала их. Здесь же моя жизнь замедлилась. При чем очень сильно. Это меня удручает. Чтобы как-то адаптироваться, пошла на языковые курсы. Недавно он подтолкнул меня получить местные права. Было нелегко, потому что английский у меня не очень хороший. Но я сделала это! Хоть и не с первого раза сдала теорию, но сдала. Это меня окрылило!

Немного терпения, сил и поддержки родных, можно многое решить и на многое решиться.

В планах отдать малышку в садик и самой найти работу. Уже узнала о местных ярмарках, где можно продавать свои изделия из бисера. Иногда накрывает тоска. Иногда мне кажется, что живу не свою жизнь, а жизнь мужа и детей. Но я понимаю, что это временное состояние. За мужем я переезжаю уже не в первый раз. Мне кажется, что адаптация – это очень сложный период, который не все могут выдержать. Немного терпения, сил и поддержки родных, можно многое решить и на многое решиться. Больше всего меня раздражает быт. Потому что до переезда я была избалована помощницей по дому, а здесь приходится все делать самой.

Больше статей – у нас в Телеграме: t.me/zimamagazine