Актуально

«География с повышенным риском». Правда ли, что русским в Великобритании больше не рады? Репортаж Катерины Никитиной

Правда ли, что русским в Великобритании больше не рады? Главный редактор ZIMA Magazine Катерина Никитина и специалисты английских компаний распутывают клубок событий, которые случились в этом году и заставили многих так думать. Спойлер: слухи оказались сильно преувеличены, и большинство этих событий имеет к русским такое же отношение, как ко всем остальным.
Правда ли, что русские в Британии переживают нелегкие времена?
 

Многие предприниматели и сотрудники компаний, обслуживающих интересы состоятельных иностранцев, отмечают, что климат в стране за последний год изменился, и русские перестали быть столь же желанными инвесторами в британскую экономику, какими они были несколько лет назад. Сама Британия также перестала части россиян казаться подходящим местом для жизни и ведения бизнеса. Как выяснила ZIMA, связано это не столько с громким инцидентом в Солсбери и последовавшей за ним цепью дипломатических конфликтов, сколько с общим вунтриполитическим курсом Великобритании, которая, с одной стороны, решила отказаться от сомнительных иностранных капиталов и ужесточила по этому поводу ряд проверок, с другой – в очередной раз пересмотрела налоговое законодательство. Так получилось, что все это произошло практически в одно время.

Антироссийские настроения, которых никто не заметил

После отравления в Солсбери Сергея Скрипаля и его дочери в марте 2018-го премьер-министр Тереза Мэй заявила, что Великобритания прекращает все контакты с Россией на высоком уровне. Из страны были высланы 23 дипломата, был отменен визит Сергея Лаврова, также Мэй сообщила, что официальные лица государства не приедут в Россию на чемпионат мира по футболу. Великобританию поддержали другие страны, объявившие о высылке российских дипломатов. Россия не осталась в долгу и помимо зеркальной высылки дипломатических сотрудников Британии закрыла в Москве «Британский совет», занимавшийся культурными и образовательными проектами. 

Пока власти Соединенного Королевства выясняли, кто именно стоит за покушением на убийство (и имена Петрова с Бошировым широкой общественности были еще не известны), российское посольство в Великобритании начало оповещать своих граждан о том, что тем на родине Шекспира больше не рады.

В конце марта на официальной странице посольства появилось сообщение, говорившее о том, что если соотечественники планируют поездку в Соединенное Королевство, то на границе нужно быть готовыми к «непредвиденным остановкам и задержанию», а также предупреждавшее об «избирательных действиях британских властей в отношении российских физических и юридических лиц» и «высокой вероятности проекции антироссийских настроений, преследования или беспокоящих действий в отношении россиян в Великобритании».

Обратившись к читателям и коллегам, ZIMA, однако, не нашла примеров дискриминации живущих в Англии россиян по национальному признаку. Два опроса на сайте (которые мы проводили в марте и ноябре и в которых участвовали 705 и 530 человек соответственно) также показали, что подавляющее большинство живущих здесь соотечественников не почувствовали, что отношение к ним на бытовом и рабочем уровне изменилось. Только 8% в марте сказали, что к ним стали относиться хуже. В октябре количество тех, кто отметил, что к русским в целом отношение в стране ухудшилось, составило 14%. «Работаю с англичанами, муж – англичанин, английские друзья. Их отношение не изменилось ни малейшим образом. Их, по-моему, больше интересует, какой ты человек или работник»; «Шутить стали больше. Раньше все шутили про автомат Калашникова у меня в багажнике, а теперь – про «Новичок» в запасе»; «Недавно сказала что-то про это отравление коллегам-итальянкам, они: «А кого отравили-то? Шпиона? Какого еще шпиона? В Москве? Где-где? Солсбери? А где это вообще?» Вся эта история как-то прошла мимо них совсем», – писали читатели ZIMA.

Ресторан Hide, инвесторами которого стали российские предприниматели Евгений Чичваркин и Тимур Артемьев, открылся в середине апреля, в разгар событий, связанных с отравлением Скрипалей. Генеральный директор ресторана Татьяна Фокина (управляющая также еще одним бизнесом Чичваркина – открытым 6 лет назад магазином Hedonism Wines) в разговоре с ZIMA призналась, что этот инцидент, конечно, им «не помог» («Только ленивый не пошутил: а точно у вас нет «Новичка» в приправе?»), но при этом никак не отразился на бизнесе: «Повлияло ли это на выручку? Абсолютно нет. В магазине все уже давно забыли, кому он принадлежит. Его клиенты являются клиентами самого бизнеса, а не Евгения. В Hide, конечно, все стараются по поводу русскости владельца поговорить. При этом ожидания от Брекзита, курс фунта к другим валютам и даже детские каникулы влияют на нашу выручку гораздо больше, чем какие-либо истории, связанные с Россией». На вопрос, не стало ли больше проверок, Фокина ответила, что их бизнес в Британии всегда проверяли много. «Столько HMRC (налоговых – прим. ZIMA) проверок, как у нас, не знаю, у кого бывает еще, – рассказала Фокина. – Наш бедный бухгалтер просто «живет» с этими аудиторами. Но так было всегда, хуже не стало».

Ожидания от Брекзита, курс фунта к другим валютам и даже детские каникулы влияют на нашу выручку гораздо больше, чем какие-либо истории, связанные с Россией.

Алиса Графтон, партнер и глава русского отдела нотариальной фирмы Cheeswrights, также отметила, что отношение к русскому бизнесу и к русским, в частности, не ухудшилось – скорее, стало более осторожным: «Такого энтузиазма к деньгам из России, грубо говоря, уже нет. Энтузиазм нивелируется общим чувством настороженности. Никто не будет мешать ведению бизнеса, но клиентам будет задаваться гораздо больше вопросов, чем было раньше. Многие английские компании заинтересованы в российских технологиях. Многие компании с русскими основателями работают по всему миру. Россия продолжает быть известна своими мозгами, и никто в Великобритании не будет говорить «нет» новым мозгам и технологиям».

«Конечно, говорить о том, что политическая и экономическая обстановка 2018 года вообще не оказала никакого влияния на бизнес, нельзя. Однако здравоохранение занимает уникальную нишу вне политики. Люди болеют, им страшно за будущее, они не знают, что делать, – и это никак не связано с санкциями или политической атмосферой в стране. Наши партнерские клиники в Великобритании тоже это понимают и за этот год не раз приносили свои заверения, что политические пертурбации никак не могут повлиять на нашу совместную работу. Так что особого оттока клиентов мы не заметили. Вопросы, конечно, стали задавать чаще, но скорее в шутку, чем всерьез», – рассказала исполнительный директор компании AngloMedical Ксения Щербино.

Новые проверки: Закон о финансовых преступлениях

В апреле 2017 года был принят Закон о финансовых преступлениях (Criminal Finances Act), который как одну из мер борьбы с отмыванием денег предусматривает уголовную ответственность сотрудников компаний, если те не заявляют в соответствующие органы о возможных финансовых преступлениях, которые совершают или совершали их клиенты.

Под действие закона о финансовых преступлениях попадают юридические компании, банки и другие организации, работающие с частными капиталами.

Директор отдела управления крупными частными капиталами одного из британских банков объяснил ZIMA, как этот закон повлиял на отношение к иностранным клиентам: «Требования к прозрачности, пониманию того, что делают клиенты и как они накопили свое состояние, когда они открывают здесь счета и переводят свои финансовые активы на территорию Соединенного Королевства, стали гораздо выше по отношению ко всем иностранцам. Если раньше мы не понимали, откуда у клиента деньги, то мы с ним просто не работали. Если сейчас мы не понимаем и подозреваем, что они заработаны нечестно, то мы должны сообщить об этом в соответствующие органы. Все проверки проводит банк по своим внутренним правилам. У нас есть финансовый регулятор, который дает направление того, как мы должны вести свою финансовую деятельность, и, уже исходя из этого, мы оцениваем уровни финансового, репутационного и других рисков при работе с тем или иным клиентом».

Если раньше мы не понимали, откуда у клиента деньги, то мы с ним просто не работали. Если сейчас мы не понимаем и подозреваем, что они заработаны нечестно, то мы должны сообщить об этом в соответствующие органы.

Ситуация в Солсбери и другие события, связанные с Россией, по словам собеседника ZIMA, не повлияли на отношение к русским клиентам напрямую, через законы, но повлияли косвенно: «Сгустились краски на политической арене, и это не облегчает процесс ведения бизнеса. Человеку, который сейчас приезжает в Великобританию и планирует открывать здесь счета, потребуется на это больше времени, потому что проверок стало больше. По отношению к русскоговорящим – в какой-то степени особенно. Россия и СНГ воспринимаются как география с повышенным риском – больше, чем это было до событий в марте». При этом, как отметил банкир, если у клиента нет сложностей с объяснением источников происхождения активов, то ему можно не беспокоиться. «Если есть сложности, то в данной ситуации лучше даже не пытаться открыть счет в нашем банке, как, скорее всего, и в других банках, работающих в Соединенном Королевстве».

Банк проводит проверки в том числе существующих клиентов. «Бывают ситуации, когда мы можем закрыть счета. Бывает, когда клиент все объясняет. Никаких «резких движений» никто не совершает. Работаем в той реальности, которая сложилась», – объяснил собеседник ZIMA. В долгосрочной перспективе, считает он, этот процесс позитивный: «Правильно работать с теми клиентами, у которых нет проблем с ответами на вопросы».

Россия и СНГ воспринимаются как география с повышенным риском – больше, чем это было до событий в марте.

Приказы о раскрытии источников дохода

В феврале в интервью газете The Times министр безопасности Великобритании Бен Уоллес заявил, что правительство направит все силы на то, чтобы разобраться с иностранными активами неясного происхождения и не допустить в страну иностранных преступников и коррупционеров. Это интервью было опубликовано еще до отравления Скрипалей, но уже после выхода сериала «МакМафия», в котором показана живущая в Лондоне семья бывшего главы российского мафиозного клана. Так с подачи министра дополнение к Закону о финансовых преступлениях, выпущенное незадолго до этого и позволяющее выпускать так называемые Unexplained wealth orders (UWO), получило прозвище MacMafia Law.

Юрист и партнер компании Withers LLP Татьяна Меньшенина в интервью ZIMA пояснила, что до момента принятия в январе 2018-го закон обсуждался как минимум год, поэтому не стоит считать, что его приняли «специально для русских». «Бен Уоллес не очень удачно упомянул «МакМафию», но потом даже пытался сдать назад, объяснить, что вообще-то работа над законом шла давно. И это не будет ни в коем случае применяться по национальному признаку и не связано именно с русскими», – пояснила юрист.

Приказы о раскрытии источников дохода, или постановления о неясном происхождении средств (на русский язык аббревиатуру UWO переводят по-разному) позволяют правоохранительным органам Великобритании арестовывать подозрительные активы и удерживать их до тех пор, пока владельцы не отчитаются о том, откуда они получили деньги, чтобы их приобрести. Нововведение касается людей, имеющих политический статус вне зоны Евросоюза, или связанных с ними лиц (в том числе членов семей). Оно потенциально позволяет дотянуться до руководителей преступных групп и коррумпированных чиновников.

Бен Уоллес не очень удачно упомянул «МакМафию», но потом даже пытался сдать назад, объяснить, что вообще-то работа над законом шла давно.

Первым человеком, в отношении которого были применены UWO, стала Замира Хаджиева, жена бывшего председателя правления Международного банка Азербайджана Джахангира Хаджиева. Приказ, вынесенный в конце февраля британским Национальным агентством по борьбе с преступностью (NCA), вступил в силу 3 октября после решения Высокого суда Англии и Уэльса. Британская пресса писала о том, что за последние 10 лет Хаджиева в одном только Harrods потратила £16 млн. Ей принадлежит дом в Найтсбридже стоимостью £11,5 млн, а также поле для гольфа и недвижимость в Аскоте. Лондонский дом был приобретен в 2009 году, когда мажоритарным владельцем Международного банка Азербайджана являлось государство. Полномочия Джахангира Хаджиева в банке прекратились в марте 2015 г., в декабре он был арестован, а в октябре 2016-го осужден на 15 лет.

За последние 10 лет Хаджиева в одном только Harrods потратила £16 млн

Хаджиева пыталась обжаловать приказ о раскрытии источников дохода в суде, но суд не согласился с ее основаниями. В частности, как объяснила ZIMA Татьяна Меньшенина, заявления Хаджиевой о том, что доходы от банковской деятельности были очень существенными, а также что ее муж был серьезным предпринимателем с международными бизнес-интересами, не были подтверждены доказательствами и суду не было показано, что ответчица либо самостоятельно, либо через мужа могла на законные средства внести депозит за недвижимость и затем погасить ипотеку в течение пяти лет. Ответчица предоставила лишь краткую справку о том, что состояние ее мужа накапливалось с начала 1990-х и оценивалось в $72,5 млн. NCA при этом предоставило письма из банка о том, что официальный доход Джахангира Хаджиева не превышал $40 000–70 000 ежегодно в промежутке между 2001 и 2008 годами, а также что в 2008 году его дивиденды составили всего $80 000.

Изменения в налогах на доходы и налогах на наследство

Арик Асланян, партнер и глава группы по работе с клиентами из стран СНГ в юридической фирме Fieldfisher LLP, считает, что в большей степени на привлекательности Великобритании для клиентов из России и других стран СНГ скажется не Criminal Finances Act, касающийся все же узкого круга лиц, а изменения в британском налоговом законодательстве, которые касаются всех иностранцев, но особенно чувствительны для людей, обладающих большими капиталами. Таких изменений за последние годы было несколько, включая введение ежегодного налога на дорогостоящую жилую недвижимость и налога на прирост капитала при продаже жилой недвижимости нерезидентами. Однако, по словам Асланяна, наиболее значительными для их клиентов на сегодняшний день являются изменения в правилах налогообложения, которые вступили в силу в апреле 2017 года.

Одно из них связано с понятием домициля – юридического термина, в общих чертах обозначающего страну происхождения. Как объяснила ZIMA юрист фирмы Fieldfisher LLP Ольга Табенко, до апреля 2017 года физические лица – резиденты Великобритании, имеющие небританский домициль (так называемые нон-домы), могли пользоваться налогообложением на основе ремитирования в течение неограниченного срока. Такая схема уплаты налогов дает возможность значительно экономить, так как она позволяет уплачивать британский налог только в отношении доходов, полученных из источников в Великобритании. Доходы, полученные из небританских источников, не облагаются британским налогом, если остаются за пределами страны. С апреля 2017 года пользоваться налогообложением на основе ремитирования нон-домам стало можно только на протяжении первых 15 налоговых лет проживания в Великобритании. Дальше эта опция перестает быть доступной, и появляется обязательство уплачивать британский налог на все доходы – как британские, так и зарубежные.

Появляется обязательство уплачивать британский налог на все доходы – как британские, так и зарубежные.

Еще одно важное для российских клиентов нововведение касается налога на наследство, обязательство по уплате которого в основном возникает в результате смерти физического лица. Ставка налога немаленькая и составляет 40% от рыночной стоимости налогооблагаемого имущества умершего. До апреля 2017 года нон-домы могли структурировать владение практически всем своим имуществом таким образом, чтобы налог на наследство на него не распространялся даже после того, как они приобрели британский домициль. С апреля 2017 года, однако, эти благоприятные для нон-домов правила изменили. Теперь британская жилая недвижимость подлежит обложению налогом на наследство во всех случаях, независимо от структуры владения.

Повышение Stamp duty

Новое чувствительное налоговое изменение ждет иностранцев в следующем году. В апреле 2019 года для них будет повышен гербовый сбор, так называемый Stamp duty. Сегодня этот налог составляет от 5 до 12% (в зависимости от стоимости жилья), в апреле он поднимется еще на 1% для нерезидентов.

«Это больше беспокоит наших клиентов, чем политические конфликты», – призналась директор русского отдела агентства по недвижимости Savills Тереза Канделаки. По ее словам, запросов от русских клиентов на лондонскую недвижимость стало меньше. Но не в связи с изменениями в английском законодательстве, а в связи с «изменением профиля самого клиента» и экономической ситуацией в России. Скорость создания капитала в России сократилась. «Сегодня русские клиенты все реже покупают квартиру в Лондоне «на всякий случай», для сохранения капитала. Скорее это need-based покупки – для собственного проживания или проживания детей». Несмотря на ужесточившиеся проверки источников капитала, все запросы клиентов Savills были удовлетворены. «Мы не работаем с клиентами, у которых могут быть проблемы с законом, они к нам просто не идут, – объяснила Канделаки. – И большинство крупных агентств идут сегодня по этому пути». План по работе с русскими клиентами, который агентство поставило на год, по словам руководителя отдела, был выполнен.

Катя Зенькович, партнер агентства Knight Frank и специалист по международной недвижимости, рассказала ZIMA, что у них количество покупателей из России и стран бывшего СНГ в этом году не уменьшилось. Напротив, согласно статистике Knight Frank, доля таких клиентов при покупке элитной недвижимости в сегменте от £10 млн вернулась к 20% – уровню успешных 2014–2015 годов. Зенькович объясняет это тем, что многие из этих покупателей уже живут в Лондоне, и они грамотно воспользовались ситуацией, когда цены на недвижимость либо стояли на месте, либо незначительно, но снижались: «Это был удачный момент, чтобы вложиться в новую квартиру или дом». Кроме того, на рынке появилось несколько интересных объектов, которые привлекали внимание покупателей из России.

По статистике Knight Frank, доля клиентов из стран бывшего СНГ при покупке элитной недвижимости в сегменте от £10 млн вернулась к 20%

Что касается ужесточившихся проверок, то, по словам Кати Зенькович, «антикоррупционное законодательство было принято не только в Великобритании, но и в большинстве других европейских стран. Покупка недвижимости в Великобритании в этом смысле не становится сложнее, чем в других странах. А уровень жизни здесь по-прежнему один из самых высоких. Неудивительно, что русские по-прежнему выбирают именно эту страну для жизни и инвестиций».

Пересмотр имеющихся виз и увеличившиеся сроки рассмотрения новых

Одним из наиболее популярных способов переезда для обеспеченных россиян в Великобританию является получение инвесторской визы – так называемой Tier 1 Investor. Это самый быстрый путь к британскому виду на жительство, но и самый ресурсоемкий: чтобы получить эту визу, нужно инвестировать в британскую экономику не менее £2 млн (до 2015 года эта сумма составляла £1 млн).

О неожиданной приостановке в рассмотрении этих виз ZIMA подробно писала на прошлой неделе. Власти заподозрили существовавшую последние 10 лет систему выдачи «золотых виз» в уязвимости, которая позволяла олигархам отмывать деньги и прорабатывать коррупционные схемы крупных масштабов. Решение Home Office о приостановке заявок на эти визы вступило в ночь на 7 декабря.

Помимо русских, такие визы пользовались большой популярностью у китайцев. «В сообщениях СМИ сказано, что это делается для борьбы с коррупцией и отмыванием денег. Возможно, это так. Возможно, есть информация, которую <в Home Office> получили и обрабатывают. Мы не знаем настоящих причин», – рассказал ZIMA юрист компании LS Legal Solicitors Сергей Куприенко, комментируя ситуацию.

Заявки на эти визы снова начнут приниматься в 2019 году – впрочем, когда именно, пока неизвестно. О новых правилах тоже пока не объявлено. Как предполагают юристы, скорее всего,инвестиции по этим визам будут разрешены только в компании, зарегистрированные и активно работающие в Великобритании (тогда как до этого года их можно было инвестировать также в государственные бонды); также, видимо, будут требоваться еще более жесткие доказательства происхождения финансов, и финансы должны будут находиться в собственности заявителя как минимум два года.

Тех, кто уже успел податься на инвесторскую визу, новые правила не коснутся. Впрочем, повод забеспокоиться тем, кто уже переехал в Великобританию по этой визе, в этом году все равно был. В марте министр внутренних дел страны Эмбер Радд на заседании парламентского комитета по внутренним делам объявила, что министерство проанализирует инвесторские визы, выданные до 2015 года более чем 3000 иностранцев. Среди них 700 виз выданы россиянам. В заявлении министра не говорилось об отмене уже выданных виз, речь шла скорее о необходимости проанализировать действовавшие ранее правила и выявить возможные недостатки, чтобы учитывать этот опыт при составлении правил в будущем.

В интервью The Guardian инициативу прокомментировала Рейчел Дэйвис Тека, глава адвокатской группы антикоррупционной организации Transparency International: «В течение первых семи лет работы схема выдачи инвесторских виз была открыта коррупционерам, так как при выдаче виз проводилось очень мало проверок источников средств, если они вообще проводились… Наше исследование показывает, что почти четверть таких виз были выданы людям из России – государства, которое ассоциируется с высоким уровнем коррупции. Мы рады, что правительство начало проверки».

В течение первых семи лет работы схема выдачи инвесторских виз была открыта коррупционерам, так как при выдаче виз проводилось очень мало проверок источников средств

Лилия Скотт, глава юридической фирмы LS Legal Solicitors, считает, что эти проверки, наряду с другими мерами, предпринимаемыми британским правительством, могут негативно сказаться на привлекательности Великобритании как страны, которую выбирают многие состоятельные граждане России для жизни и ведения бизнеса.

«Текущие отношения между двумя странами вызывают небольшое волнение среди некоторых наших клиентов, – прокомментировала Скотт. – Пока за такой короткий период сложно сказать, стало ли меньше русских переезжать в страну, но замечаю тенденцию к тому, что люди не хотят проводить здесь большую часть времени: им интереснее проживать в России и, скажем, вести бизнес на расстоянии, иногда посещая Британию. Некоторые клиенты отказываются даже рассматривать план подачи на ПМЖ в будущем, они просто хотят продлевать свои визы». По словам Скотт, «клиенты, которые получают самые простые типы виз, сейчас все чаще задают вопросы, стоит ли им ожидать отказа по политическим основаниям». При этом она не думает, что Home Office (департамент иммиграции, выдающий визы – прим. ZIMA) отказывает обычным гражданам.

«В последнее время есть несколько случаев с длительными задержками по визам. Это были подачи на продление ПМЖ по категории инвесторских виз, где Home Office рассматривал заявления в некоторых случаях до полугода вместо положенных трех недель. К сожалению, мало чем можно повлиять на такой процесс… С туристическими визами сейчас проблем не замечаю, если заявление подготовлено грамотно», – отметила Скотт.

C проблемой выдачи ПМЖ в прошлом году столкнулся Евгений Чичваркин (фото Катерины Никитиной)

В октябре Татьяна Фокина рассказывала ZIMA, что с проблемой выдачи ПМЖ (статуса ILR, Indefinite leave to remain) столкнулся Евгений Чичваркин, отдавший свои документы на получение нового статуса: «Он невыездной уже полтора года, ему не выдают документы. Это огромная проблема для бизнеса. Помимо того что он пропустил два лета путешествий, кучу бизнес-поездок, кучу мастер-классов, на которые его звали, еще каких-то интересных вещей, нарушено базовое право человека перемещаться. Это вопиющая ситуация. Особенно учитывая, что человек открыл два таких приятных для Лондона бизнеса, создает такое количество рабочих мест, платит такое количество личных налогов, налогов за сотрудников и налогов на прибыль. Причем Home Office дает ноль обратной связи, и это абсолютная  дичь». В ноябре ситуация разрешилась.

Обучение в Британии

Одной из значимых причин для переезда россиян в Великобританию является возможность дать хорошее образование детям. И это та сфера, которую политика пока не затронула. Хотя в начале апреля, после возникновения взаимных дипломатических обвинений двух стран, российское посольство опубликовало предостережение, в котором не рекомендовало отправлять детей на учебу в Англию. «Нельзя исключать распространения на детей российских граждан непредсказуемых негативных последствий развернутой властями Соединенного Королевства, в том числе через местные СМИ, кампании по очернению России и россиян. Речь фактически идет о призывах к дискриминационному подходу в отношении учебы российских детей в местных школах», – говорилось в сообщении посольства.

ZIMA расспросила представителей лондонских образовательных компаний, заметили ли они, что русских детей стало меньше или что их как-то дискриминировали в Великобритании в течение этого года.

По словам Анны Куницыной, партнера компании Bruton Lloyd, «Великобритания – очень толерантная страна», где любая национальная или расовая нетерпимость  в университетах и школах «абсолютно неприемлема ни со стороны преподавателей, ни со стороны учащихся». Проблемы могут появиться лишь в тех случаях, когда студент нарушает правила школы или его учеба идет с трудом. «Иногда разочарованные родители начинают объяснять это придирками учителей, связанными с тем, что «русских сейчас не любят». Точно могу сказать, что это не так. Умных и трудолюбивых студентов из России любят сейчас ничуть не меньше, чем 5 лет назад», – объяснила Куницына.

Проблемы могут появиться лишь в тех случаях, когда студент нарушает правила школы или его учеба идет с трудом. «Иногда разочарованные родители начинают объяснять это придирками учителей, связанными с тем, что «русских сейчас не любят»

«Ни одного комментария о плохом отношении к себе в Англии от русских детей или родителей я не слышала», – подтвердила Татьяна Эллис, директор компании Regency Education. При этом, по ее словам, количество поступающих в школы и на языковые курсы в Англии из России действительно несколько уменьшилось. «Причиной тому никак не отношение к русским студентам, а скорее меньшая покупательная способность рубля. Многие россияне жалуются, что цены на обучение детей стали слишком для них высокими», – объяснила Эллис.

Анна Куницына тоже заметила, что поток русских студентов в последние годы немного уменьшился. Самые престижные школы, такие как, например, Eton College, Westminster или Sevenoaks, по ее словам, продолжают пользоваться высоким спросом у соотечественников. А вот в менее селективные школы идут чуть меньше. Сами родители часто объясняют это менее стабильной экономической ситуацией в России, из-за которой отправлять ребенка в 8 или 11 лет в Великобританию на постоянное обучение становится не так просто с финансовой точки зрения. «Зато (и видимо, в связи с этим) вырос поток поступающих в университеты и колледжи 16–18-летних. Это более краткосрочный «проект», и результаты достигаются значительно быстрее», – прокомментировала Куницына.

Санни Джейн из Allen & Jain Education рассказал, что в премиальном сегменте стало меньше заявок из России: «Многие из тех, кто раньше думал отправить ребенка в Англию, сейчас думают про Америку, Швейцарию, Австралию. Видимо, родители опасаются, что к детям будут плохо относиться или не дадут визу. Но рационального смысла в этом нет». По словам Джейна, статистика выдачи учебных виз россиянам за последний год не изменилась: подавать на них стали чуть реже, но получают в процентном соотношении столько же.

Иллюстрация Татьяны Сафоновой

Если вы живете в Великобритании или собираетесь сюда переехать, подписывайтесь на наш Телеграм-канал – в нем мы даем ссылки на самое интересное. Также можно подписаться на нашу еженедельную рассылку – в ней собрано самое важное за неделю.

Нашли ошибку? Выделите ее и нажмите CTR + ENTER

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: