Еда

Алексей Зимин. Хурма с творогом

Оригинал Коммерcанть Weekend 

Человечеству не привыкать к жизни в эсхатологической повестке. Большая часть современной истории — это предвкушение конца света. Коллективная катастрофа придает жизни дополнительную стоимость. В определенном смысле ее предсказание можно считать классическим маркетинговым ходом перед попыткой провести небесное IPO.

Нет необходимости заниматься софистикой и пытаться определить: есть в человеческой жизни изначально наличие хоть какой-то стоимости и не правильнее ли было давно уступить планету более подготовленным к эволюции мышам и вирусам. У этой дискуссии все равно не будет конца.

От толстовства до мальтузианства всего один шаг. Попытка сберечь природные ресурсы для будущих поколений неминуемо приводит к рациональному выводу, что самым простым способом сохранения ресурсов является уменьшение числа их потенциальных потребителей. Тысячелетия с этим фактором пытались справиться войны и эпидемии, но без стратегического успеха. Все коронавирусы последних десятилетий бледнеют перед среднего масштаба европейской чумой, которая вырезала до трети населения континента. В современных масштабах — это сотни миллионов человек. И у этого есть доказанные положительные последствия. Например, появление среднего класса в Англии напрямую связано с чумой, после которой было так мало профессионалов в любой области, что немногие выжившие смогли существенно увеличить расценки на свои услуги.

Хотя конкретно в случае углеродного следа мальтузианство могло бы быть эффективным. Каждый новый человек за жизнь увеличивает выбросы углерода почти на 60 тонн. И это минимум. Так что для борьбы с глобальным потеплением помимо отмены животноводства должна использоваться идеология childfree. Это тем более логично, если учесть тот факт, что многие из нынешнего поколения собрались через пару десятков лет начать жить вечно. В силиконовых телах, на Облаке или в еще неизвестном нынешней общественности формате.

В идеале, конечно, человечеству надо бы вернуться к охоте и собирательству, а все остальное оставить для виртуального мира игр в ферму и цивилизацию. Но, увы, перспектива, в которой все население Москвы или Большого Лондона выходит в поле с лукошками и дробовиками, едва ли выглядит привлекательно.

Одним из рецептов могло бы стать выведение еды как удовольствия из сферы ключевых жизненных потребностей. Как это сейчас происходит с сексом. И замена мифологии гастрономии на гибридную смесь эльфийских лепешек Толкина и энергетического напитка сома из «Дивного нового мира» Олдоса Хаксли.

Но бог весть какие энергетические ресурсы понадобятся для того, чтобы совместить все необходимые для этого жиры, белки и углеводы в правильный коктейль.

Поэтому у нас осталось еще время, чтобы немного побаловать себя. Например, взяв катастрофически спелый плод хурмы (если у вас он недостаточно спел, его можно заморозить на несколько дней, а потом оттаять, и он будет симулировать текстуру спелого, текучего плода), немного черной икры и немного жирного творога.

Берете ложку творога, кладете на нее ломтик хурмы, а сверху немного черной икры. Оправляете в рот и замираете на секунду от ощущения, что где-то внутри вас произошло нечто грандиозное.

Жаль, конечно, что это ощущение, нельзя длить до того момента, когда смерть разлучит — или, наоборот, объединит всех нас.

© Хурма с икрой и творогом

1 Творог жирный (200 г)

2 Хурма (1 крупная, спелая)

3 Икра осетровая (50 г)

 

Читайте также:

Алексей Зимин. Медовик

Алексей Зимин. Ленивые голубцы

Алексей Зимин. Лазанья с говяжьим фаршем

Нашли ошибку? Выделите ее и нажмите CTRL + ENTER

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: