Главное о русской жизни

в Великобритании

Актуально

Оксфордские ученые проанализировали действия стран во время пандемии. Вот к каким выводам они пришли

В марте 2020 года, когда COVID-19 охватил земной шар, ученые из Школы государственного управления им. Блаватника при Оксфордском университете начали изучать меры безопасности, которые вводились (или не вводились) в разных странах. Спустя год, проанализировав мировой опыт, они рассказали в издании The Conversation, какие ограничения принесли пользу, а какие оказались напрасной тратой времени.

31.03.2021Юлия Карпова

В марте прошлого года у всех нас возникало множество вопросов. Ну, во-первых, почему правительства разных стран поступали по-разному? Почему кто-то закрывал страну на карантин, а кто-то нет? Была ли у нас возможность пережить пандемию с наименьшими потерями? И какая политика действительно работала, а какая нет? Чтобы ответить на них, ученым со всего мира нужно было не только собрать огромный пласт информации о новых правилах безопасности, но и посмотреть, как будет развиваться глобальная ситуация с ковидом в течение определенного периода времени.

В надежде найти ответы на эти вопросы ученые из Оксфорда запустили трекер правительственного реагирования на COVID-19 (спустя несколько недель после того, как началась пандемия – об этом они пишут в издании The Conversation). Теперь, по прошествии целого года, он стал крупнейшим хранилищем данных, касающихся мировой политики в отношении пандемии. На сегодняшний день более 600 человек из разных стран помогли университету проанализировать практически две сотни сценариев реагирования на проблему коронавируса, включая введение изоляции, влияние локдаунов на здравоохранение и экономику, а также развертывание политики вакцинации.

Все проанализированные сценарии были сгруппированы по ряду индексов. Среди них ученые особо выделяют строгость — именно она определяла интенсивность политики закрытия стран и сдерживания вируса по шкале от 0 до 100. Согласно исследованиям, пятнадцать стран мира достигли 100 баллов по индексу строгости, а семь даже не превысили 50. Причем выборка получилась самой неожиданной: среди стран с высоким индексом были Гондурас, Аргентина, Ливия, Эритрея и Венесуэла, а с самым низким — Никарагуа, Бурунди, Беларусь, Кирибати и Танзания.

И как же правительства справились с крупнейшим кризисом здравоохранения в истории человечества?

Согласно исследованию, в течение первых месяцев пандемии правительства разных стран в основном принимали аналогичную политику: действовали в одной и той же последовательности, в одно и то же время. Тем не менее COVID-19 достаточно неравномерно распространялся по миру, и этот факт наложил свой отпечаток на эффективность применяемых мер. 

Например, в марте 2020 года вирус уже затронул некоторые части Азии, Европы и Северной Америки. Однако более широкого распространения в других частях мира на тот момент он еще не достиг. Получается, что всеобщая изоляция населения довольно сильно контрастировала с различными эпидемиологическими ситуациями в странах. Это означало, что некоторые из них закрылись слишком поздно, а другие, возможно, слишком рано.

Но по мере развития пандемии политика стран начала стремительно меняться. В итоге некоторым правительствам даже удалось сдержать первую волну, а затем сохранить достижения с помощью сочетания целенаправленных ограничительных мер, медицинских испытаний и технологии отслеживания контактов, а также жесткого международного пограничного контроля. Такие страны, как Китай, Тайвань, Вьетнам и Новая Зеландия, сумели не просто сгладить кривую, но и выровнять ее, пускай и с небольшими всплесками. По данным Оксфордского университета, порядка 39 стран мира пережили за этот год только одну волну заболеваемости (хотя отсутствие прозрачных систем тестирования, отчетности или государственное давление затрудняют определение реального числа).

Другие страны, наоборот, добились меньшего успеха, столкнувшись со второй, третьей или даже четвертой волной коронавируса. Некоторые из них пережили относительно небольшие вспышки, которые правительства старались контролировать с помощью тестов и ограничительных мер. Например, Южная Корея и Финляндия хотя и не смогли полностью ликвидировать вирус, но в значительной степени сдержали нагрузку на локальные системы здравоохранения.

Нужны ли были строгие меры?

Целый ряд стран пережил настоящие «американские горки» (именно такое понятие используют ученые) в показателях роста и падения заболеваемости с соответствующими экономическими травмами и трагическими потерями. В Соединенных Штатах, Великобритании, Иране, Бразилии и во Франции наблюдались последовательные волны пандемии, из-за которых правительствам приходилось то вводить, то прекращать ограничительную политику. Об этом можно подробно не рассказывать: всем нам хорошо известно то, как часто в Англии менялись правила безопасности и объявлялись новые локдауны.

Хотя первоначально такие действия часто критиковалось, сегодня ученые пришли к выводу, что меры безопасности против COVID-19 действительно работают и помогают разорвать цепочку заражений. Причем своевременные и строгие меры оказали больший эффект, чем медленные и слабые. Однако нет гарантии, что такой концепт продолжит работать в будущем. Уже становится очевидно, что в таких странах, как Перу, продолжается рост заболеваемости, несмотря на ограничительную политику. Возможно, это свидетельствует о низком уровне доверия к правительству (одному из ключей к эффективности ограничительных мер) и, как следствие, недостаточном соблюдении требований. Некоторые данные также говорят о том, что экономическая поддержка населения делает меры безопасности еще более эффективными.

Но все ли зависит от денег?

Несмотря на то, что экономически устойчивые страны часто показывали хорошие результаты в борьбе с пандемией, общий уровень богатства не стал решающей характеристикой. Если условно разделить мир на страны с уровнем смертности выше среднего и ниже среднего, сильной и слабой реакцией правительства, то в обеих группах можно найти как богатые, так и бедные страны, как с демократическим, так и с диктаторским режимом. 

Успех и неудача в борьбе с вирусом — подвижные показатели. По мере развития пандемии менялись и меры, которые вводили правительства. Решающей из них стало развертывание программ вакцинации: по данным университета, вакцины сейчас доступны в 128 странах, и их количество постепенно растет. Примечательно, что те, кто быстрее всего внедряют вакцинацию: Израиль, Великобритания, США, ОАЭ — ранее пытались максимально контролировать вирус с помощью ограничений и систем тестирования и отслеживания.

И пара уроков на будущее

Год спустя пандемия, к сожалению, не закончилась. Но данные, собранные оксфордскими учеными, могут быть использованы для того, чтобы сделать промежуточные выводы и выстроить стратегии дальнейшей борьбы с коронавирусом. 

Во-первых, по мнению исследователей, правительствам необходимо обновить старые представления о своей готовности к пандемиям такого масштаба. У некоторых стран с огромным научным и медицинским потенциалом неожиданно возникли трудности в борьбе с пандемией. В то же время странам с меньшей пропускной способностью, включая Монголию, Таиланд и Сенегал, удалось в значительной степени сохранить здоровье людей и экономику.

Во-вторых, нужно учиться на чужих ошибках и прошлом опыте. В марте 2020 года страны Восточной Европы, такие как Чехия, Венгрия и Болгария, увидели, что случилось с их западными соседями, и ввели ограничения до того, как вирус широко распространился по региону. В значительной степени они избежали ряда проблем во время первой волны. Но затем, всего несколько месяцев спустя, некоторые из них приняли прямо противоположное решение и слишком долго ожидали момента для введения новых мер безопасности. Уже осенью число случаев заболеваемости возросло и привело к предсказуемым последствиям.

Хотя работа оксфордских ученых отслеживала реакцию отдельных правительств, стало ясно, что для выхода из пандемии странам потребуется глобальное сотрудничество. До тех пор, пока передача вируса не сократится во всем мире с помощью ограничений и вакцинации, нельзя игнорировать риск появления новых вариантов, отправляющих нас в самое начало пандемии.

Больше интересных статей о русских в Лондоне – в нашем Телеграм-канале

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: