Комментарии

«За минуту до полуночи»: Маша Слоним приняла климатические проблемы близко к сердцу

В Глазго продолжается климатическая конференция COP26, основная цель которой — добиться, чтобы температура на планете до конца столетия не поднялась выше чем на 2⁰C, а лучше на 1,5⁰C. Маша Слоним, поддерживая декларации и решения политиков на этот счет и в то же время понимая, насколько сложно будет их реализовать, решила оценить свой личный вклад в борьбу с изменением климата.

03.11.2021
Маша Слоним
Маша Слоним

Если кто-то до сих пор не воспринимал опасность, с которой столкнулось человечество, то, услышав от Бориса Джонсона, открывшего конференцию в Глазго на правах хозяина, что «до полуночи осталась одна минута», наверное, осознал наконец всю серьезность положения. И правда не до шуток: последние семь лет были в буквальном смысле самими жаркими за все постиндустриальное время, а наводнения, лесные пожары и другие стихийные бедствия по всему миру становятся все опаснее и разрушительнее.

Представители почти 200 стран собрались, чтобы договориться о кардинальных мерах, которые помогут спасти планету. Интересно, что средний возраст участников конференции — 60 лет, и с первого дня лейтмотивом была фраза: «Наши дети нам не простят, если мы не сможем остановить катастрофу».

Дети, включая Грету Тунберг, на конференции не появились, они предпочли улицу. В их отсутствие самые пронзительные слова прозвучали из уст 95-летней королевы Елизавета II. Врачи не рекомендовали ей поездку в Глазго, и она обратилась к собравшимся с трогательным видео, призвав лидеров разных стран «подняться над сиюминутными политическими интересами и ради спасения планеты продемонстрировать государственную мудрость». «Конечно, не все из нас доживут до того дня, когда сегодняшние усилия принесут свои плоды, никто из нас не вечен. Но мы это делаем не для себя, а для наших детей и внуков, для поколений, которые появятся после них», — напутствовала королева.

Изменения, которые произойдут, если будут реализованы предлагаемые меры, случатся действительно не завтра. Но скоро: главная задача — добиться нулевого баланса выбросов парниковых газов к 2050 году. В этом случае после 2100 года температура на планете начнет снижаться, чтобы со временем вернуться к значениям середины XX века. Некоторые страны, правда, честно предупреждают, что в такие сроки не уложатся. Например, Россия обещала добиться нулевого баланса выбросов к 2060 году.

Планы политиков

Радикальные изменения, которые намерены одобрить участники конференции, будут стоить триллионы долларов. Промышленно развитые страны декларируют, что готовы не только инвестировать огромные суммы для достижения нулевого баланса выбросов у себя, но и помогать деньгами бедным странам. Хотя опыт программы Covax (она предусматривала, что богатые страны будут делиться противоковидными вакцинами со странами, которые не могут их приобрести), оптимизма в этом смысле не внушает.

Тем не менее, символично, что первым документом, подписанным представителями более сотни стран, стало соглашение о восстановлении лесных массивов. Оно предусматривает, что подписавшие его страны (а среди них, что важно, Россия, Китай и Бразилия, президенты которых на саммит так и не приехали) должны прекратить вырубку дождевых лесов Амазонии и лесных массивов Канады и Сибири уже к 2030 году. Если действительно удастся прекратить «дефорестацию» этих территорий, это будет огромным достижением.

На страны, представители которых подписали соглашение, приходится около 85% всего лесного массива Земли. Обещанные на программу восстановления лесов миллиарды будут предоставлены не только правительствами, но и частными фондами. Важно и хорошо, что деньги предполагается выплачивать непосредственно аборигенам Амазонии, чья жизнь и достаток полностью зависят сейчас от объема вырубки лесов: на месте срубленных реликтовых деревьев местное население высаживает пальмы, а потом продает пальмовое масло, сою и какао-бобы. Значительные суммы будут направлены также на восстановление лесов и экосистемы. Правда, экологи напоминают: в 2014 году в Нью-Йорке уже была принята похожая декларация, но вырубку лесов это не остановило и не замедлило.

И на сей раз вопросов пока масса. Как и кто будет контролировать выполнение программы? Как исключить коррупционные риски (а они всегда есть там, где крутятся большие деньги)? Как заставить развитые страны не пользоваться плодами «дефорестации» — не покупать, например, пальмовое масло, сою, какао-бобы? Ответы предстоит искать.

Мнения людей

Проблемы, связанные с защитой планеты от экологической катастрофы, связаны не только с деньгами. Реализация обсуждаемых мер затронет практически всех жителей Земли, изменит уклад и качество их жизни. Как люди относятся к идее собственного спасения?  

Газета The Guardian опубликовала результаты опросов, проведенных разными институтами изучения общественного мнения. Результат неожиданно многообещающий. Согласно опросу ООН (он самый репрезентативный), две трети жителей планеты согласны с тем, что человечество уже столкнулось с глобальным ЧП. Причем, особых различий в оценках катастрофы у разных возрастных групп не наблюдается. Другой опрос, проведенный по заказу телерадиокомпании Би-би-си в 31 стране, показал, что большинство (56%) хочет, чтобы их правительства как можно быстрее ужесточили цели, направленные на борьбу с изменением климата.

Что касается конкретно Великобритании, то в ходе исследования Института изучения общественного мнения Ipsos MORI выяснилось следующее: 80% согласны с утверждением, что климатический кризис — это глобальное ЧП. Причем, доля обеспокоенных этим за последние несколько лет существенно выросло: среди британцев в возрасте 35+ этот показатель подпрыгнул с 20% в 2016 году до 60% к 2020-му, среди тех, кто еще моложе, — с 30% до 70%.

Так что британское правительство может быть уверено, что общественная поддержка целей конференции COP26 очень сильна. В остальных европейских странах она примерно так же высока (кстати, наименее остро на климатический кризис, судя по результатам опросов, реагируют в Молдове — интересно, чем это объясняется?).

Личный вклад

«Не спрашивай, что твоя страна может сделать для тебя. Спроси себя, что ты можешь сделать для нее», — говорил 35-й президент США Джон Кеннеди. Вот я и спросила себя, а какой вклад в спасение планеты внесла лично я.

Честно, похвастаться пока особо нечем. Я (почти) отказалась от красного мяса. Я (почти) перестала летать на самолетах — но тут особой моей заслуги нет, за меня все сделала пандемия. Я окончательно запустила свой сад, вступив в общество любителей модного течения Wilding, и теперь на моей земле всяким насекомым позволено собирать пыльцу, где они хотят.

Боюсь, этим мои достижения и ограничиваются. 

Я до сих пор вожу дизельный автомобиль, потому что дизель — более экономичный вид топлива, чем бензин, а денег на электрический автомобиль у меня нет. Даже с учетом того, что правительство обещает неплохую дотацию тем, кто переходит на этот «чистый» вид транспорта.

Я до сих пор пользуюсь обогревательным котлом, который работает на солярке. Дело опять же в деньгах: я не могу рассчитывать на правительственную дотацию в ₤5000 на установку экологически чистого, но очень дорогого котла системы “heat pump” с низким выбросом CO2. Треть его стоимости правительство обещает компенсировать только тем, кто сейчас использует газовые котлы, а у меня, напомню, дизельный.

В общем, лично мне пока далеко от «нулевого баланса» ущерба, который я наношу экологии. Правда, глядя на кавалькаду из 85 автомобилей, которая сопровождала Джо Байдена в Глазго, и слыша, что Борис Джонсон собирается возвращаться в Лондон на частном джете, я себя немного оправдываю и чувствую чуть менее виноватой.

Кстати, принятое на саммите другое важное соглашение — о сокращении выбросов метанового газа на 30% до конца этого десятилетия — напомнило мне об одном изобретении обычного английского фермера. Как известно, метан образуется не только при добыче газа и нефти, но и в результате жизнедеятельности коров, и этот газ можно использовать «в мирных целях», экономя при этом на электричестве. Фермер придумал, как нагревать воду с помощью коровяка. Он пропустил трубы с холодной водой под бетонным полом, на котором разложен коровий навоз, накрытый соломой, — и вуаля: коровяк от собственного метана нагревается и греет воду до 40 ⁰C. Сейчас все коровники этого фермера обогреваются именно так. Так что животные с его фермы уже реабилитированы. А там, глядишь, и других коров приспособят для отопления и нагрева воды.

Наверняка и еще что-нибудь придумают.

Больше интересных статей о русских в Лондоне – в нашем Телеграм-канале

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: