Карьера

Как получить работу в кино с помощью русского языка? Рассказывает Russian Dialogue Coach из «МакМафии»


Нела Хаец два месяца работала над аутентичностью сериала “МакМафия”: учила британских актеров правильно говорить по-русски, а Данилу Козловского –
 по-английски. Русский язык для Нелы, как и английский, – неродной. ZIMA узнала, как так получилось, а заодно разобралась со стереотипами про русских.

– Нела, вы из Хорватии, при этом вас пригласили на съемки британского сериала “МакМафия” как “специалиста по России”. Как так вышло?

– Это очень курьезная история, потому что работу я действительно получила по хорватской линии. В апреле прошлого года начинался второй съемочный блок “МакМафии”, который снимали в Хорватии и Сербии. В сценарии появилось много русскоязычных актеров, и потребовался Russian Dialogue Coach, поэтому хорватский продакшн связался с моей подругой с просьбой посоветовать кого-нибудь со знанием русского языка. Она, к счастью, вспомнила обо мне. Я на этот момент жила и училась в Лондоне, заканчивала вторую магистратуру. В британской образовательной системе с апреля нет занятий, поэтому я смогла быстро собраться и уехать на двухмесячные съемки. За этот шанс я очень благодарна подруге, хорватской продюсерской компании MP Produkcija и режиссеру Джеймсу Уоткинсу.

– Чтобы понимать, почему продакшн решил, что вы подходите для этой роли  какой у вас был бэкграунд?

– По профессии я переводчик, и до этого я больше работала в сфере культуры. Это были организации, продвигающие культурный обмен между англоязычными странами и остальным миром, например, British Council Croatia. Также я трудилась в качестве Research Intern для QI – компании, которая стоит за популярной телевизионной программой со Стивеном Фраем. То есть у меня был разный опыт в креативных индустриях.

– А какое образование нужно, чтобы работать в кино на такой необычной должности?

– Так как это необычная работа, то и определенного регламента у нее нет. Поэтому скорее ищут людей с релевантным опытом. Я окончила бакалавриат и магистратуру на философском факультете Загребского университета в Хорватии, где изучала русскую и английскую филологии. После окончания учебы в Хорватии я решила переехать в Лондон и получить дополнительное образование, более специализированное. Поскольку меня интересовала сфера культуры, межкультурного общения и все, что связано с искусством, я поступила в Roehampton University, где я закончила вторую магистратуру под названием Intercultural Communication in the Creative Industries. И это уже, конечно, напрямую связано с моим опытом на съемках – мне приходилось выступать не просто в роли переводчика, а связывать между собой людей в культурных и социальных смыслах, стремиться к тому, чтобы они поняли друг друга максимально точно. Конечно, здесь большую роль сыграл опыт моего личного общения с людьми из разных стран, он дополнил то, что я узнала во время учебы. Вместе эти знания дали мне возможность профессионального подхода в работе над сценарием. Как лучше подать ситуации? Какие тонкости добавить в диалог? Как сделать его правдоподобным и естественным? Как избежать неестественных моментов и стереотипов? Все это.

– В сценарии “МакМафия” вы только переводили диалоги или ещё как-то участвовали?

– Поскольку продюсеры старались нанять актеров, которые могли бы играть на своем языке, вышло так, что некоторые русскоязычные актеры не понимали по-английски. Поэтому мне надо было полностью перевести сцены, которые относятся к их персонажам, чтобы действие и контекст для них были полностью понятны.

– Вы прекрасно говорите по-русски, без акцента. Я никогда бы не подумала, что вы не из России. 

– Я начала учить русский язык, когда училась в школе. Мне было семнадцать лет. Русских родственников у меня нет, так что дело, пожалуй, исключительно в моем энтузиазме. Ещё была в России по обмену и сейчас стараюсь ездить туда хотя бы раз в год, чтобы не терять навык.

– Как звучала ваша должность официально, и что ваш функционал представлял собой на практике?

– Моя должность называлась Russian Dialogue Coach. На самом деле, это включало большое количество разных задач и должностей, которые менялись почти каждый день, в зависимости от того, какие сцены мы снимали, кто из актеров приезжал. Моей главной задачей было облегчение коммуникации между русскоговорящими, британцами и хорватами. На съемках мне нужно было следить за текстом и репликами. То есть, я отслеживала каждый дубль, а также предоставляла скрипт супервайзеру Кэролайн о том, что было сказано. Русский язык очень богатый, и самые мелкие лексические изменения в репликах могут поменять атмосферу дубля и значение сказанного. Для меня было важно передать все оттенки русского языка как можно точнее, чтобы потом процесс монтажа был проще. Также между дублями я помогала режиссеру общаться с актерами, потом репетировала диалоги с актерами, помогала с произношением. До начала съемок делала все подряд: встречала актеров и актрис в аэропорту, проходила с ними примерку костюма и грима.


Кроме того, у некоторых русскоязычных актеров, например, Мераба Нинидзе, Данилы Козловского и Кирилла Пирогова были реплики и на английском, поэтому с ними мне довелось поработать ещё в качестве English Dialogue Coach. Благодаря тому, что у меня филологическое образование не только по русскому, но и по английскому языку, мне это было несложно.

– Наверное, классно учить Данилу Козловского правильно говорить по-английски. 

– У Данилы замечательный уровень английского языка, поэтому мое участие там скромное. Уровень профессионализма среди актеров превосходный, они очень серьезно относились к делу, для меня эти моменты, когда мы занимались тренировкой произношения и отработки реплик, самые ценные. Я чувствовала свою причастность к миру искусства.

– Над какими именно эпизодами вы работали и с какими актёрами?

– Я работала над всеми сериями, кроме первой, но больше всего моих сцен в седьмой и восьмой. Из актеров больше всего работала с замечательным грузинским актером Мерабом Нинидзе. У него была большая роль, поэтому много сцен и на русском, и на английском. Ещё с Данилом Козловским (Григорий Мишин), Евгением Голаном (Марат), Анной Левановой (Наташа), Кириллом Пироговым (Илья), Еленой Лядовой (Ирина) и многими другими. У англоязычных актеров тоже были реплики на русском, поэтому я также работала с Дэвидом Стрэтэйрном, Ошри Коен и, конечно, Джеймсом Нортоном.

– Какой был график на съемках “МакМафии”?

– График на съемках очень интенсивный, рабочий день длился по 10-12 часов. Ночные смены тоже были. Они, на самом деле, запомнились больше всего – например, как мы до утра снимали погоню в метро в Белграде. В “МакМафии” съемки проходили в реальных местах, в отличие от проектов, которые делают в киностудиях. Поэтому наш “офис” переезжал каждые несколько дней. Мы ездили по всей Хорватии, и я открыла, насколько прекрасна наша страна со своими волшебными и разнообразными краями, в которых можно снимать самые разные сцены – начиная от моря и вплоть до пустыни. Что-то новое ждёт тебя постоянно, и ты должен быть полностью включен в процесс и готов к любому повороту. Работать в режиме такой многозадачности психологически может быть непросто, но я чувствовала себя комфортно. Я столько всего узнала о процессе кинопроизводства, и в итоге только больше в него влюбилась.

– О русских существует много стереотипов. Как вы от этого избавлялись? 

– Все понимали, что о русских в западной культуре есть много стереотипов. Поэтому к максимальному правдоподобию стремились все, от режиссера, сценаристов и художников до самих актеров на съемках. Отдел дизайна и художественного оформления занимался исследованием русских интерьеров, надписей, одежды, и часто при этом консультировался со мной. После того, как я перевела текст диалогов, мы часто садились вместе с актерами, отрабатывали их по несколько раз, примеряли к ситуации, думали буквально над каждым словом, чтобы не было эффекта карикатуры.

– На всех съемках обычно случается история, которую потом долго вспоминают и всем рассказывают. Что вам запомнилось из “МакМафии”?

– Это съемки сцены на Патриаршем мосту в Москве, когда в середине дубля (в октябре!) вдруг начал идти снег хлопьями. Это была довольно суматошная ситуация, у нас был четкий график, все были сконцентрированы на том, чтобы успеть. И вдруг пошел снег. Нам пришлось отложить съемки. В итоге решили доснять этот дубль на пожарной лестнице в жилом доме, с которой открывался очень красивый вид. Дубль прошел удачно, но нам пришлось приостановить лифт, чтобы не мешать записи звука. После этого наша немаленькая команда начала спускаться вниз. Я ехала с последней группой, и где-то на пятом этаже к нам в лифт зашла пожилая женщина и начала кричать на нас. Оказывается, она ждала лифта 20 минут и не могла спуститься с предыдущими группами, потому что не влезала. Она кричала на нас без остановки, грозилась вызвать полицию. Мы уже выходили из здания, а она еще шла за нами и кричала. Мы шутили, что это было столкновение двух миров – бабушке срочно надо было сходить по своим делам, ей без разницы было, что мы тут искусством занимаемся. Вышло, что она остановила каждую из наших 6 спускающихся групп, и каждую отчитала – в итоге все получили от этой бабушки свою историю.

*Сериал был продлен ВВС на второй сезон, если вы еще не успели посмотреть первый, он доступен на DVD/ Blue Ray.

Другие тексты  – в нашем телеграм-канале: https://t.me/zimamagazine.

Фото героини: Katie Marlow 
Фото сериала: Nick Wall/Cuba Pictures/CPL Godm

Нашли ошибку? Выделите ее и нажмите CTRL + ENTER

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: