Карьера

Работа будущего: не по расчету, а по любви

Наш автор Наталья Кузнецова-Райс считает, что труд по расчету обречен уйти в прошлое – точно так же, как когда-то в прошлое ушел брак по расчету.

Как нас в свое время проинформировала Алла Борисовна Пугачева, «жениться по любви не может ни один, ни один король».

Но Алла Борисовна не рассказала всей правды. Дело в том, что жениться по любви до недавнего времени вообще мало кто мог. Как-то не принято это было. Примерно до конца XVIII века идея брака по любви считалась антиобщественной и в целом абсурдной. И даже более того, общество того времени верило, что слишком много любви для брака вредно.

Подходящими же поводами для брака выступали более практические соображения: создать политический альянс, соединить капиталы, увеличить количество рабочей силы, чтобы произвести больше пшена, и так далее.

А потом случились Французская и Американская революции, которые декларировали идею личного счастья. Это совпало с развитием оплачиваемого труда и урбанизацией, которые привели к тому, что личная выживаемость стала меньше зависеть от того, находился в паре человек или нет.

Поэтому концепция Единственного(-ой) и Родственной Души, как вы понимаете, относительно молодая. Эта роскошь стала нам доступна на определенном этапе экономического развития человечества.

Причем тут рабочий день?

Когда я думаю про историю брака, я не могу не заметить абсолютной идентичности с тем, что происходит сейчас с отношением к работе. Еще в XVIII веке абсолютно нормальным считался рабочий день длиной в 10-16 часов, потому что этого требовала набирающая обороты индустриализация. К концу XIX века трудящиеся разных стран сказали: «С нас хватит!» – и начались повсеместные протесты. В них оказались едины профсоюзы в Америке, русский пролетариат и английские рабочие. Постепенно во всех странах вводилось законодательство, которое ограничивало рабочий день. Но это случилось не сразу. Например, еще в 1908 году рабочий день на фабриках в России длился 9,5 часов. А когда Генри Форд ввел восьмичасовой рабочий день в 1914 году, это было воспринято как гуманистическая революция – до этого к трудящимся так хорошо еще никогда не относились.

Давайте перенесемся на сто лет вперед, в сегодняшний день. Кому из вас кажется, что восьмичасовой день – это перебор, что некогда жить и вообще, зачем эта цифра, она ведь ничего не отражает? Исходя из моей практики и сообщений в прессе, так кажется все большему и большему количеству людей. И если на заводах Генри Форда люди действительно все это время работали, выполняя свою функцию на конвейере, то этого нельзя сказать о сегодняшнем офисном классе.

Согласно исследованию, проведенному среди двух тысяч британских офисных служащих, их реальное рабочее время составляет… 2 часа 53 минуты.

Давайте проведем небольшой тест. Сколько часов в день в офисе, вам кажется, вы работаете? Нет-нет, я не имею в виду положенные по контракту семь с половиной часов, я интересуюсь, сколько вы на самом деле работаете. Не стесняйтесь дать честный ответ, скорее всего, вы будете не одиноки. Согласно исследованию, проведенному среди двух тысяч британских офисных служащих, их реальное рабочее время составляет – та-дам! – 2 часа 53 минуты. Feeling better now?

Возможно, вам интересно было бы узнать, чем занимаются британские служащие в оставшиеся пять часов:

  • Чтение новостей — 1 час 5 минут
  • Социальные сети — 44 минуты
  • Обсуждение не относящихся к работе вещей с коллегами – 40 минут
  • Поиск новой работы – 26 минуты
  • Перекур – 23 минуты
  • Звонки близким и друзьям – 18 минут
  • Приготовление горячих напитков – 17 минут
  • Текстовые сообщения – 14 минут
  • Перекусы – 8 минут
  • Приготовление еды в офисе – 7 минут

Но дело даже не столько в недисциплинированности офисных служащих, сколько в изменившейся природе того, чем мы заняты. Стандартный восьмичасовой рабочий день хорошо работал в индустриальном обществе, но в сегодняшнем информационном и крайне мобильном обществе он воспринимается как атавизм. То, что делали рабочие Форда, сегодня делают роботы и количество автоматизированных профессий и целых отраслей растет с каждым годом. А офисная правда именно такая – три часа из восьми.

И вот как раз здесь начинается самое интересное.

Вы можете объяснить, чем вы занимаетесь?

За последние десятилетия в развитых странах произошло несколько довольно мощных изменений:

  • Информационная революция
  • Повышение экономического благосостояния
  • Значительное увеличение продолжительности жизни
  • Признание приоритета индивидуальности
  • Экспоненциальный рост технологий
  • Узкие специализации в корпорациях

Начнем с последнего. Если вы работаете в корпорации, вы когда-нибудь пробовали своей бабушке объяснить, чем вы занимаетесь? И как, она поняла «social media trailblazer»? Функции внутри корпораций стали настолько узкими, что их смысла часто не понимают не только бабушки, но и сидящий на другом этаже коллега. Это также означает отстранение от продукта своего труда, когда человек не знает, как конкретно его работа влияет на конечный результат и как этот результат в свою очередь влияет на мир. Вот это отсутствие конечной ответственности за продукт своего труда и непонимание своего вклада рождают ощущение пустоты и бессмысленности.

При этом в условиях экономической устойчивости, большего количества активных лет жизни и свободы от механического труда работающий человек понял, что имеет право… на что? Конечно, на любовь.

Прошло время труда по расчету

Еще Маслоу нам рассказал, что когда базовые потребности решены, мы начинаем задумываться о смысле. Поэтому не удивительно, что пару веков назад, когда появилась экономическая возможность, люди выбрали любовь (она стоит на более низкой ступени в шкале Маслоу). А теперь, когда технологии освободили и оптимизировали наше время, а общество пришло к пониманию, что каждый человек имеет право на самореализацию, мы стали искать глубинный смысл в повседневной деятельности. Зарплата больше не является единственным смыслом деятельности. Потому что мы уже прошли этот этап, как с браком без любви.

Отсутствие конечной ответственности за продукт своего труда и непонимание своего вклада рождают ощущение пустоты и бессмысленности.

Именно отсюда – несогласие с неэффективным восьмичасовым рабочим днем, неприятие бессмысленной деятельности, нежелание оставаться на нелюбимых работах, и поиск той самой Единственной–работы, которая не только оплатит счета, но и сделает мое существование осмысленным. Потому что в XXI веке у нас появилось на это право.

Больше статей о карьере и отношениях – у нас в телеграм-канале.

Больше о Наталье Кузнецовой-Райс – тут.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: