Карьера

Алексей Иванов, Directly: «Три вещи, без которых не получить хорошую работу в Кремниевой долине»

Алексей Иванов – старший продакт-дизайнер калифорнийского стартапа Directly. В России он работал с крупными компаниями – «Билайном», «Рамблером», «Яндексом», «Высшей школой экономики» – и добрался до позиции креативного директора рекламных проектов в «Афише».

В интервью ZIMA Алексей рассказал, как он оказался в Кремниевой долине транзитом через Швецию и Голландию. А также объяснил, почему программисты и дизайнеры уходят из больших корпораций в рисковые стартапы, что такое дизайн поведения и зачем человеку, работающему в Калифорнии, может понадобится собственный телеграм-канал.

– В «Афише» к 2012-му году сложился отличный звездный состав и классная команда, но мне хотелось расширить границы возможного и посмотреть, что же находится там, за пределами России.

Как-то раз я оказался на лекции Дэвида Эриксона, курировавшего тогда программы «Стрелки». Он рассказывал про будущее образования, разные модели и подходы, и в конце скромно упомянул, как стал со-основателем школы Hyper Island в Швеции, которая специализируется на цифровых медиа, дизайне и бизнесе. Я подошел к Дэвиду после лекции, порасспрашивал про программы. Модель показалась сильной, и очень откликалась со мной, так что в течение года я завершил все свои проекты и уехал учиться в Швецию.

Допустим, выпускник школы сейчас хочет заняться продакт-дизайном. Где этому учиться: в России или за рубежом?

Можно уезжать куда-то, а можно уезжать от чего-то. Это будут две совершенно разные истории. Мне кажется, с образованием надо хорошо понимать, кем ты себя видишь через три года. Если у тебя уже есть [степень бакалавра], то обычно ты едешь учишься год-два на какой-то программе, потом год стажируешься, а дальше идешь работать. И если ты можешь себе представить, чем бы ты хотел заниматься, то под это и нужно выбирать образовательную программу.

Я уезжал учиться семь лет назад, работал тогда в цифровой рекламе и планировал в ней остаться. Сейчас я в Сан-Франциско, занимаюсь продакт-дизайном, но в тот момент такой вариант развития событий был лишь одной из возможных опций, и никак не целью. Школа, в которую я поехал, была очень сильно ориентирована на рекламщиков и арт-директоров. Сейчас, кстати, Hyper Island сильно перепрофилировался: мир движется в сторону сервисов и продуктов, поэтому в дизайнерском сообществе спрос гораздо выше на специалистов, которые умеют делать эти продукты.

У тебя 12 лет опыта работы в самых разных компаниях: «Билайн», «Рамблер», «Афиша», IDEO, Philips. Можешь назвать три самых крутых проекта, над которыми ты работал?

Хороший вопрос. Таких проектов множество. Например, мне понравилось, как мы сделали приложение «Афиша» для айфонов и айпадов. Много с чем экспериментировали, получился достойный продукт, с сотнями тысяч пользователей и высокой оценкой в AppStore. Многому научился у продакт-менеджеров Лены Кузнецовой и Димы Степанова на том проекте, они оба сейчас топ-менеджеры в Яндексе.

«Афиша» всегда была редким зверем — по крайней мере, та «Афиша», которую я помню в нулевых и начале десятых. Это и редакционная часть с журналами про развлечения, еду и путешествия, и сайт про кино с эпическими обзорами Романа Волобуева, которые больше похожи были на новеллы и создавали существенный прирост посещений сразу после публикации, и русская версия Yelp, с самой актуальной базой ресторанов по всем крупным городам России. Создавать простой продукт для такого космолета было сложно, но безумно интересно.

Мне очень понравился проект, который назывался «Made in the future». Его мы делали в IDEO в Бостоне в 2013 году. Мы с командой исследовали будущее ремесленного производства – как люди будут делать вещи через 20-30 лет. Создали много зарисовок о том, какими будут товары, услуги и способы их создания в будущем.     

Проект мы делали вместе с CEO IDEO Тимом Брауном. Он очень известный эксперт в дизайнерских кругах, и мне радостно, что получилось напрямую с ним поработать, послушать его идеи, посмотреть, как он курирует проекты.

«Team Canvas» я сделал сам, с помощью нескольких друзей. Это не software-продукт, а скорее консалтинговая модель, история про дизайн командной культуры, то есть дизайн чего-то эфемерного, а не конкретного.

Сейчас у нас уже готово три языка, в процессе подготовки еще шесть, готовится книжка. При этом после запуска я почти не занимался этим проектом, но там образовалось сообщество, которое начало самоорганизовываться и предлагать перевести идею на разные языки. И за 3 года собралось почти 15 000 участников, которые этим пользуются. Это проект скорее для души, чем для денег.

Ты ушел из больших компаний, и сейчас занимаешься стартапом, чем то чуть более инновационным и современным, но не таким глобальным.

– Я и в больших компаниях всегда работал в инновациях – том уголке компании, которая перепридумывает старую часть организации. В том же Philips я работал в структуре под названием “design innovation”, которая постоянно предлагала что-то новое. Для меня это был очень хороший опыт понимания того, как инновации работают внутри больших компаний.  

В стартапах есть этап, когда это уже не группа отчаянных людей, которые каким-то образом добыли свои 50 тысяч долларов и ночами что-то делают, – и еще не корпорации, которыми уже стали Facebook, Google, Amazon. И вот те несколько лет, когда компания поднимает свои первые несколько раундов и еще не вышла на IPO, – там реально интересно. С одной стороны, уже есть структура и продажи, с другой – очень сильно бурлит жизнь и много на что можно повлиять.

Мне это, пожалуй, больше всего нравится в Кремниевой долине: здесь есть возможность повлиять на будущее технологий. Да, есть огромные компании с гигантскими бюджетами и зарплатами, при этом есть маленькие стартапы, в которых до сих пор можно спокойно работать, и они могут вырасти и изменить целые индустрии. Или не вырасти. Я стал понимать, что место твоей работы часто определяет твоя склонность к риску. От себя не убежишь.

Насколько популярен такой карьерный путь для тех, кто работает в Долине: сначала набраться опыта в больших корпорациях, а затем уйти делать что-то свое?

Такой тренд есть, конечно. Но трендов много: я даже знаю одного человека, который выбирает работу попеременно: большая компания-стартап-большая компания-стартап.

Здесь всегда будет больше спроса, чем предложения, особенно на позиции, связанные с реализацией продукта. Есть люди, отвечающие за поддерживающие функции, их обычно не так сложно найти, а есть те, которые управляют и делают руками сами продукты. И вторых здесь действительно мало: хороших разработчиков, пробивных продакт-менеджеров, сильных дизайнеров, бодрых аналитиков – то есть людей, которые нужны в процессе создания продукта.

В стартапе тебе могут сделать очень хорошее предложение по акциям, но есть большие риски, что все это прогорит в течение года. В огромных же компаниях предложат хорошую зарплату, какие-то опционы, но есть риск, что будешь ездить на работу в шаттле и думать: «ну вот, еще три часа потратил на дорогу туда-обратно, и чего?»

Расскажи на собственном примере: как получить хороший оффер от компании в Сан-Франциско?

Я на этот счет много думал, и есть идея даже сделать небольшой образовательный курс. Буду честным: я не просто так сюда с чемоданом переехал — я попал в достаточно элитную компанию SYPartners, занимающуюся стратегическим консалтингом. Это такой бутиковый вариант McKinsey.

С другой стороны, всякое бывало: я походил на собеседования в стартапы и технические компании, в большие и маленькие, получил полдюжины офферов, – и в итоге плюс-минус понял, как тут работает процесс собеседований, на что смотрят, а что совершенно не важно. У каждого большого города есть свой способ нанимать людей: то, как ты проходишь интервью в Москве, сильно отличается от того, как ты это делаешь в Амстердаме или Сан-Франциско.

Независимо от того, насколько ты крутой, в Долине тебе нужны будут три вещи:

  1. Трек-рекорд, то есть портфолио или послужной список. Надо показать, что ты что-то сделал на достойном уровне, добился результатов. Желательно, уже в США, но это не всегда обязательно.
  2. Нетворк, то есть связи: сильные, слабые – не важно. Просто какое-то существенное количество знакомств. Люди здесь охотно идут на контакт, особенно если от них не требуют больших вложений. Выпить кофе – легко, представить кому-то – тоже нет проблем, если у тебя есть четко сформулированный запрос и ты интересен собеседнику.
  3. Ну и третье: сюда действительно приезжают работать. В Долине сильно больше людей, которые мотивированы по умолчанию. Очень сложно выехать без усердной работы, просто на том, что ты талантливый. Здесь нужно и усердие, и талант. Так что если хочется просто «чилить», то это не сюда. Сан-Франциско внешне выглядит очень расслабленным городом, но во всех технологических компания пашут не менее интенсивно, чем в Нью-Йорке и в Лондоне.

Чем ты занимаешься сейчас?

Искусственным интеллектом в области техподдержки. Компания называется Directly. Я вышел на этих ребят через знакомых, и мне очень понравился процесс интервьюирования у них. Каждую встречу я думал: «Вау, какие умные и классные люди». А потом мы начали больше обсуждать процессы и методы работы, и оказалось, что мы и думаем о вещах очень похожим образом.

Мы занимаемся клиентской поддержкой. Если задуматься, это область, актуальная для любых продуктов и услуг, ведь идеальных продуктов и услуг не бывает. Единственное, для чего не требуется техническая поддержка совсем – это процесс грудного кормления в младенчестве. Дальше ты взрослеешь, и чем бы ты ни пользовался, возникают вопросы и сложности. Иногда ты решаешь их сам, иногда решают другие, но если ты платишь деньги за услугу, то логично, что кто-то должен решить проблему за тебя.

Для компании клиентский сервис – это всегда дополнительные затраты, и любая компания такие вещи старается минимизировать. Но если ты снижаешь затраты, то почти всегда резко снижается качество пользовательского опыта. Соответственно, самый вкусный кусок пирога достается тем, кто придумывает способ, при котором ты платишь очень мало денег за очень качественный сервис.

И тут в дело вступает искусственный интеллект. Есть несколько индустрий, где он отлично работает: автомобили, автоматизация продаж, клиентская поддержка и так далее. Мы работаем над тем, чтоб наши клиенты, среди которых есть Airbnb, LinkedIn, Microsoft и другие большие имена, могли оказывать классную помощь своим клиентам и делать это быстро и дешево.

То есть всем большим и прогрессивным компаниям, даже не напрямую технологическим, вроде клиентского сервиса, надо работать с AI уже сейчас?

Здесь справедлива аналогия с базами данных. Когда-то они были новшеством, которое использовали самые продвинутые технологические компании, но сейчас ты про это уже не говоришь: настолько это естественная вещь. То же произойдет с AI в ближайшие годы.

Вопрос только в том, какой процент вашей индустрии будет автоматизирован. Если мы говорим про журналистику, то, навскидку, всего 5-10%, потому что в ней требуется очень много человеческого участия. Техподдержка может автоматизироваться на 70-80%. В машинах же лишь минимальные проценты потребуют участия человека, автопром и конвейерное производство тому пример. Так что на перспективу всем нам хорошо бы уже сейчас задуматься, как сильно будет автоматизирована наша индустрия в ближайшие 5-10 лет.

Как скоро AI придет в продакт-дизайн?

Он уже пришел. Мой приятель Юра Ветров, руководитель департамента дизайна в Mail.ru, сделал пару лет назад проект про автоматизацию дизайна, собрал разные кейсы, как и почему это происходит. Тогда это был более исследовательский и теоретический проект, но сейчас появились и сами реальные продукты.

Как пример, расскажу про логотипы. Я помню времена, когда люди платили большие деньги за их создание: не за брендинг, который включает в себя историю, корпоративные цвета, брендбук, а просто за логотип на визитку. Сейчас же есть простые сервисы: вбиваешь название, тематику компании, набор хештегов – и генерируется набор картинок. Некоторые выходят очень не стыдными.

И такое происходит во многих областях: где-то с помощью людей, где-то автономно. Например, иллюстрации можно рассматривать как искусство, а можно как набор форм и заливок разными цветами, которые отображают какую-то ситуацию, какую-то задумку. Если научить машину очень классно и интересно в определенном стиле делать картинки, то она хоть Моне повторит.

Последний проект, который я видел на эту тему: Humaaans. Это иллюстрации в определенном стиле, который сейчас очень любят продуктовые дизайнеры. Ты просто подбираешь себе кусочки пазла, складываешь в одну общую картинку – и все готово. Это в десятки, если не сотни раз дешевле, чем профессиональный иллюстратор.

Ты ведешь отдельный проект про дизайн поведения. Что это такое: психологическая консультация, бизнес-тренинги?

Я в определенный момент понял, что психологическая часть дизайна, в которой надо разбираться в потребностях людей и принимать решения на основе этого, мне гораздо интереснее, чем непосредственно визуализация результата.

Изменение поведения – это одна из самых сложных и одновременно самых востребованных услуг, которые можно себе представить в 21 веке. Это сложная штука, и особенно сложно с ней работать, когда вокруг все постоянно меняется. Компании сейчас конкурируют не за наше время или деньги, они конкурируют за наше внимание. И когда у тебя мало внимания, ты весь такой раздерганный, то тебе очень сложно поменять что-то в своей жизни.

Мне стало интересно этим заниматься, это называется behavior design. Оказалось, что куча людей этим занимаются в Google, в Стэнфорде. Потом пришло осознание, что мне интересно работать с людьми один на один и в небольших командах.

Недавно я сертифицировался на профессионального коуча по методике Designing your life. Она помогает людям использовать принципы дизайн-мышления для того, чтобы создать жизнь, которой им хочется жить.

Это можно назвать коучингом, если быть откровенным, но мне больше нравится «дизайн поведения», потому что так ты четко видишь, над чем работаешь.  Когда ты говоришь, что ты коуч, не сразу понятно, что от тебя ждать. И у многих людей есть свои предрассудки на этот счет — индустрия не очень регулируемая, в отличие от юристов и врачей. Тут же к тебе пришел клиент, и он может рассчитывать, что через полгода у него поменяются какая-то часть поведения.

Как много людей ты сейчас консультируешь?

У меня небольшая практика. Я не буду цифр называть, но это не десятки людей. В первую очередь, потому что работать один на один – это очень энергозатратная штука. Для меня лучше меньше, но лучше.

Это чем-то похоже на психотерапию, но в отличие от часов, я предлагаю клиентам измерять работу в программах, которые длятся несколько месяцев. Терапия часто строится на доверительных отношениях, которых у тебя, возможно, и не было никогда ни с кем. И многие вещи выправляются именно благодаря этой связи клиента с терапевтом, так что психотерапия часто необходима долгосрочная.

Я же делаю с человеком программу по изменению поведения, которая длится 6-8 месяцев. Когда мы ее заканчиваем, клиент должен без меня уже дальше справляться. В изменении поведения тебя, с одной стороны поддерживают, с другой дают стимул что-то менять, но по-любому основную работу придется делать тебе. Зато в конце ты выходишь с собственными ресурсами для этих изменений, в том числе в будущем.

Я занимаюсь этим полтора года, сделал полдюжины сертификаций и завершил несколько программ с клиентами. У меня есть несколько русскоязычных клиентов, несколько англоязычных людей из Долины. В основном это товарищи из технологий. Еще мне очень нравится работать с предпринимателями. Особенно с серийными предпринимателями, которые создают что-то, продают и переходят к новому проекту. Хорошо, когда получается работать с людьми, которые находятся уже прошли серьезный путь в жизни и в карьере: у них и вопросы, которые они решают, обычно интересные, и жизненные ситуации неординарные.

У тебя есть свое мини-медиа: телеграм-канал Ponchik News. Зачем он тебе?

– Телеграм-канал — это такой самиздат цифровой эпохи. Я завел его полтора года назад, были некоторые изменения в жизни и мне хотелось испробовать новый формат. Я долго просто писал о чем пишется и когда пишется, но, кажется, в последние 3-4 месяца нашел именно ту нишу, в которой мне хочется быть: это пересечение продуктового мышления, изменения поведения и когнитивной психологии. Об этом очень интересно писать, и я стараюсь делать это несколько раз в неделю. Пока на русском языке, хотя есть планы в какой-то момент перейти на английский.

Это еще один способ взаимодействия с миром: ты накапливаешь какое-то количество идей и хочешь ими поделиться. Создаешь свою платформу, трибуну: люди приходят, слушают, кто-то уходит, кто-то наоборот зовет друзей.

Еще в процессе появляется какое-то количество людей, которые приходят и рассказывают свои истории. Я беру интервью у тех, кто интересно смотрит на мир через линзу продуктов, культуры, психологии. У таких людей часто есть видение, как мир меняется, и почему они делают то, что делают. Обычно это очень глубокий и интересный разговор, которым вдвойне кайфово поделиться с окружающими.

Мне очень нравится свобода собраний в телеграме: не нужно регистрировать никакое СМИ, платить за хостинг, думать о рекламе. Телеграм – это платформа, которая ни к чему не привязывает. А где выложено само интервью – не так важно. В зависимости от человека можно подобрать такую платформу-трибуну, с которой ему интересно вещать. Люди, которые чего-то добились в серьезных масштабах, хотят выступить с «платформы» типа Forbes, предпринимателям интереснее vc.ru, ребятам из технологий – Хабр.

Но – возвращаясь к дизайну – если все уходят на нишевые платформы, что же тогда будет с дизайном? В чем ты сейчас видишь будущее индустрии?

Это моя любимая история про jobs to be done. Идея в том, что любой продукт или услуга нужны для выполнения какой-либо работы. Например, ты выбираешь определенный напиток, потому что он выполняет для тебя определенную работу. Вода утолит жажду, кофе взбодрит, текила развеселит и поможет расслабиться. Все три – это напитки, но функции у них совсем разные.

Такая же история с дизайном: каждый находит те jobs to be done, которые ему интереснее делать. Если дизайнеру нравится делать вещи, связанные с интерфейсами, то он реализует их в программах типа Sketch или Figma – это очень популярные сейчас инструменты для создания приложений и сайтов, заменившие Photoshop. Есть те, кому нравится писать сценарии и моделировать общение: они становятся голосовыми дизайнерами и пишут сценарии под Amazon Alexa или Google Home. Другим интересны классно подобранные цвета, композиция и типографика – такие работают визуальными или бренд-дизайнерами. Все эти вещи как-то пересекаются, конечно, но центр тяжести у каждого дизайнера какой-то свой есть.

При этом все три группы — это дизайнеры, но по сути очень разные. И человек, который говорит, что хочет стать дизайнером, должен ответить на главный вопрос: на какую именно работу он хочет, чтобы его талант «нанимали».

Ты одновременно ведешь с десяток проектов. Как при таком графике, который наверняка довольно распространен в Долине, не сойти с ума от количества дел – и не умереть в 40 от эмоционального и физического напряжения?

Насчет умереть в 40 у меня для тебя плохие новости: по последним данным нам с тобой предстоит до 90 прожить, это в среднем. Если мы будем о себе заботиться, то можем и до 100-120. Так что вопрос не в том, как дожить до 40, а в том, как прожить 42, 69, 98. Это все будут разные истории и стадии, со своими радостями и сложностями.

Мне кажется, важно правильное целеполагание. Есть великолепная книжка ‘How will you measure your life’ профессора бизнеса Клэя Кристенсена. Он ставит вопрос примерно так: вот вам 124 года, вы лежите в окружении правнуков, умираете себе тихонечко где-нибудь на Марсе. Как в этот момент вы будете оценивать свою жизнь?

Необходимо включить в свою повседневную жизнь метрики по значимым для вас вещам и равномерно распределить между ними свои ресурсы. Важно чувствовать, когда ты уделяешь чему-то слишком большое внимание, например, работе. Я вот много работаю, но так же много времени трачу на сообщество. И когда я пишу посты или встречаюсь с людьми, это другая часть моей жизни, про комьюнити. Есть часть, которая ответственна за удовольствие – не гедонистическое насыщение, а именно детскую такую радость. У меня очень большую радость вызывают танцы, йога, бокс, прогулки на природе, посиделки с друзьями. Я стараюсь в достаточной мере включать их в свое расписание.

Что-то можно совмещать: обсудить совместный проект на Burning Man, позвать друга на хайк или пойти вместе потанцевать. То же самое с работой: можно рассматривать это как место, куда ты приходишь и пишешь код с утра до вечера, а можно раз в неделю проводить там медитацию для сотрудников и делать другие командообразующие вещи, потому что это сплачивает коллектив и создает сообщество.

Получается, что мы живем в этих пересекающихся кругах, и один из важных навыков – это держать их перед глазами, инвестируя в них адекватное количество внимания. Когда начинаешь чувствовать перекос, то хорошо бы вовремя притормозить и понять, какие круги ты игнорируешь.

В мире много разных интересных людей, русских и не очень. О них мы пишем в нашем телеграм-канале, присоединяйтесь.

Нашли ошибку? Выделите ее и нажмите CTR + ENTER

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: