Карьера

Стать врачом в Великобритании: сколько нужно денег и времени? (истории тех, у кого получилось)

Чтобы стать врачом в Великобритании выпускнику британской школы может понадобиться до 16 лет. Пять или шесть лет на собственно получение нужного образования, два года на post-graduate foundation course, и от 3 до 8 лет – специализированные тренинги в зависимости от выбранной специализации. Неудивительно, что при такой подготовке квалификация британских врачей признается практически во всем мире в отличие от квалификации врачей из стран СНГ, хотя, конечно, у каждого из нас припасен список претензий к NHS и парацетамолу.

Медицинские школы университетов устанавливают невероятно высокие барьеры на вход в профессию – самый высокий вступительный балл и самую высокую оплату для иностранных студентов. Абитуриенту обычно нужно хотя бы 5 оценок А* или А по экзаменам GCSE и три А на выпускных экзаменах. Один год на медицинском факультете для иностранных студентов стоит в среднем £30,000 в год, что вдвое дороже других специальностей и выше средней зарплаты начинающего доктора, которая составляет около £25,000 в год. С такими требованиями «для своих» очевидно, что к чужим дипломам система относится с подозрением и требует подтверждения квалификаций, часто с продолжительными дорогостоящими курсами переподготовки и множеством экзаменов.

В общем, когда врач-эмигрант понимает, что путь в медицинскую профессию для русскоговорящих врачей с дипломами из других стран долгий, дорогой и тяжелый, есть большой соблазн бросить все и переквалифицироваться в клерка.

Но истории профессионального успеха есть, и их герои вызывают восхищение. Разбираемся, что помогло нашим врачам найти себя в британской медицине.


Отар Лазарашвили, выпускник педиатрического факультета Тбилисского медицинского института. До переезда 15 лет работал врачом, в том числе в Бакулевском центре в Москве.

«Для меня было важно остаться в профессии, поэтому переквалификация в nurse или околомедицинские специальности меня не устраивала. На первых порах помогло то, что в России  я занимался эхокардиографией. В России это делает только врач, а в Великобритании профессия cardio physiologist считается технической, поэтому дополнительные экзамены сдавать не нужно. Однако языковой тест был необходим, и для меня это стало самым сложным: для врача установлены довольно высокие требования результатов IELTS – Общий балл 7.5 и не менее 7.0 по каждому разделу (сейчас повысили даже эти показатели и необходимо 7.5 по каждому разделу – прим. авт.). И хотя общий балл я набирал, из-за трудностей с письменной частью экзамена пришлось сдавать его 10 раз.

Одновременно с работой кардиофизиологом в Рединге я продолжал учиться, чтобы сдать необходимые экзамены для работы врачом. Это заняло 5 лет. Среди других трудностей, помимо языка и продолжительной напряженной учебы – смена социального статуса, когда из эксперта с большим опытом пришлось перейти в статус начинающего доктора. Иногда казалось, что есть предубеждение к иностранцам.

Но мне удалось сохранить интерес к кардиологии, за это время я защитил PhD в этой области, и, хотя пока занимаюсь госпитальной терапией в Southampton General Hospital, все же надеюсь со временем специализироваться именно на проблемах сердца.

Если сравнивать мою работу тут с российским опытом, в целом ощущение, что труд врача все же ценится в Великобритании и оставляет место для профессионального роста. В Москве, работая семь дней в неделю, я не имел гарантии, что смогу покрыть свои базовые расходы. Не всегда хватало сил на профессиональное развитие. Тут я могу заниматься своим делом и быть уверенном в своем завтрашнем дне. Кроме того, есть прозрачная ясная иерархия для тех, кто хочет карьерного роста: понятно, когда и какие экзамены необходимо сдавать. Но недостаток профессии везде – нехватка времени на свою частную жизнь. Чтобы оставаться на плаву, необходимо очень много заниматься и постоянно повышать квалификацию».


Мария Заутер, выпускница лечебного факультета Уральской государственной медицинской академии. Сейчас – заведующая отделением клиники в Хартфордшире.

«Я не работала врачом в России, потому что сразу после окончания ординатуры в Санкт-Петербурге приехала в Великобританию изучать психотерапию и психоанализ. Весь процесс конвертации российского диплома занял 3 года, с 2006 года начала работать врачом в Великобритании.

Для того, чтобы стать врачом-психиатром высшей категории (Consultants psychiatrist), нужно закончить ординатуру и стать членом королевского колледжа психиатров (Royal College of Psychiatrists). Чтобы получить приглашение на собеседование в ординатуру, нужно либо сдать Plab (спец.экзамен), либо как в моем случае, зачесть два года ординатуры в своей стране по программе Consultant Assisted Sponsorship Scheme. Но подтвердить российский диплом было крайне сложно, потому что системы медицинского образования в России и Великобритании радикально отличаются. Мне, например, несколько раз пытались отказать в конвертации диплома из-за отсутствия в российских медицинских институтах foundation training; помогло понимание, что эта система не для тех, кто легко мирится с отказом. Именно из своего опыта с получением британской квалификации я поняла, что «нет» — это просто «не сейчас»: с некоторыми инстанциями пришлось воевать по два года.

На собеседованиях я ощутила разницу менталитетов с моими конкурентами. Мне было трудно хвалить себя: казалось, что мои конкуренты гораздо успешнее в самопрезентации, и мне пришлось быстро учиться, что и как отвечать.

Второй шаг к поступлению в ординатуру – рекомендация ментора-консультанта, то есть того, кто уже стал Consultant Psychiatrist. Получить рекомендацию можно по результатам работы с таким консультантом, но гарантий рекомендации нет. Мой первый ментор отказал после трех месяцев работы у него, и мне пришлось начинать все сначала. Только после девяти месяцев работы с вторым консультантом я получила направление в королевскую школу психиатров. Но и получение рекомендаций не гарантирует место в ординатуре: когда я поступала, конкурс был 50-60 человек на место, а среди абитуриентов ходили легенды, что когда приемная комиссия устает, то просто берет 20 форм заявок, которые лежали сверху, а остальные даже не рассматривает.

Обучение в британской ординатуре продолжается шесть лет и предполагает глубокую практическую вовлеченность: это напоминает традиционную работу доктора с посещением лекций. Каждые полгода в течение первых трех лет я переходила на новое место, чтобы освоить максимум направлений. После этого работала со сложными пациентами, например, с бездомными Вестминстера.

Из-за сложности экзаменов и отсутствии времени для подготовки только 40% студентов сдают их с первой попытки; многие сходят с дистанции навсегда.

Для получения членства в Royal College of Psychiatrists нужно было сдать четыре экзамена по генетике, нейроанатомии, психофармакологии, статистике, различным областям психиатрии, включая наркологию, судебную психиатрию, психотерапию, психиатрию детского и старческого возраста). Сдать эти экзамены нужно в течение первых трех лет ординатуры, но для подготовки к экзаменам дополнительное время не выделяется, поэтому я занималась вечерами и по выходным. Из-за сложности экзаменов и отсутствии времени для подготовки только 40% студентов сдают их с первой попытки; многие сходят с дистанции навсегда.

А еще во время учебы пришлось много работать, чтобы оплачивать счета. Я работала в гостинице и в футбольном клубе Челси, и в кейтеринговой компании, обслуживающей в частные клиники, и на балах и вечеринках, включая White Tie and Tiara Ball и даже бал Элтона Джона.

После ординатуры я стала тем самым консультантом, и теперь заведую женским отделением в психбольнице Хартфордшир».


Если нет возможности подтверждать диплом доктора, с российским дипломом можно работать медицинской сестрой.

В Великобритании медицинская профессия очень многообразна, и многие важные функции выполняются медицинскими сестрами. Для этой работы диплом российского медицинского университета может оказаться достаточным.

Ольга Мрыга, выпускница кафедры стоматологии Самарского медицинского института. В России специализировалась в челюстно-лицевой хирургии.

«Я приехала в Великобританию в 1995 году, без английского языка вообще, и поняла, что не готова проделывать весь путь для подтверждения диплома. Тем более, что я переехала с семьей и должна была уделять ей внимание. Начала свою медицинскую карьеру с позиции ассистента стоматолога в клинике NHS, но, когда сменился собственник, я поняла, что слишком квалифицирована, чтобы помогать человеку без практического опыта.

Случайно, по объявлению в газете «Лондонский курьер», я нашла место в клинике на Харлей стрит, где опять начала с позиции ассистента. В этом году 20 лет, как работаю в этой клинике, и теперь я старшая медсестра (Head nurse).

Разница между британским и российским подходом в подготовке стоматологов, конечно, есть. Тут специалистов готовят намного дольше, тогда как в России больше уделяется внимания практическим навыкам, и помимо стоматологи мы изучали и основные врачебные дисциплины. Наше образование в области стоматологии мне видится намного сильнее чем здесь.

Но тех знаний и навыков, что я получила во время учебы в российском вузе, совершенно достаточно для моей работы тем более, что каждый год я прохожу обязательную переподготовку и обучение.

Единственный минус моей работы – ограничения в карьерном росте. Я достигла самой высокой ступени в моей профессии, работая в большой клинике. Больше расти некуда».


С нуля. Елена Бирелл, анестезиолог-реаниматолог.

«Сейчас я готовлюсь к экзаменам на самую высокую и престижную медицинскую квалификацию в UK – консультанта, но вся история растянута на 15 лет. Я поступила в медицинскую школу в 29 лет, когда была уже гражданином Великобритании. После пяти лет обучения и двух лет интернатуры был длительный перерыв, когда я думала, что не вернусь, потому что это очень тяжелая профессия. Много работы, много учебы, NHS задает своему персоналу очень высокий темп. Сложно учиться на неродном языке, так как не всегда можешь выразить все, что хотелось бы, да и культурный код другой. Объем академических знаний и клинических часов зашкаливает: смены по 12 часов плюс учеба. Что-то или кто-то обязательно пострадает: личная жизнь, семья, друзья. Выгорание. Медицина – отдающая профессия, а не забирающая. Пока ты на работе в NHS, ты себе не принадлежишь, ты принадлежишь NHS. Забудь свои эмоции, усталость, плохое настроение на эти 12 часов дежурства. Тебя нет как личности. Ты – функционал. Твое время купило NHS, и им не интересны твои переживания и метания. 

Если вернуться назад, выбрала бы что-то другое, не такое травматичное в ментальном, физическом и временном плане. Акушеры и медсестры учатся 3-4 года, а врачи до 16 лет. Я не отдавала себе отчет в 29 лет, что это так трудно, а в 48 уже поздно менять, надо довести это дело до конца. Оглядываясь назад, ужасаюсь своей наглости, но молодым всегда море по колено. А что мне дала профессия – так это выдержку, невозмутимость, терпение, логическое мышление и знания, хотя их-то никогда много не бывает. И умных друзей».

Мы много пишем о жизни в Британии. Приходите к нам в телеграм, мы там публикуем наиболее интересные статьи.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: