Арт

Плохое искусство для хороших людей: братья Чепмен

Герои нашей сегодняшней рубрики – пожалуй, самые скандальные фигуры во всем арт-мире Британии – великие и ужасные братья Чепмен! Их работы вызывают сильные чувства – от отвращения до настоящего ужаса. Попробуйте-ка спокойно посмотреть на груды мертвых тел, на полчища нацистов и виселицы! Или на оригинальные гравюры великого Франциско Гойи,  к которым художники безжалостно дорисовали издевательские рожи. А как насчет картин Гитлера, которые братья Чепмен сделали частью своих инсталляций?

Что это: больная фантазия художников или вызов современной этике? Попробуем разобраться вместе.

Страх и ужас

Благополучные и весьма образованные выпускники Королевского колледжа искусств братья Джейк и Динос Чепмены начали свою художественную карьеру с вопиющего безобразия. Они начали делать инсталляции из пластиковых манекенов с шокирующими сценами. Например, в 1994 году братья сделали проект под названием «Деяния ради мертвых», представляющий переложение одного из офортов Франциско Гойи. «Деяния» – это трехмерное изображение трех привязанных к дереву, изувеченных и оскопленных солдат.

Jake and Dinos Chapman. Great Deeds Against the Dead, 1994

На следующий год братья создали еще более шокирующую скульптуру «Зиготная акселерация», представляющую собой сваренные в единое целое фигурки голых девочек-подростков с вагинами вместо ртов и пенисами на месте носа.

Работы Чепменов были ожидаемо встречены скандалом – кто-то обвинял их во всех смертных грехах, а кто-то наоборот видел в вызывающих скульптурах глубокие смыслы. «Зиготную акселерацию» называли протестом против генетической модификации тела и против сексуального насилия над детьми. Но, как утверждали сами художники, их искусство «не сводится к таким глупостям, как рассуждение об опасностях генной инженерии и прочая морализаторская чушь». Их цель гораздо значительней: братья Чепмены покусились на святая святых искусства, на его этическое содержание.

Jake and Dinos Chapman Zygotic acceleration, biogenetic de-sublimated libidinal model, 1995

Что это значит?

Чепмены – не первые художники, чьи произведения приводили зрителей в ужас. История искусств знает сотни примеров, когда трагедии, уродства и страдания становились предметом изображения – от кровоточащих ран распятого Иисуса Грюневальда до «Герники» Пикассо. Знаменитая антология ужасного в искусстве, составленная У. Эко – тому подтверждение. Испокон веков художники стремились столкнуть человечество лицом к лицу с тем страданием, которое причиняют люди друг другу. Такой своеобразный художественный катарсис.

Мы привыкли к тому, что страдание (в том числе и страдание в искусстве) очищает душу. Если ты хороший человек, то изволь созерцать боль жизни с широко открытыми глазами. Очень больно смотреть на маленькую девочку с обожженной кожей со знаменитой фотографии Ника Ута, но мы почему-то продолжаем это делать. «Плохое искусство» делает нас более моральными, возвышает нас над собой, как и всякое страдание. А что если нет? Что если зло вызывает другое зло, а страдания порождают новые страдания? Именно этим весьма нетривиальным вопросом задаются братья Чепмен, создавая своих отвратительных монстров. «Мы не хотим давать ни малейшей надежды на спасение, которая, увы, присутствует у многих художников нашего поколения. Эти придурки все равно уверены, что их искусство способно исправить мир», – говорит Джейк Чепмен. 

Nick Ut, Napalm Girl, 1972

Один из самых «ужасных» проектов братьев Чепмен – это инсталляции с видами Ада. После демонстрации видов Ада в Эрмитаже братьям даже предъявили обвинения в экстремизме и оскорблении чувств верующих.  Адские инсталляции представляют из себя миниатюрные раскрашенные фигурки, изображающие все мыслимые и немыслимые страшные вещи. Здесь и куча изуродованных трупов нацистских полицаев, и повешенные на крестах фигурки Рональдов Макдональдов, и даже ядерный взрыв в миниатюре. Заставляя рассматривать эти кошмары, братья вызывают в зрителях вовсе не катарсис, а самое обыкновенное любопытство. Разглядывая сцены убийств и насилия, ты забываешь о том, что должен страдать и сопереживать. Плохо это или хорошо? Братья Чепмен не дают ответов, они только задают вопросы. 

Jake and Dinos Chapman. The Sum of All Evil, 2014

Арт-вандалы 

Еще одна любимая тема в искусстве братьев – это акты арт-вандализма. В начале 2000-х Чепмены купили серию офортов, напечатанных с оригинальных пластин Франциско Гойи, и пририсовали героям офортов мультяшные рожи. «Это были очень дорогие книжки-раскраски», – шутили братья. И действительно, идея разрисовать самого Гойю выглядит абсолютным безумием. Для чего же братья вдруг решили надругаться над великим художником?

Надо сказать, идея разрисовать гравюры Гойи впервые пришла в голову не братьям Чепмен, а Сальвадору Дали. Еще в 1977 году Дали раскрасил гойевский цикл «Капричос» и добавил туда свои фирменные сюрреалистические мотивы. Братья Чепмен лишь продолжили эту славную традицию и создали свою версию «комментариев к Гойе». Для своих экспериментов художники выбрали пожалуй самый трагический и страшный из циклов Гойи – «Ужасы войны». Растерзанные и оскопленные тела, виселицы и горы трупов. Нарисовав поверх оригинального рисунка рожи Мики-Маусов, художники лишили трагических героев достоинства и нарушили главный закон – поклонение перед «высоким искусством». На этот раз художники задаются вопросом: является ли высокое искусство столь уж «неприкосновенным», как мы все привыкли считать? А может быть можно не только благоговейно молчать, но и посмеяться? 

Еще одним «актом вандализма» художников стала серия «дорисованных» портретов. Художники прогулялись по антикварным магазинам и накупили там несколько десятков никому не нужных старинных портретов. Затем они дорисовали портреты, превратив их в зомби, чудовищ и полуразложившиеся трупы. Опять никакого уважения к искусству, которое мы привыкли считать классикой! Впрочем, сами братья уверяют, что они не испортили старинные портреты, а напротив, подарили им новую жизнь. Два столетия они лежали забытыми и заброшенными, на чердаках и в пыльных углах антикварных магазинчиков, а художники вывели их «в свет» и интегрировали в современное искусство.

Jake and Dinos Chapman. One day you will no longer be loved (that it should come to this), 2016

Кстати, братья шутят не только над старинными картинами, но и над работами современных художников, своих коллег. Как-то Чепмены сделали пародию по мотивам работы английской художницы-феминистки Трейси Эмин: «Все, с кем я когда-либо спала». Это тяжелая автобиографическая инсталляция, рассказывающая о непростой личной истории художницы, о ее разочарованиях, расставаниях и потере детей. Инсталляция Эмин представляла собой палатку, на которой были вышиты имена всех, с кем художница когда-либо делила кровать (подробнее об этой работе вы можете почитать в нашей статье). Но в 2004 году работа Эмин сгорела в пожаре на складе галереи. Художница отказалась восстанавливать ее потому, что она была создана под влиянием нахлынувших эмоций и вторую такую создать уже невозможно. В отличие от Эмин, братья Чепмены не были столь сентиментальны и  сделали вторую палатку, абсолютно повторяющую инсталляцию художницы. Что это? Плагиат? Издевательство? Или новый вопрос братьев-художников о статусе произведения искусства? Ответы должен находить сам зритель.

В нашем Телеграм-канале мы публикуем вещи и пострашнее.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: