Интересно

Banya No. 1: «Хотели для души, а получили успешный бизнес»

баня номер один
Ксения Бобкова, совладелец Banya No.1

Бизнес в Великобритании задает свои правила. Нетворкинг тут выходит на первое место, высокие арендные ставки в несколько раз увеличивают стартовый капитал, а с ним и риски. Чего уж говорить о таком экзотическом для Британских островов деле, как баня. ZIMA узнала у совладелицы Banya No. 1 Ксении Бобковой, почему лэндлордам нельзя говорить слово «сауна», как строились отношения с британской прессой и какой unique selling point есть у русской бани.

Мы по очереди заглядываем в комнаты Бани No.1, а Ксения рассказывает о деталях. Вот – сухостойная сосна. Ее привезли из Карелии российские мастера, они же потом вытесывали топором сруб для парной «Тайга». Сухостойная сосна отличается от обычной тем, что ее не срубают живой – она естественным образом отмирает и высыхает на морозе, благодаря чему волокна уплотняются, и бревна становятся гораздо долговечнее. В парной –   русская крытая печь, выполненная на заказ. Тоже из России. Для перевозки разобрали на детали, но границу все равно перешли с трудом – таможенники долго пытались подобрать подходящую классификацию для русской печи.

– Чтобы открыть здесь бизнес, нужно, чтобы звезды сошлись, – рассказывает Ксения. – Поначалу у нас ничего не выходило – то денег не было, то помещения, то партнеров. А потом в один момент все сошлось.

– Что не получалось?

– Трудно было изначально найти нужное помещение – нужна определенная площадь, условия. Я смотрела одно помещение в Сити, которое раньше, кстати, в викторианские времена служило общественной баней, но оно по размерам не подходило – слишком маленькое. Зато там мы встретились с моим партнером Андреем. Мы были знакомы раньше, а тут выяснилось, что и он пытается открыть первую русскую баню в Лондоне. Мы объединились, и дальше дело пошло легче. Хотя были другие сложности.

– Какие?

– У бани довольно сложная спецификация, и найти подходящее помещение нелегко. Но даже если найдешь, сложно объяснить лэндлордам, что ты собираешься делать в этом помещении. Баня – это не SPA в традиционном понимании этого слова. Сауна уже ближе по смыслу, но различие все равно немалое. В сауне температура выше 90°C, в бане она не превышает 70°C. Влажность тоже разная – в бане от 40 до 65%, а в сауне не больше 3-8%. Кроме того, не забывайте про парение вениками. Англичанам это все незнакомо. И вот ты начинаешь объяснять, что такое русская баня, заводишь тему о вениках и видишь, как у лэндлорда округляются глаза. Пытаешься найти другой подход, сравниваешь с сауной, и все – человек закрывается. Да, если вы захотите открыть баню – даже не пытайтесь преподнести ее как сауну.

– Почему?

– А вы загуглите. Первая строка в поиске будет содержать ‘Sauna 24. Pleasure’ и тому подобные предложения. Слово ‘sauna’ в Лондоне имеет конкретное значение, и это другой, совершенно отличный от нашего, бизнес.

– Немного о цифрах. Без какой минимальной суммы не стоит и подступаться?

– Миллион фунтов.

– Серьезный стартовый капитал. Зато содержание небольшое, наверное.

– Почему, содержание тоже выходит в крупную сумму. Затраты на содержание в разы выше, чем, например, в пекарне. Это же не только аренда, это огромные затраты на поддержание. Вот, например, чай. Состав – липа, мята, чабрец себестоимость малая, а цена за литровый чайник травяного чая Banya No.1 – пять фунтов. Самый маржинальный продукт. Но люди к нам приходят не за чаем. Основной наш продукт – банные услуги (парение, скрабы, массажи), и они имеют большую себестоимость. У нас парная, работники. Каждый год мы меняем обшивку в парных, меняем чушки (металлические слитки, в бане используются вместо камней для генерации пара – прим. ZIMA) – они чугунные, но и чугун выдерживает только несколько лет при такой интенсивной ежедневной эксплуатации. Это все-таки капиталозатратный бизнес, он требует много инвестиций на содержание, но они в конечном счете оправдываются благодаря уникальности продукта.

– А если сравнивать с российским бизнесом, на что уходит больше денег – на аренду, персонал или поддержание?

– Мне сложно сравнивать с Россией.  Труд – дороже. Социальные отчисления за работающих сотрудников государству выше в России, как мне кажется, а вот налоги с бизнеса заметно больше тут! Газ и электричество примерно такое же. Но если сравнивать стоимость аренды – даже в сравнительно дорогой Москве коммерческая недвижимость выйдет в разы дешевле.

– Были какие-то у вас специфические сложности? Например, с законодательством?

–  Никаких грандиозных сложностей не было. Но стоит понимать, что к тому моменту, как я открыла баню, я здесь жила и работала юристом 15 лет. Покупала и продавала недвижимость, открыла и вела бизнес в финансовом секторе. К моменту, когда мы начали строительство бани в 2012 году, я отлично понимала местную кухню. Кроме того, Андрей занимался клубами и отлично ориентировался в местном hospitality секторе. В сложных ситуациях мы обращались за помощью к нашим знакомым. Обычно же при переезде мигранты не обладают нужными связями и знакомствами. Они пытаются открыть здесь бизнес, но из-за недопониманий местной специфики часто возникают проблемы именно с местными поставщиками и властями. Иногда просто надо более чутко следовать местной бизнес-этике. У нас было подспорье – мы могли обратиться за помощью к моим коллегам или коллегам Андрея.

баня номер один
Андрей Фомин, совладелец и управляющий Banya No.1

В целом Англия – гибкая и эффективная страна для бизнеса. Уровень бюрократии здесь очень низкий по сравнению с Россией и континентальной Европой. Многие жалуются, что все делается очень медленно, но в некоторых сферах все оформляется очень быстро.

– Кто чаще к вам ходит, русские или англичане?

– Пятьдесят на пятьдесят.

– Удивительное соотношение для такого экзотического для Британии бизнеса.

– Мы долго над этим работали. Чтобы добиться такого результата, нужно выстраивать долгосрочные взаимоотношения с прессой. Для нас как для коммерческой организации это важно. У нас есть публикации и в Vogue, и в The Times, и в The Guardian, вчера еще ребята из ITV приходили, что-то снимали. Но лучшую – и абсолютно случайную – рекламу для нас сделал Джастин Бибер. Он большой любитель бани, вы знали? У себя в Лос-Анжелесе он ходит в украинскую баню, а здесь он зашел к нам после концерта. Пошел в общую парилку и засел там часа на два-три. На обратном пути попрощался. Потом заходил к нам еще несколько раз, когда гастроли заносили в Лондон. Папарацци словили его на обратном пути и сфотографировали с нашим фирменным пакетом, а снимок напечатали на первых полосах Daily Mail.

– За кем еще из знаменитостей вы заметили любовь к русской парной?

– Каждый год на гастролях в Лондоне в Banya No.1 заходит попариться балетная труппа Большого театра. Еще к нам ходит Дерек Чисора (боксер-тяжеловес, бывший чемпион Великобритании – прим. ZIMA). Чуть ли не каждое воскресенье. Однажды заходил Колин Фаррел. Никто его не узнал: пришел, помылся, попарился и ушел. Только по уходу заметили имя, потом уже сверили дату рождения и кадры с CCTV на ресепшене.

– А что их привлекает?

– Однозначнo – польза для здоровья, wellbeing. Баня ведь – это не только русская экзотика, это и оздоровление. То же самое парение вениками улучшает микроциркуляцию и состояние кожи. Жители Британии крайне внимательно относятся к своему самочувствию, и баня отлично вписывается в здоровый образ жизни.

– Почему, как вы думаете, баня пользуется популярностью в Великобритании?

– Уникальное отличие бани от, скажем, сауны – в ней есть элемент общения, или говоря английскими штампами – socialising. Конечно, чаще всего жители Лондона приходят к нам за оздоровительными процедурами. Но когда они узнают, что в бане можно не только париться, но и устроить застолье с друзьями, они приходят в следующий раз именно ради застолья. Это наш unique selling point.

В этом году разговаривали с парой, которая собиралась инвестировать в наш проект второй бани, которую мы сейчас строим на западе Лондона. Жена – украинка, муж – британец. Желание жены инвестировать в проект было легко объяснить – ностальгия, любовь к парной. А заинтересованность мужчины нам была абсолютно не понятна. Представьте – типичный британец, финансист, эдакий black tie.  Зачем ему вкладываться в такой экзотический бизнес? Я спросила его напрямую, почему он решил выбрать нас, и он мне ответил: «Я очень люблю русскую баню. Это почти, как сходить с друзьями в паб!».

Поначалу мы не могли понять, что он имел в виду. А потом стало ясно: баня для русских – это как паб для британцев. Это место для отдыха и разговоров, своего рода социальный институт.

– А почему вы в принципе решили открыть баню?

– Если честно, баня – мое хобби. Так называемый lifestyle investment – ты вкладываешься в дело, которое тебе нравится, и при этом в перспективе может принести доход. Правда, когда мы только начинали, мы не были уверены в успехе. Все-таки баня – продукт совершенно незнакомый для британцев, и мы не могли спрогнозировать спрос, поскольку на этом рынке мы были первопроходцами. Но мы вернули вложения за четыре года, а в следующем году планируем открыть новую баню на западе Лондона. Так уж вышло – хотели для души, а получили успешный бизнес.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: