Актуально

Стабильности нет: неделя с Дмитрием Сошиным

Первое, о чем пожелал политический обозреватель ZIMA Дмитрий Сошин, выйдя на работу после каникул, — чтобы 2020 год не был таким кровавым, как его первая рабочая неделя. Пусть сбудется!

Если человечество (прошу прощения за пафос) не перестанет столь энергично, как на этой неделе, заниматься самоуничтожением, боюсь, до 2030-го мы можем не дотянуть. Судите сами. 

Дональд Трамп решил отвлечь внимание от надвигающегося импичмента и эффектно убил иранского генерала; Иран ответил на это залпом баллистических ракет по базам союзников в Ираке; депутаты в Багдаде потребовали немедленного вывода иностранных войск. В Иране потерпел крушение украинский Boeing — и западные разведки якобы обладают данными о том, что самолет сбили ракеты ПВО Ирана; лидеры США, Великобритании, Канады и Франции уже, по сути, с этим согласились, хотя Владимир Зеленский требует от них доказательств. Австралия в огне: пожары уничтожают целые города, исчезают леса, гибнут животные и люди. На этом фоне британские новости выглядят настолько ничтожными и провинциальными, что кажется странным и неуместным вообще о них говорить.

Облегчу себе задачу: будут двигаться от глобальных проблем к островным.   

Война, не мир

Борис Джонсон поддержал убийство Касема Сулеймани и другие сомнительные действия Дональда Трампа, еще даже не вернувшись из отпуска на Карибах. А что ему оставалось? Трамп — единственный стопроцентный союзник Джонсона в мировой политике (это если не брать в расчет особые отношения между США и Британией). Если его не переизберут в ноябре 2020-го, британскому премьеру будет очень одиноко и в «дружеских» беседах с Брюсселем, и в переговорах с Владимиром Путиным.

При этом Джонсон — или (и) его советники по внешней политике — понимают, что американский президент не рискнет ввязываться в большую войну с Ираном. С наличием у Тегерана баллистических ракет и прикормленных группировок в соседних странах подобный конфликт может быстро перерасти из регионального в глобальный. Кроме того, в западных столицах очень не хотят, чтобы цена нефти перевалила за $100 за баррель.

Для Лондона нынешний кризис — возможность вернуться в клуб ведущих ближневосточных игроков. В Сирии, Ливии и  Ираке британская корона утратила былое влияние. С Ираном все сложнее: Британия — один из шести гарантов международной сделки по иранской ядерной программе. Если в этой ситуации Форин Офис будет действовать в унисон с континентальной Европой, успокоит Тегеран и умиротворит Трампа, от этого выиграют все. Не стоит забывать, что в Ираке, по официальным данным, находятся 400 британских солдат и офицеров. Сейчас они забаррикадировались на своих базах. Министр обороны Бен Уоллес обещал направить подкрепление, если «потребуют обстоятельства». А успеет ли подкрепление, если ситуация пойдет по наихудшему сценарию? В Ирак срочно направлена специальная группа планирования минобороны. Ее цель — на месте просчитать все возможные варианты. Вплоть до эвакуации британского контингента из страны. 

(Любопытно, что в данный момент Тегеран напомнил Лондону про давний должок — 400 миллионов фунтов. В середине 1970-х правительство шаха заказало в Британии 1500 танков. Когда шаха свергли, британцы решили и деньги, и танки оставить себе.)

Джереми Корбин, вполне предсказуемо, оказался единственным публичным политиком высокого ранга, усомнившимся в целесообразности и законности устранения Сулеймани. Консерваторы в палате общин набросились на него, как коршуны, и обвинили в отсутствии патриотизма.

В этой ситуации шансы вытащить из иранской тюрьмы Назанин Загари-Рэтклиф, иранку с британским паспортом, приблизились к нулю. Загари-Рэтклиф официальный Тегеран обвиняет в шпионаже.

В новый год с новыми санкциями

Британские власти давно обещали, что после Брекзита у них все будет свое, в том числе и санкции. В пятницу стало известно: в начале февраля Соединенное Королевство вводит отдельные от ЕС санкции в отношении иностранцев, которых Лондон считает причастными к нарушению прав человека. Речь идет о заморозке их британских активов и банковских счетов. По данным Financial Times, в первом санкционном списке, скорее всего, окажутся граждане России, Ливии, Северной Кореи и Саудовской Аравии. Обойти эти санкции будет весьма сложно даже при наличии опытных и дорогих юристов. По сути, Лондон оперативно приводит свое законодательство в соответствие с «законом Магнитского», активно применяемым в США и Канаде. 

«Новогодние» санкции вводятся по инициативе министра иностранных дел Доминика Рааба, в прошлом юриста по вопросам защиты прав человека. Рааб считает, что такие страны, как Италия, Кипр и Греция, слишком лояльно относятся к России и фактически сабботируют согласованную санкционную политику Евросоюза. По мнению Рааба, право на «суверенные санкции» поможет Британии закрепить статус «одного из лидеров мировой политики». И оно же точно перечеркивает возможность нормализации отношений с Москвой — по крайней мере, в 2020-м.

Год Брекзита

Через три недели Британия выйдет из ЕС. В четверг за закон о разводе проголосовала палата общин. На следующей неделе его без проблем одобрит палата лордов. В среду в гости к Джонсону на Даунинг Стрит приехала Урсула фон дер Ляйен. Эта улыбчивая немка совершенно не похожа на своего предшественника на посту президента Еврокомиссии. В отличие от Жан-Клода Юнкера она женщина, многодетная мать и не находится в столь очевидной зависимости от горячительных напитков. Но самое главное, эта фрау английским бульдогом вцепится в печень Бориса Джонсона и не отпустит ее до тех пор, пока Брюссель не получит от Лондона нужные отступные. 

Обозреватели BBC считают, что начало 2020 года — это «стадия Брекзит #2», намекая, что значительная часть работы уже позади. Категорически с этим не согласен. Да, провернуть трюк с выборами и получить «карманный» парламент Джонсону было нелегко, и он это сделал мастерски. Но самое сложное и неприятное впереди. 

Британия лишь входит в «Стадию #1»; ей необходимо за рекордно короткое время договориться и подписать новые торговые соглашения с Евросоюзом, Америкой (США и Канадой), Китаем, Индией и другими странами, имеющими жизненно важное значение для британской экономики. 

Джонсон пообещал заключить торговый договор с Брюсселем до конца этого года. Как говорится, флаг в руки. У меня большие сомнения в том, что не придется продлевать переходный период. Консерваторы вписали в закон, что он должен завершиться 31 декабря 2020 года. Возможно ли это, когда все министры кабинета Джонсона, начиная с 1 февраля, будут заниматься микроменеджментом проблем, неизбежных в ситуации, когда страна шагнет в неизвестность? На все про все остается 12 месяцев — это чудовищно мало для такого объема работы. 

Многие считают, что, поставив жесткие сроки, Джонсон заставит чиновников в Брюсселе и лидеров европейских стран быстрее искать решения и не затягивать переговоры. Думаю, что эффект будет обратным: давить на Германию и Франция в такой ситуации себе дороже. И еще одно соображение: чем быстрее ЕС отпустит с миром этот Остров, тем заразительнее его пример будет для других. Понаблюдайте в этом году за Венгрией, там будет интересно.

Корона съехала

В пятницу претендент на пост лидера лейбористов, депутат палаты общин Клайв Льюис предложил провести референдум об отмене монархии. Легко представить, с каким «воодушевлением» эту новость встретили сегодня в Букингемском дворце. Особенно после истории с Гарри и Меган.

Фото: Jonathan Brady – WPA Pool / Getty Image

У меня сложное отношение к большим и маленьким монархическим трагедиям. 

Сегодня в очереди на почте я подслушал разговор двух британок. Одна из них, обсуждая Елизавету II и ее многочисленное семейство, задала очень своевременный вопрос: “Who gives a …ck about these people?” Я, признаться, тоже иногда его себе задаю. 

Когда большие государства, не задумываясь, мочат друг друга ракетами, когда планета на грани экологической катастрофы, и когда всего через три недели наступит Брекзит (не путать с концом света), неужели так важно обсуждать личные проблемы людей, делающих вид, что они правят этой страной? Зайдите на ведущие британские новостные сайты, откройте газеты — возникнет ощущение, что других новостей в мире нет.

Лично я не против монархии. Она хороший туристический магнит и помогает державе пополнять казну. Елизавете и ее отпрыскам здоровья и долгих лет жизни. Но вопрос, кто платит по счетам, на мой взгляд, остается открытым. 

Мой коллега обозреватель ZIMA Илья Гончаров подробно разъяснил, что королевская семья сама себя кормит. Она живет на часть доходов от принадлежащих ей земель и недвижимости (Crown Estate). Большую часть доходов королева передает государству, себе оставляет от 15% до 25%. В прошлом году набежало 82 миллиона фунтов. Не такая уж и большая сумма, учитывая, что из нее берут на содержание дворцов и особняков. Их также используют как музеи и для проведения государственных приемов. 

Но при этом многие британцы задают себе вопрос: а по какому праву Виндзорам принадлежит такое количество элитной недвижимости и земель? Рано или поздно — я в этом абсолютно уверен — монархии придется поделиться. Кроме того, за охрану королевской семьи точно платит государство. Этим занимается особый отдел Metropolitan Police. 

Кстати, вопрос об охране возник сразу после того, как герцог и герцогиня Сассекские объявили о своем решении. Неужели они считают, что теперь их никто не будет узнавать, и можно будет самим сгонять в магазин за хлебушком?

Меган уже в Канаде, вместе с прекрасным Арчи, очень скоро к ним присоединится Гарри. Разведенные американки — это какое-то проклятие британской короны! Можно женить на себе принца, но прогнуть под себя всю монархию — mission impossible. У меня нет ни малейших сомнений, что «побег из дворца» организовала Меган. Роль английской герцогини ей быстро надоела, а ничего свеженького придворный режиссер не подкинет. 

Очевидно, что это эмоциональное, даже истерическое решение. Переговоры о формальном отделении Сассексов от двора шли довольно давно, но зачем надо было так резко идти на разрыв?

Гарри и Меган совершили большую ошибку, оттолкнув от себя аккредитованных при дворе корреспондентов национальных изданий и телекомпаний. Одно дело — судиться с таблоидами, которые без спроса публикуют твои частные письма. Другое — закрыть доступ внятными, профессиональными журналистами. Они ведь, в подавляющем большинстве, с симпатией относились к молодой паре. Уже гуляет предложение организовать отдельный пресс-пул для освещения жизни Сассексов и пригласить туда в основном ребят из онлайн-изданий. Странно, что они не понимают: контролировать парней и девчонок из ютуба куда сложнее, чем корреспондента BBC.

И последнее: в своем заявлении герцог и герцогиня написали, что хотят «революционизировать» cвою роль в королевской семье. Неужели им не объяснили, что слово «революция» не принято произносить в королевских покоях.

P.S. Любители королевского фарфора могут не беспокоиться: при любых раскладах кружки с портретами Гарри и Меган не исчезнут из туристических лавок. 

 

 

 

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: