Интересно

Ударный отряд экоактивистов: «Мой Лондон» с Лизой Михалёвой

Неутомимый диггер лондонской субкультуры Лиза Михалёва снова с вами. На этой неделе путешествия по андерграунду британской столицы привели ее на репетицию группы барабанщиков Extinction Rebellion. И вот что из этого вышло.

Где я была

Многие из нас, законопослушных жителей Лондона, помнят апрель прошлого года, когда экоактивисты Extinction Rebellion (XR) пошатнули спокойствие столицы. Оккупированный палатками мост Ватерлоо, пестрящая кострами Марбл Арч , орущая лозунгами Парламентская площадь. Тогда Великобритания стала первой страной в мире, объявившей климатическую  чрезвычайную ситуацию.

В движении Extinction Rebellion задействованы более семидесяти стран и сотни тысяч людей; каждую неделю проводятся ненасильственные акции — протесты, перформансы, дебаты. Лично я была и на марше в день матери, и на выступлении Petroleo and Fueliet в знак бойкота BP. Но хотя я, конечно, стараюсь ответственно сортировать мусор и хожу в «Старбакс» с многоразовой кружкой, до рядов XR мне еще далеко. Во мне все-таки, по большей части, бушует репортерский интерес.

В детстве мой папа мечтал стать барабанщиком. Следуя его примеру, в своих фантазиях я тоже примеряла образ крутой девчонки за барабанной установкой. А что может быть круче в 2020-м, чем барабанщица-экоактивистка? Поэтому вчера, выполняя обещание, данное неделю назад, и продолжая приоткрывать вам занавес лондонских андерграунд-событий, я — барабанная дробь — поучаствовала в репетиции барабанной группы Extinction Rebellion. Каждую среду в семь вечера такие репетиции проходят в DIY Space For London — кооперативном пространстве для социальных и креативных проектов.

Проходя мимо стен, оклеенных плакатами с указаниями на ценности места (we don’t judge, we never assume) и стикерами а-ля patriarchy kills, я почувствовала себя в своей тарелке. В отдельной комнате с температурой, почти равной уличной, собрались около двадцати человек разных возрастов и профессий — все в берушах (их бесплатно предлагали на входе). Меня поприветствовал организатор и для первого раза посоветовал выбрать барабан поменьше. Мне достался барабан репинике, отвечающий за мелодию. Там были еще барабаны кайша, сурдо и колокольчики агого. После того как новоиспеченные бэндмейты выбрали свои орудия и организовали круг, мужчина по имени Уилли начал icebreaker. Но если обычно в таких случаях называют свои имя и интересы, то здесь попросили озвучить свою экологическую мечту. Мое желание — «Хочу, чтобы модная индустрия несла больше ответственности за свои действия», — оказалось невостребованным. Самыми популярными ответами были «увеличение количества пешеходных зон» и «минимизация числа автомобилей» (мистер Хан, вы услышали?).

А потом Уилли начал как-то странно жестикулировать. Выяснилось: каждая ручная манипуляция означает определенную песню или команду (нас все-таки готовили к условиям массового мероприятия, где нужно уметь общаться знаками). Мы репетировали четыре композиции: Hedgehog (знак — пальцы над головой), Funk («очки» из пальцев), Samba Reggae (зажженная сигара) и Karla Shnikov (пистолет у виска). Нам также объяснили, на какие знаки должны «откликаться» определенные инструменты  (я и мои репинике-товарищи должны реагировать на указание на середину локтя), и знаки разных ритмов.

Вот, даже вы запутались. А каково было мне! Еще не произведя ни одного стука, я уже паниковала — вспомнились бесконечные мучения с игрой на фортепиано и гитаре, во время которых моими главными врагами были ритмические рисунки и нотная грамота. Но Уилли, будто читая мои мысли, игриво заметил: «Не переживайте, если запутаетесь, просто смотрите на то, что делает ваш сосед». Старый добрый метод «подгляди в соседнюю тетрадь» меня ободрил, и я уверенно начала барабанить по красному стикеру Extinction Rebellion на своем инструменте (косясь одним глазом на играющую рядом незнакомку).

В течение часа мы тарабанили, отбивали ритмы ногами, переключались с песни на песню по мановению рук Уилли (и сменявших его «дирижеров» из круга) и учились слушать друг друга. Наверное, многие заметили мои запоздалые удары и даже промахи, но виду никто не подал. Лишь иногда главари драм-банды делали полезные замечания всей группе. Кстати, по соотношению подсматривающих глаз и тех, которые держали курс прямо, стало ясно, что хотя большинство знали что делают, я была не единственным новичком.

После часового нон-стоп ритма был объявлен перерыв. Экология экологией, но не стоит забывать, что мы живем при капитализме. Поэтому перед переменой организатор объявил, что аренда этого места стоит 60 фунтов, беруши тоже чего-то стоят, барабанные палочки можно купить за 2 фунта, а на все остальное есть donation box (деньги ни у кого из рук не вырывали, но пожертвования приветствовались). Помимо этого, он напомнил, что «это все не просто так, а часть Extinction Rebellion», поэтому всем присутствующим стоит найти локальную группу и пройти курс  ненасильственных действий (одна из главных ценностей XR).

Тут-то стало понятно: все это время на меня возлагались надежды как на экоактивистку, жаждущую присоединиться к XR (хотя на самом деле я просто хотела всего-то научиться стучать в барабаны, пообщаться с людьми из XR и написать вот этот текст). Понятно, что это все дело добровольное — хотя меня и добавили в чат юго-восточных барабанщиков, никто меня пороть барабанными палочками и гнать участвовать в протестах против моей воли не будет. Но, осознав мини-недоразумение, я быстренько записала парочку видео (я единственная делала селфи с барабаном и пользовалась телефоном во время репетиции) и отпросилась домой пораньше. Уходя, взглянув на захлопнувшуюся за мной дверь репетиционной комнаты, я вспомнила слова из песни Noize MC: «За закрытой дверью гремели барабаны…» Только за этой еще гремели зеленые девизы (и плакали мои мечты стать барабанщицей).

Но я так скажу: если вам не наплевать на планету и отказ от мяса кажется недостаточным, да к тому же есть слух и чувство ритма, советую подумать насчет этих репетиций. В Северном и Западном Лондоне тоже проводятся собрания. Либо вы можете поступить, как я, и примерить образ ритмичного экоактивиста всего на один вечер.

 

Куда я пойду

Передозировка активизмом? Тогда в ближайшие дни предлагаю погрузиться в мир искусства и гедонизма.

Вечеринка Орфей [orpheus] : (Im’possibility) в секретной локации

31 января, 23:00-07:30. ₤15

Орфей [orpheus] — многопрофильное арт-сообщество и иммерсивная техно-вечеринка. Его задача — создать новые измерения для восприятия электронной музыки. Каждое событие исследует особенную тему через лайв-перформансы и арт-инсталляции. В эту пятницу Орфей предложит вам поразмышлять на тему метафизических возможностей и иллюзий. Ожидается перформанс от украинской артистки Ольги Коровиной и лондонского Métaraph. Да, прежде чем идти, не забудьте ознакомиться с мифом о пещере Платона; именно им будет пропитана визуальная часть.

Uniqlo Tate Lates: January 2020 в Tate Modern

31 января, 18:00-22:00

Всеми любимые Uniqlo Tate Lates возвращаются. На этот раз главное героиней вечера станет художница и фотограф (и возлюбленная Пикассо) Дора Маар. Ожидайте сниженные до 10 фунтов билеты за просмотр выставки ее работ и развлечения на любой вкус и цвет. Сюрреалистичные лайв-скетчинг сессии, чтение поэзии Ширли Мэй (британской поэтессы, исследующей свои ямайские корни), дискуссии об эротике и осознанных снах, мастер-классы по коллажированию, диджей-сеты и многое другое. Это все — бесплатно!

Открытие выставки The Real Thing (Закрытый просмотр) в Fashion Space Gallery

6 февраля, 18:30-20:30, RSVP

Через неделю Анастасия Федорова — журналистка, критик и кураторка, регулярно пишущая для Dazed и i-D, — будет праздновать «закрытое открытие» своей выставки про модные подделки. Там вы увидите работы художников, играющих с феноменом подделки как с инструментом, помогающим в размышлениях о потреблении, идентичности и sustainability.

Нашли ошибку? Выделите ее и нажмите CTRL + ENTER

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: