Шотландия проведет второй референдум о независимости

28 марта парламент Шотландии проголосовал о проведении повторного референдума по вопросу выхода из состава Великобритании. Голосование должно было пройти еще на прошлой неделе, но было перенесено на 28 марта из-за терактов, произошедших в Лондоне.

Идею референдума выдвинула SNP – партия шотландских националистов. Лидер SNP и первый министр Шотландии Никола Старджен заявила о возможности второго референдума о выходе из состава Соединенного Королевства почти сразу после 23 июня, когда Великобритания всенародным голосованием решила выйти из ЕС (напомним, что Шотландия, в отличие от всей Великобритании, проголосовала за членство в Европейском союзе – против “Брекзита” выступили 62% населения). Первый референдум о независимости прошел 18 сентября 2014 года. Тогда 55% шотландцев проголосовало за сохранение союза с UK. Предварительный план по подготовке повторного референдума Никола Старджен обещала представить парламенту до 16 мая.

Russian Gap решил спросить русских, живущих в Шотландии, что они думают о перспективе независимости и как решение парламента может повлиять на их жизнь.

Геннадий Залисецкий, сотрудник колл-центра компании Amazon:

Я голосовал за выход в 2014 году. Я считаю, это правильно. Мне кажется, дотации от Лондона тормозят нас в развитии. Если просто так деньги получать и не работать, то нет стимула к развитию. Поначалу, конечно, будет сложно, а потом научимся бюджет находить внутри страны, а не ждать от Вестминстера.

Шотландия может быть на том же уровне, что и Норвегия. У нас есть и ресурсы, и инфраструктура: есть рыбная индустрия, нефть, газ, виски и прочее. Рано или поздно цены на нефть вырастут. Спрос на нефть всегда высокий, пока она есть. Когда в 70-х нашли нефть в Северном море, шотландцы поняли, что могут и без Англии протянуть.

Основная проблема у нас сейчас с выходом из ЕС. Особенно на севере Шотландии было много европейских инвестиций, без которых у малоимущих районов могут быть проблемы. Вообще на севере иммиграция более позитивно влияет на экономику, чем в Англии. Компании говорят, что придется перевести бизнес в Англию, что чревато потерей рабочих мест. Но многие и так потеряют работу из-за ЕС, особенно в банковском секторе. Конкретно на моей работе этот процесс вряд ли отразится.

Если Шотландия отсоединится, все культурные связи останутся, а отношения с Англией могут даже улучшиться. На глобальном уровне эффект будет еще более положительный. Ближайшие лет 10 люди по всему миру будут пристально наблюдать за тем, что у нас происходит.

Если хорошо пойдет и будет расти экономика, то [в мире] появится новая тенденция – распад на мелкие республики. Каталония от Испании захочет отсоединиться, Бавария от Германии, Калифорния от США. Главное, чтобы не с вооруженными конфликтами. А если будет плохо, шотландцы возьмут на себя ответственность, не смогут больше пенять на Англию. Сейчас все время кивают на Вестминстер, а после выхода из Соединенного Королевства винить будет уже некого.

 Анна Емченко, менеджер по контролю качества в молочной компании:

Я раньше не верила, что это может случиться, но теперь, после “Брекзита”, все возможно. Лично я отношусь к перспективе раздела страны резко отрицательно. Я – русский человек с британским паспортом, и это будет не лучший вариант для меня. У меня в Шотландии есть жилье, сбережения. Я не знаю, что будет с фунтом и гражданством.

Отделение – это процесс долгий, лет 10 как минимум, поэтому сейчас все живут как жили, паники нет. Но некоторые мои близкие и знакомые уже переезжают в Англию.

Когда был первый референдум в 2014 году, была совсем другая экономическая ситуация. Сейчас цена на нефть низкая, и не понятно, на чем будет держаться экономика – на виски, наверное?

Я сама жила в Абердине, куда все стремятся, чтобы заработать на нефтяной индустрии. Там раньше деньги были бешеные. Менеджер на теплоходе мог получать до 250 тысяч фунтов в год.

Но когда нефть рухнула, разработку новых месторождений приостановили, многих людей уволили, цены на квартиры в городе упали.

Я думаю, не все понимают, какие нас ждут последствия, многие надеются на лучшее. Верят, что скоро экономическая ситуация изменится. А у меня отец работает в нефтяной сфере, и я знаю, что лучше в ближайшие несколько лет не будет. Если бы Шотландия решила отделиться, когда эти разговоры только начинались, мы могли бы пойти по модели Норвегии. Население Норвегии всего 5 миллионов человек, но они настолько независимы и автономны, что могут себя обеспечить всем необходимым. Шотландия же во всем зависит от Англии, даже в продуктах, ведь у нас недостаточно заводов, чтобы прокормить самих себя, да и деньги на медикаменты поступают из общей казны. Мой прогноз – высокая инфляция будет сопровождаться повышением цен по всей стране.

В Глазго особенно много людей, которые хотят выйти из Великобритании по личным убеждениям. Исторически сложилось, что протестанты, живущие в Шотландии, поддерживают королеву и болеют за футбольный клуб Рейнджерс, а католики стремятся к независимости и поддерживают команду “Селтик”. Так странным образом переплелись футбол, религия и политика.

Наталья Макдональд, менеджер по продажам в туристическом агентстве:

Сейчас все находится в подвешенном состоянии. Некоторые мои друзья в истерике писали посты в “Фейсбук” о том, что попахивает гражданской войной, но, как мне кажется, это не соответствует тому, что происходит. Массового психоза нет, пока ничего не подтверждено.

Нужно понимать, что первый референдум о выходе из Королевства прошел до “Брекзита”, тогда никто подумать не мог, что Британия выйдет из Евросоюза. Да и то перевес был маленький – 45 на 55 процентов, еще чуть-чуть и был бы второй референдум.

В Глазго и Данди большинство голосуют за выход, среди них много неблагополучных людей, живущих на пособиях. Хотя есть и другие примеры, как среди моих друзей из среднего класса, так и в нашей семье.

Мой муж-шотландец – большой патриот, следит за политикой, работает в банке. Он проанализировал, что, если мы останемся, все будет хорошо, как и раньше, а если выйдем, у него будет больше дохода, так как работы прибавится. Чтобы двум странам разделиться, придется делить все.

Шотландия всегда была социалистической страной, а Англия – чопорная, они никогда не договорятся. Я не очень верю, что мы выживем за счет нефти, виски, джина, чеддера и овец. Скорее всего, какое-то время будет хуже, народ будет проситься обратно, но я бы вышла, взяла на себя такой риск.

Я работаю в туристическом бизнесе, и мне это тоже будет только на руку. Если Эдинбург станет столицей отдельной страны, то, скорее всего, из России пустят прямой самолет, а пока приходится летать с пересадкой в Лондоне. Если Шотландия будет правильно развивать туризм и сделает попроще визовый режим, то это будет чудесно. Английская виза слишком дорогая, и для нее нужно очень длинную анкету заполнять. Эдинбург может отменить все эти препоны, что даст толчок для развития туризма.

Мария Козлова (Макминн), оперная певица:

Если не ошибаюсь, это единственный случай в истории, когда стране был дан шанс стать независимой, а она им не воспользовалась. Мне кажется, это очень показательно, никто же не заставлял голосовать. Я живу в Глазго более 10 лет, и в моих кругах идея об отделении не популярна. Я сама категорически против, и в первом референдуме голосовала против выхода Шотландии из Соединенного Королевства, и второй считаю совершенно пустой затеей.

Те, кто голосовали за выход Шотландии из Британии, теперь хотят остаться в Евросоюзе. И наоборот. То есть они хотят выйти из одного союза и остаться в другом. Если мы с вами женаты и нам хорошо, то зачем нам разводиться? Нам придется искать работу, жилье, платить налоги. Шансов, что жизнь наладится, очень мало.

По моим наблюдениям, чем ниже социальный слой, тем больше жители желают независимости. Все мои знакомые педагоги, мой муж-шотландец и дети-шотландцы, – все против отделения. Я думаю, самостоятельная Шотландия не будет процветать, как сейчас. У нас бесплатное образование, медицина, полностью социалистическая страна. NHS у нас на данный момент гораздо лучше, чем в Англии, за лекарства мы не платим. Этого всего придется лишиться.

Я не считаю, что шотландцев притесняют, как Ирландию в своё время, у тех было понятно, почему они хотели независимости. В Шотландии же это носит эмоциональный характер: «за» голосуют либо безработные, либо студенты колледжей, либо люди низкого заработка. Они просто повторяют то, что пишут СМИ: «Нас притесняют! Шотландия будет свободна!»

Простых людей привлекают обещания независимости. Все хотят жить богато, как Норвегия. Я думаю, после референдума поднимут налоги, потому что мы не можем существовать как Норвегия.

Те люди, которые долго добивались чего-то в жизни, по моим наблюдениям, голосовали против. Поддерживают идею сепарации те, кому не надо платить ипотеку, кто слабо себе представляет, что такое часто летать по миру, заполнять постоянно бумажки на границах, получать паспорта.

Например, мой муж – пилот подводной лодки, он очень много путешествует, каждые 4 недели он уезжает в море. Будучи в Африке, например, он, как британский подданный, может обратиться в посольство Соединенного Королевства. А где будет посольство Шотландии? Отсутствие собственной армии, производства, представительств в других странах… В современном мире трудно быть маленькой страной, ничего почти не производящей.

Андрей Суходуб, биофизик, основатель русской школы в Данди:

Я живу в Данди, и здесь очень много людей настроены на независимость, поэтому я стараюсь не обсуждать политические темы, это вносит напряжение. Здесь даже после первого голосования многие семьи распались на почве политики. Поэтому о референдуме мы говорим мало.

Многие считают, что будет лучше, если Шотландия отделится от Британии, но у меня к этому скептическое отношение. Степень взаимной социальной и экономической интеграции Шотландии и Англии сложно переоценить. Мне не совсем ясно, как Шотландская национальная партия будет выстраивать отношения с Лондоном после объявления независимости.  Пока что все усилия направлены на развал [Британии]. Не представляю себе, как те же люди вдруг внезапно развернутся в противоположную сторону и начнут выстраивать добрососедские отношения.

На мой взгляд, сейчас Шотландия в составе Королевства становится все более независимой. Лондон отдает Холируду все новые и новые полномочия. Вот недавно отдали право самим выстраивать и определять налоговую политику. Под контролем Лондона, если разобраться, остается уже совсем немного. Только валюта, оборонка, международные дела. С прагматической точки зрения такой союз для Шотландии идеален. Ведь практически по такой же модели выстроены отношения между Объединенным Королевством и такими суверенными мини-государствами, как Джерси, Гернси, остров Мэн.

Конечно, на данный момент курс на независимость набирает обороты. Это из тех социальных явлений, которые уже невозможно повернуть вспять. Рано или поздно Шотландия станет самостоятельной страной. Но не совсем понятно, как совместить это стремление к полной независимости с обещанием вернуть Шотландию в ЕС. Брюссель, как известно, вводит довольно строгие рамки для новых членов. И все те привилегии, которые были и есть в Великобритании как для члена ЕС, для Шотландии действовать не будут.

Здесь, как обычно, SNP занимается популизмом, играя на желании большинства шотландцев остаться в ЕС, используя это как предлог для нового референдума, хотя предыдущий был всего 2 года назад. Такое ощущение, что нас заставят ходить на референдум, пока мы не проголосуем так, как этого хотят лидеры национальной партии.

Что же касается последствий таких решений, то мне кажется, мы потеряем фунт и нас заставят принять евро. Евро куда как менее гибкая валюта, чем фунт. Все шотландцы любят фунт стерлингов. Если напомнить им, что они его, скорее всего, потеряют после выхода из Королевства, референдум будет опять провален. Но об этом, как и о многом другом, удобнее сейчас молчать.

Жаль будет, если мы выйдем из Евросоюза, но из двух зол это – меньшее. Но если все-таки отделимся, Шотландии придется проводить второй референдум о выходе из Европы. Может так получиться, что Шотландия в итоге окажется и не в составе Великобритании, и не в Евросоюзе.

Конечно, мы уважаем принципы демократического общества, и если такой референдум состоится, и Шотландия проголосует за независимость, то моя семья будет приспосабливаться к новой ситуации. Шотландия стала нашим новым домом, но мы и не забываем о том, что мы в гостях. За желанием Шотландии стать независимой стоит многовековая история борьбы этой страны за независимость, огромный социальный и культурный контекст коренных жителей, который мы обязаны уважать.

Подготовила Анна Чернова
Фото pixabay.com

28 марта 2017

Нашли ошибку? Выделите ее и нажмите CTRL + ENTER

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: