Карьера

«Если ты хочешь стать ученым мирового уровня и получить гражданство, то Франция – лучшая страна»

Исследователь в области компьютерного зрения Вадим Канторов рассказал об учебе и работе в Париже


Научный сотрудник Inria (The French Institute for Research in Computer Science and Automation) Вадим Канторов рассказал ZIMA о том, как он переехал из Екатеринбурга в Париж и получил позицию в университете.

«В Париж я приехал поступать в магистратуру. Я учился на математико-механическом факультете в Екатеринбурге (тогда сливались УрГУ и УрФУ), и курсе на третьем заинтересовался компьютерным зрением и информационным поиском — хотя тогда еще было непонятно, насколько это большая область. После получения российского диплома бакалавра решил углубиться в это направление. В России на тот момент ему, по сути, почти нигде не учили (исключения: ШАД Яндекса, некоторые лаборатории в МФТИ и МГУ, сейчас еще и в ВШЭ), поэтому я стал искать возможности в других странах. Так в 2011 году я переехал во Францию».

Почему Франция

«История отчасти грустная. Сначала я подал заявки на поступление в магистратуру в лучшие американские вузы — меня не взяли. Отказы я получил в феврале, когда сроки подачи на магистратуру везде заканчиваются. Оказалось, что во Франции они более поздние. Через знакомого я узнал, что в одном из подходящих мне университетов есть русский профессор. Я ему написал, тот ответил, что в Париже в университете ENS Cachan есть есть нужная мне магистратура по машинному обучению и компьютерному зрению. Я подал заявку, и меня туда взяли.


Процесс поступления в магистратуру оказался простым. Французский я знал на уровне pre-intermeidate — мог заполнить какие-то формы. К счастью, никакого сложного мотивационного письма не требовалось, и собеседования тоже не было. У меня было рекомендательное письмо от преподавателя по информационному поиску в Екатеринбурге и опыт двух стажировок в Майкрософте. Этого хватило.

Я объясняю легкость поступления тем, что большинство иностранных студентов: индусы, китайцы, корейцы — хотят поехать учиться в Америку или Англию. Во Франции меньше конкуренция.

Хотя сейчас на мою специальность, возможно, будет уже сложнее попасть. В 2014-17 годах произошел бум технологии Deep Learning, поднялся хайп, и все стали туда идти.

Программа (MVA в ENS Cachan), на которую я подавался, оказалось очень сильной, одной из лучших в Европе. Половина выпускников продолжают карьеру в академической науке, половина выбирает работу в компаниях во Франции и за границей».

Сколько стоит учеба и жизнь

«Учеба бесплатная. Ты платишь 400 евро за регистрацию, и все. Существуют еще стипендии, на которые можно жить, но поскольку я подавался поздно, к тому моменту их уже не было. Первое время мне помогали деньгами родители. Но я жил в общежитии, это было недорого. Общежитие может стоить от 200 до 500 евро в месяц, мое стоило 350. Существует еще система компенсаций, которые могут тебе половину стоимости вернуть. Я этим не занимался, потому что тогда про это просто не знал.

В общежитиях есть разные типы комнат. У меня была комната среднего формата — метров девять, вытянутая, не очень удобная. Комната — на одного человека, а кухня общая. В соседнем блоке, в такой же комнате, жил сосед-китаец, который часто устраивал большие званые обеды, непонятно, как все гости у него помещались. Туалет был совсем крошечный, как в самолете. А еще всего через 100 метров от общежития оказался студенческий бар. И вот это уже стало проблемой!

Бюрократия во Франции действительно страшная. Стандартная история: ты приходишь в банк, чтобы открыть счет, банк говорит, что надо сначала найти жилье, а чтобы найти жилье, тебе нужно зарегистрироваться в школе, а чтобы зарегистрироваться в школе, тебе нужен банковский счет, чтобы эту школу оплатить. Мне повезло с общежитием: там согласились принять письмо из университета еще до того, как я там официально зарегистрировался (зарегистрироваться заняло у меня два месяца)».

Чему учатся в магистратуре по компьютерному зрению

«Магистратура длилась год, нужно было пройти 4 курса в семестр, а на выбор предлагалось штук 10 курсов. Сначала я думал, что возьму все! Начал ходить на все подряд, но быстро снизил количество до 6. В итоге их осталось 4. Я понял, что так, как раньше, когда любую «домашку» можно сделать за ночь, в Париже не получается. Курсы были на такие темы: статистика, компьютерное зрение, машинное обучение, обработка медицинских изображений, обработка спутниковых изображений. По каждой теме было несколько углубленных курсов.

Уроки закончились к апрелю, после этого нужно было обязательно устроиться на стажировку. Она могла быть или научная, или в какой-то компании. Я работал в лаборатории. Потом мне предложили позицию в аспирантуре, и я остался. Сейчас дописываю PhD и занимаюсь разработкой компьютерного зрения.

Компьютерное зрение — это такая прикладная математика. Мы хотим, чтобы компьютер научился понимать реалистичные картинки и фотографии: какие на них изображены объекты, как они взаимодействуют, что с ними произойдет дальше. Более глобальная цель — научить компьютер воспринимать и анализировать реальность, решать, насколько это типичная или нетипичная ситуация. “Вот бежит человек, вот едет машина, возможно, она сейчас наедет на него, что нужно сделать?” — это общая задача. Кусочек, которым я занимаюсь сегодня, — нахождение объектов на картинке. Обычно системы тренируют на больших базах данных, где объекты обозначаются заштрихованными прямоугольниками. Я пытаюсь создать систему, которая обходилась бы меньшим количеством тренировочных прямоугольников или обходилась бы вообще без них. Для этого мы ищем дополнительные принципы, которые за счёт усложнения модели позволяют обходиться меньшим количеством данных».

Какие перспективы дальше

«Inria, где я сейчас занимаюсь исследованиями, — сеть институтов во Франции по компьютерным наукам. Inria действительно очень сильный институт и обладает хорошей репутацией среди ученых по компьютерным наукам во всем мире.

Аспирантуру оплачивает институт, и я получаю зарплату. Хотя со сдачей диссертации я сильно затянул. Обычно она сдается в течение трех лет, у меня прошло уже пять — это нездоровая ситуация. После сдачи мне нужно будет понять, хочу ли я продолжать академическую карьеру.

Тем временем я успел получить французское гражданство. Его здесь выдают очень быстро. Если ты два года подряд получал в стране высшее образование, ты уже можешь подаваться на гражданство. В чем подвох? Жестких формальных требований нет, все упирается во внутренние инструкции, которых никто не знает. Мне кажется, главный вопрос, который задают себе французские чиновники, — насколько высоки твои шансы получить здесь работу. Я взял дополнительные рекомендации у директора лаборатории, директора магистрской программы, и видимо, они поверили, что у меня работа будет.

Заявку на гражданство рассматривают долго. Я подался четыре года назад, и лишь спустя два года получил новый паспорт. Но если параллельно с наукой ты хочешь получить гражданство, Франция для этого, наверное, лучшая страна.

Для математиков и инженеров главная проблема заключается в том, что здесь нет индустрии” в смысле экосистемы вокруг больших интернет-компаний. Выбор возможностей значительно меньше, чем в той же Англии и Америке. Получив PhD, специалисты часто уезжают в Штаты, чтобы продолжать исследования в своей области или устроиться на работу в крупные компании.

Образование во Франции классное, а вот работать почти негде. Стартапов тоже мало. Вернее, ты здесь очень много слышишь про инкубаторы, акселераторы, но про их результаты слышишь довольно редко. Есть буквально считанные истории успеха французских стартапов: Criteo, которые показывают рекламу в интернете, и Bla-bla-car. 

Попасть во Францию можно не только сразу через аспирантуру или магистратуру. Многие сначала приезжают на стажировки, и уже потом остаются полноценно доучиваться. Стажировок много, попасть на них еще легче. Только лучше сразу учить французский.
Даже в нашей магистратуре три четверти преподавания у нас велось на французском. Английского сейчас становится больше, но Франция — та страна, где без знания языка будет достаточно неуютно».

Фото Катерины Никитиной