Вреден ли «Брекзит» для здоровья?

Редакция 5 октября 2016

Russian Gap продолжает изучать особенности британского здравоохранения вместе с компанией AngloMedical. В этот раз речь идет о том, как недавние политические потрясения отразились на отрасли. Ситуацию комментируют британские врачи и специалисты.

Кадры решают не все

За несколько недель до референдума редакция  British Medical Journal  опубликовала серию статей о возможных последствиях выхода из ЕС для здравоохранения и открыто призвала врачей голосовать за «остаться.» Журналистов поддержала Королевская коллегия терапевтов: их беспокоили средства, выделяемые Евросоюзом на исследования, и мировые стандарты фармацевтики. Здравый смысл, таким образом, подсказывал силам здравоохранения не заниматься подрывной деятельностью и не рисковать. Как отрапортовал профессор Саймон Вессли, президент Королевской коллегии психиатров, «выживание NHS и сама возможность его улучшить основана на трех основных нуждах: больше денег, больше людей, больше исследований. Наш выход из Евросоюза скажется негативно на всех трех». Прозвучало почти как «своих не сдаем».

Сколько же на самом деле европейцев занято в системе  NHS? Не так уж и много – около пятидесяти пяти тысяч на почти миллион двести человек, другими словами, 5% сотрудников NHS в собственно Англии, а по всей Великобритании – до 10% врачей и около 4% медперсонала. Впрочем, европейцы – размытый термин. По данным на 2014 год, среди докторов NHS 1357 греков, 937 немцев, 738 итальянцев и всего 170 французов. Среди технического и обслуживающего персонала клиник большинство неангличан – поляки (2 103), на втором месте — португальцы (532), а греков всего 127. Среди медсестер, профессии, в которой отмечается самый большой “недобор” по Великобритании, 1482 приехали из Португалии, 854 — из Польши, около 500 — из Германии. Неужели британцы испугались того, что вместо доктора Ливси или доктора Ватсона, со всеми их знакомыми недостатками, им придется иметь дело с доктором Фаустом?

Доктора – против

med3Конечно, объявление результатов вызвало если не панику, то определенный пессимизм. По словам Джузеппе Фусаи, специалиста в области гепатопанкреатобилиарной хирургии и трансплантации печени, «результаты недавнего референдума разочаровали большинство профессионалов, работающих в Великобритании. Приблизительно 130 тысяч европейских докторов и медсестер работают на NHS, крупнейшего работодателя в Великобритании. И хотя я лично не ожидаю, что выход из ЕС как-то скажется на тех, кто уже работает здесь на долгосрочной основе, меньше профессионалов из Европы сможет приезжать сюда и устраиваться на работу. С другой стороны, падение фунта может повлечь за собой приток пациентов из-за рубежа, для которых лечение станет более доступным. Так что никаких масштабных изменений, способных поколебать установившееся положение вещей, сервис и нагрузку в частной или государственной медицине в Лондоне или Великобритании в целом, я не предвижу».

Другими словами, сервис останется тем же, нагрузка – тоже, а вот кадровый вопрос в долгосрочной перспективе, возможно, и пострадает. «С последствиями этого придется разбираться будущим поколениям, так как приток квалифицированных докторов и медперсонала, у которых есть мотивация проходить обучение и стажировки в хороших клиниках и которые готовы поддерживать медицинское обслуживание в этой стране на должном уровне, сократится», — продолжает доктор Фусаи, который практикует в Англии более 20 лет. Кто знает, как сложилась бы его карьера и поехал бы он в Великобританию, если бы в середине 90-х она не была частью Европы? Или отправился бы сюда Мартин Клинке, хорошо известный клиентам “АнглоМедикал” хирург-ортопед высшего класса, переехавший сюда из Германии? По крайней мере в данный момент он не видит никаких позитивных моментов в сложившейся ситуации: «Результаты голосования стали катастрофой и для меня в частности, и для системы здравоохранения в целом. Я не вижу здесь выгоды ни для кого. Будет очень жаль, если крупные компании, да и частные лица, начнут покидать Лондон — город, который всегда был международным центром. Англичане сами себя наказали, и скоро ощутят последствия своего выбора».

Однако чем был продиктован этот выбор? Почему для многих вопрос здравоохранения был центральным для вопроса о членстве в ЕС – и заставил их проголосовать за выход из Европы, если сами профессионалы никаких плюсов от выхода не видели?

Марьяж и развод по Фаражу

Самый важный вопрос, конечно, про “больше денег”. Раскольники делили мифические 350 миллионов, которые Великобритания вроде как еженедельно переводила в Брюссель. Даже с позднее подтвержденной поправкой — мол, с учетом денег, которые из Европы возвращаются, 137 миллионов в неделю, — сумма большая.

До референдума важнейшее обещание заключалось в том, что эти деньги пойдут на NHS. Считается, что это и было одним из важнейших рычагов, заставивших страну проголосовать «за».

Действительно, аргументы лагеря «покиданцев» были убедительны: на деньги, отправляемые в Европу еженедельно, можно еженедельно строить по больнице, в Европе менее строгие правила, что представляет угрозу безопасности британских пациентов, наконец, Европа принуждает Англию приватизировать клиники и вообще пытается контролировать NHS. Национальная система здравоохранения, таким образом, получалась некоей мифической невестой, к которой тянуло лапы чудовище и которую непременно нужно было спасти. Что, в общем-то, и было обещано — с трогательным клятвой строить по госпиталю в неделю согласно брачному контракту. Учитывая, что большинство докторов «Брекзит» не поддерживали, получался даже не брак по расчету — а прямо-таки сценарий “без меня меня женили.”

Однако обещать не значит жениться. Наутро после голосования Найджел Фараж совестливо признал, что и намерений переводить эти деньги в NHS не было, да и денег по сути нет. А было просто какое-то массовое недопонимание.

Последствия выбора

med2Учитывая недовольство среди врачей и отсутствие дополнительного финансирования, каковы реальные последствия выхода из Европы для системы здравоохранения? В долгосрочной перспективе все те же – нехватка людей и денег.

Согласно данным, опубликованным журналом Forbes, к 2020 году нехватка терапевтов с Великобритании составит около 16 тысяч человек, а медсестер – около 100 тысяч человек. Традиционно кадровые проблемы решались за счет Европы — так, отчет 2015 года о состоянии рынка труда в качестве решения вопроса предлагал обратиться к европейским мигрантам и обещал повышение спроса на медсестер из Европы. Учитывая, что иммиграционная политика стала одной из основных причин, почему люди голосовали за выход из Евросоюза, несложно предугадать, что трудоустройство мигрантов станет во главу угла политики новой Британии. И вряд ли NHS будет просто восполнять свои резервы за счет иностранцев.

Не получится принести в NHS и горшочек с европейским золотом – эксперты предсказывают, что в условиях выхода из ЕС к тому же 2020 году NHS будет выделять на 135 фунтов меньше на душу населения. Учитывая, что затраты на здравоохранение только растут, это скажется на качестве услуг. Полумифическая загруженность NHS вечно болеющими европейцами (хотя и сильно преувеличенная) тоже никак не изменится – пока еще введут соответствующие юридические поправки. Это только бюрократия возрастет в разы.

Наконец, в реалиях «пост-Брекзита», для проведения клинических исследований на территории Европы компаниям придется подавать запрос в каждую страну отдельно. Не будет и общей базы данных с Европейским медицинским агентством – опять же, траты из бюджета, на бюрократию и административную работу. Вряд ли Европа будет упрощать для нас процедуры.

Получается, что хотели как лучше – а получилось как всегда. В краткосрочной перспективе, все останется по-прежнему. Разве что с падением фунта цены на медицинские услуги стали дешевле для остального мира, что может принести профит частной медицине, но никак не скажется на NHS. Меньше врачей будет приезжать на стажировки, меньше студентов проходить обучение. Но вряд ли случится отток персонала, уже получившего постоянное трудоустройство. Поэтому за наших любимых врачей, для многих из которых Британия – вторая родина, мы не волнуемся.

Доктор Дион Александроу, педиатр Портленд Хоспитал, ведущий совместно с “АнглоМедикал” пакет «Здоровый малыш»:

med4Необходимо делать различие между государственной системой здравоохранения, то есть NHS, и частной медициной. В государственной системе здравоохранения структурные изменения начались 5 лет назад, поэтому не думаю, что результаты референдума как-то на них скажутся.

В том, что касается частного сектора, я также не вижу никаких непосредственных изменений в краткосрочной перспективе. Большинство консультантов, имеющих частную практику, работают и в NHS, так что им ничего не угрожает. С другой стороны, большинство пациентов частного сектора приезжает не из Европы: это, в основном, корпоративные клиенты из России и арабских стран. Конечно, многое зависит от того, какая атмосфера сложится в Сити и как выход из ЕС скажется на бизнесе, но тут рано строить какие-то предположения.

Я сам практикующий доктор в системе NHS, поэтому лично меня результаты референдума никак не затронули. Конечно, я буду продолжать и свою частную практику. Что касается европейских специалистов в целом… Опять же, есть разница между профессионалами, которые уже трудоустроены в рамках системы и чьему положению ничего не угрожает, и молодыми специалистами и младшему техническому и обслуживающему персоналу. В связи с визовыми ограничениями у них будет меньше возможностей. Но и здесь пока еще рано делать выводы – все зависит от того, как будет решен вопрос о свободе передвижения и будут ли доктора в числе исключений из новых визовых правил. Мы еще не знаем, как система будет адаптирована к новым реалиям, поэтому не стоит паниковать заранее.

 Текст: Анна Долина
Иллюстрация на анонсе: Lanoocha