Гарри Каспаров: «Не надо бояться искусственного разума»

Необычную картину можно было наблюдать в Лондоне в конце мая: толпа перекрыла проезжую часть одной из самых спокойных улиц Вестминстера. Объяснялось это просто: в «Эммануэль-центре» проходила презентация книги Гарри Каспарова «Deep Thinking: Where Machine Intelligence Ends and Human Creativity Begins”, и очередь желающих получить автограф великого шахматиста не могла уместиться внутри и выстроилась на улице. Некоторые просили поставить автограф не только на книге, но и на специально принесенной с собой шахматной доске. Однако встреча была посвящена не столько шахматам, сколько будущему человечества.

О шахматах и компьютерах

Гарри Каспаров решил посвятить свою книгу искусственному разуму не случайно. Именно он стал одним из первых людей, кто столкнулся с искусственным разумом как оппонентом, став первым в истории чемпионом мира по шахматам, которого обыграл компьютер.

Это было 20 лет назад, в мае 1997 года, и победителем стал компьютер Deep Blue, созданный компанией IBM. Сегодня, по словам Каспарова, многие приложения на мобильных телефонах играют лучше, чем Deep Blue. Однако, отмечает он, шахматисты не приглашали компьютеры в свой мир: «Скорее это было враждебное поглощение». Он также отметил, что популярность шахмат в наши дни продолжает расти, однако шахматам все сложнее бороться за внимание в мире интернета и телевидения.

Новая книга Каспарова детально освещает его опыт встреч с суперкомпьютерами. В частности, бывший чемпион отмечает, что ему впервые пришлось столкнуться с непрозрачным соперником, по сути – «черным ящиком», мышление которого было невозможно изучить заранее.

Он также рассказал, что сам этот матч для создателей Deep Blue был не соревнованием, а прежде всего рекламной кампанией. Однако интерес к шахматам со стороны создателей вычислительных машин далеко не все всегда был мотивирован бизнес-соображениями. По словам Каспарова, крупнейшие математики и специалисты по созданию искусственного разума часто проявляли интерес к шахматам. Среди любителей шахмат были и Алан Тьюринг, и Клод Шеннон. Последний даже встречался с великим советским шахматистом Михаилом Ботвинником и продержался в игре 42 хода. Впрочем, по словам Каспарова, Ботвинник просто проявил вежливость к великому ученому.

Между игрой с искусственным разумом и его применением в разных областях жизни есть принципиальная разница. Каспаров сказал, что для него целью встречи с суперкомпьютером была победа: «Победа отличается от решения проблем. Победить – это значит сделать на одну ошибку меньше чем твой оппонент». Говоря об ограничениях искусственного разума, Каспаров напомнил собравшимся знаменитую фразу Пабло Пикассо: «Компьютеры бесполезны. Они могут только давать ответы».

Об искусственном интеллекте

Легендарный шахматист призвал не бояться искусственного разума. По его словам, природа прогресса заключается в том, что функции машин на протяжении истории заменяли те или иные виды труда. «Наша главная проблема не в том, что машины забирают рабочие места у людей, а в том, что это происходит не достаточно быстро. Пытаясь искусственно замедлить этот процесс, мы разрушаем экономический цикл. Мы должны думать не о том, как защищать рабочие места, а о том, как способствовать экономическому развитию. Это проблема не технологий, а проблема общества. Машины не только угрожают, но прежде всего создают новые возможности. Мы же должны эту тенденцию поддерживать», – считает Гарри Каспаров.

О вреде антиутопий

Впрочем, протекционизм и страх перед технологиями – не единственные препятствия на пути у прогресса. По мнению шахматиста, одна из главных проблем сегодняшнего общества заключается в том, как мы думаем о будущем. По мнению Каспарова, люди не могут говорить о будущем объективно, не попадая под влияние антиутопических образов, таких, как, в фильме «Матрица». Если раньше научная фантастика была прежде всего жанром утопий, то теперь в ней все больше антиутопий и фэнтези. Гарри Каспаров сказал: «Раньше мы ждали того, как полетим к звездам, но сегодня мы потеряли страсть к покорению новых пространств».

Шахматист обратил внимание на то, что тенденции технологического развития прежде всего обусловлены бизнес-интересами, в то время как амбиции покорения остались на страницах фантастических книг. По словам шахматиста, если анализировать фантастику прошлого, то можно заметить, что ожидания от будущего сбылись там, где речь шла о комфорте и безопасности. Но мы по-прежнему летаем на той же скорости на тех же самолетах и не прогуливаемся по Марсу. «Мы застряли», — подытожил Каспаров.

О будущем

Сегодня шахматист старается применить многолетний опыт стратегического мышления перед шахматной доской в своей жизни: «Я больше беспокоюсь о том, что будет через 50 недель, чем о том что будет через 50 лет», – говорит он. – «Но вместо того чтобы беспокоиться об опасностях, связанных с ролью искусственного интеллекта в будущем, лучше беспокоиться относительно того интеллекта, который присутствует в Белом доме сегодня», – заключил шахматист.

Фото