Карьера

Можно ли устроиться в IT за границей и без опыта работы? Истории тех, у кого получилось

Эмиграция не всегда подразумевает профессиональный рост, особенно когда люди переезжают в новую страну по партнерской визе. Далеко не все, оказавшись в новых условиях, могут продолжить то, чем занимались на родине. Некоторые меняют профессию и с нуля пробуют что-то новое. Очень много возможностей для мигрантов предоставляет IT-сектор – здесь и высокие зарплаты, и вечно растущий спрос. При этом, как оказалось, необходимый опыт можно получить и после переезда – было бы желание. 

ZIMA собрала истории людей, которые попали в IT-сектор в Лондоне и Нью-Йорке совершенно из других областей и ни разу об этом не пожалели.

Юлиана Романенко, 
Junior QA, Phantom (бывший провизор в аптеке)

В Лондон я приехала из Минска вместе с мужем в декабре 2017 года. С одной стороны, я была заложником ситуации, а с другой – это был классный шанс все поменять, никому ничего не объясняя. У меня довольно неплохо получалось работать провизором в аптеке, была перспектива роста, но я не чувствовала, что это мое. В Англии подтверждение медицинского диплома равнозначно поиску абсолютно новой работы, и я поняла, что пора решаться на что-то новое.

Мне задали такой вопрос: «Расскажите про какой-нибудь баг, который вы нашли». Я рассказала про баг в кофе-машине, они посмеялись.

Сначала я не знала, чем хочу заниматься. Первые три месяца я в общем-то ничего не делала. Еще в Минске, работая в аптеке, мне понравилось тестировать электронный рецепт, поэтому я решила попробовать область тестирования. Мой муж тоже работает QA (quality assurance), так что он подсказал, что читать и как готовиться. Также я смотрела онлайн курс по тестированию Портнова.

Примерно через три месяца после начала подготовки я начала рассылать CV, отправила три заявки. С момента отправки резюме до выхода на работу прошло две недели.

До этого у меня никогда не было интервью (в аптеку я попала по распределению), поэтому в первой компании я его прошла не очень успешно. К интервью во второй компании я даже не готовилась, потому что на следующий день мы уезжали во Францию, я пошла на авось и старалась больше улыбаться и меньше паниковать. Возможно потому, что я была менее скована, я понравилась команде. Были технические вопросы, к которым я была готова. В целом мне повезло – спрашивали то, что я знала. Если я чего-то не знала, то так и говорила. Например, мне задали такой вопрос: «Расскажите про какой-нибудь баг, который вы нашли». Я не поняла, зачем они это спросили, ведь они знали, что у меня не было релевантного опыта. Но я рассказала про баг в кофе-машине, они посмеялись. После интервью прислали тестовое задание, я делала его два дня. На третьем этапе общалась с основателями компании, где все смотрели, как я вписываюсь в общую атмосферу. После чего мне сделали предложение.

Анастасия,
Бэкенд разработчик в одном из стартапов в Лондоне (бывший продавец в телемагазине)

Я учила русский язык и литературу на факультете славянской филологии в Симферополе. Это было ужасно скучно, к тому же мой будущий муж тогда учился в Киеве, ну и я переехала туда через год, бросив свой университет. Поступила в не самый хороший вуз, перспектив там особо не было. Пошла работать в техподдержку в банк, работала в основном по ночам. В принципе было весело, но банк переехал и пришлось искать другую работу. Я устроилась в телемагазин, пыталась продавать людям сковородки, но это была совершенно не моя тема! После этого я занялась военной журналистикой – это было сложно и интересно, но психологически слишком тяжело для меня.

Я всегда думала, что уж кто-кто, а я была последним человеком, который бы мог работать в IT.

Через какое-то время я решила стать веб-дизайнером и даже получила каким-то образом первый заказ. Тогда я даже не думала программировать, но решила разобраться с HTML и CSS. А потом в моей жизни появился JavaScript. Это было очень сложно, я даже не могла уложить в голове, что такое функция и переменная: всю жизнь я забивала на математику в школе. Но есть какой-то критический момент, когда накопленных знаний становится достаточно, чтобы стало проще. Далеко не просто, но проще! Так на коленке я собрала свой первый сайт.

Я хотела попробовать себя в бэкенд разработке, и тут в Киеве открылся bootcamp на full-stack разработку. Я туда поступила, но сейчас я понимаю, что за три месяца научиться этому просто невозможно! Зато они помогали с трудоустройством. Весной 2017 года меня взяли на позицию бэкенд разработчика, несмотря на то, что опыта у меня не было вообще. Когда мы переезжали в Лондон, я понимала, что хочу заниматься исключительно бэкендом.

Весь год после переезда я училась: прошла курс по матану, по алгоритмам. Здесь есть образование Computer Science, и оно действительно хорошее, поэтому мне надо было подготовиться и убедить людей в том, что я что-то из себя представляю – ведь у меня было всего 2-3 месяца опыта работы в бэкенде. Я решила обустроить свой аккаунт в GitHub, написала несколько приложений на JavaScript. Писала вещи, которые мне нравятся и которые я сама использовала – например, приложение, которое создает плейлисты в Spotify из рекомендаций на Last.fm.

Работу я искала две недели. На первой работе требовался фронтендщик, я подумала, что мы не сойдемся. На второй работе требовался именно бэкендщик, и они предложили заниматься именно тем, чем я хотела, – написанием серверных приложений. Сейчас я работаю уже три месяца.

Конечно, был страх не справиться. Вокруг были опытные ребята, и мне было очень страшно! Но все это не так сложно, как кажется. Я всегда думала, что уж кто-кто, а я была последним человеком, который бы мог работать в IT. Считается, что для программирования нужно алгоритмическое мышление, то есть понимание порядка выполнения программы. Я считаю, что оно вырабатывается в процессе написания кода – когда ты этот код пишешь, переписываешь, улучшаешь. Лично я училась на практике, писала приложения для себя – криво, косо, собирая свой собственный велосипед. Мне так было интереснее учиться. Онлайн курсы я не проходила, но может, кому-то этот формат больше подходит. И если ты чувствуешь, что программирование твое, то бояться точно не надо. Но и только из-за финансового интереса идти сюда не стоит. В телемагазине тоже много платили, но там я долго не продержалась.

Илья Очнев,
IT/ICT Engineer, Joskos (бывший супервайзер в ресторане)

В Лондон я приехал из Омска. Я еще в школе знал, что перееду сюда с семьей, но из-за проблем с визой переезд затянулся на много лет. Я учился в Омске на транспортного инженера, сходил в армию и только потом, через суд, смог приехать в Британию. После переезда сестра помогла устроиться в ресторан. Постепенно я начал продвигаться и дорос до супервайзера. На это я потратил четыре года, и уже будучи супервайзером, я понял, что все это не для меня – даже перспектива стать менеджером ресторана меня не вдохновляла. Я начал думать, чем мне заняться: хотел поступать в музыкальный колледж, но понимал, что возраст уже не тот. Мой ресторан находится в том же здании, что и Google, общение с программистами вдохновило меня попробовать себя в IT.

Я  подумал, что если ничего не получится, то будет очень плохо, потому что к тому моменту у меня бы накопились долги, которые надо оплачивать, но все же пошел ва-банк.

Я поступил в Newham College, который дает возможность ускоренного обучения, взял заем. Отучился полгода, и колледж устроил встречу студентов и работодателей. В Joskos, где я сейчас работаю, предложили мне неоплачиваемую стажировку на пять недель, по истечении которой меня могли взять к ним в штат. Но я понимал, что также они могли меня и не взять, поэтому встал такой вопрос: одновременно со стажировкой продолжать работать на полставки в баре или из бара уходить. Работодатель не согласился на первый вариант, поэтому пришлось уйти в «туннель» неизвестности. Тогда я еще подумал, что если ничего не получится, то будет очень плохо, потому что к тому моменту у меня бы накопились долги, которые надо оплачивать, но все же пошел ва-банк. Этот период был морально тяжелым из-за неизвестности. В итоге меня взяли.

Следующие полгода-год я еще расплачивался с долгами. Было очень сложно: постоянно в движении, в стрессе. Мало того, что работа была новая для меня, так я еще физически находился в школе (Joskos занимается разработкой IT-решений для образовательного сектора– прим. ZIMA), что подразумевает контакты с учителями, детьми. 

Сейчас у меня в планах сдать-таки экзамены в своем колледже, чтобы стать сертифицированным инженером. Дальше хочу продолжить обучение и пойти на программиста. Сейчас я учусь сам, что-то немного знаю. Я начал сам учить HTML, после этого по рекомендации программистов из бара принялся за Python.

Изначально я пошел в IT, чтобы выбраться из атмосферы ресторанного бизнеса. Пока я работаю как инженер и взаимодействую со всем, что непосредственно связано с программированием. К примеру, Google – один из партнеров нашей компании. У них есть проекты для школ по обустройству компьютерных сетей и учебных программ для детей. Я помогал решать одну из проблем сохранения данных, разделил задачу на три части, нашел скрипт, который решает эту проблему.

Тем, кто хочет сменить свою область на IT, я бы посоветовал хорошо подумать, взвесить все «за» и «против» и решить, действительно ли ты хочешь пожертвовать чем-то ради достижения цели. Если это действительно надо, то дерзайте. Если будут сомнения, надо с ними бороться и ограждаться, и не тратить на них свою энергию, которую можно потратить на обучение. И последнее – необходимо быть уверенным в себе, это 30% успеха.

Екатерина Тюрина,
Программист, Twitter (бывший конструктор ядерных реакторов)

Я училась в МГТУ имени Баумана на кафедре ядерных реакторов и установок, и это была моя главная фишка при знакомстве с людьми. Важно, чтобы люди тебя запомнили, особенно если нет бэкграунда в IT. После обучения я пять лет работала конструктором ядерных реакторов в государственной организации. Поначалу работа была интересная, но постепенно заканчивалось финансирование, ну и я начала понимать, что это не мое. Мне больше нравится придумывать что-то новое, чем делать уже существующие вещи.

В Twitter очень хорошие условия: мне оплачивали саму стажировку, компенсировали проживание, офис очень приятный, и главное, мне понравились люди.

Мы приехали в Лондон в январе 2018-го, а в феврале я попала на курсы Code First: Girl. Курс состоит из двух частей, направленных на фронтенд (HTML, CSS) и бэкенд. Нас учили пользоваться Python, библиотеками и работать с API. Этот курс проводит Twitter, их задача –набрать себе новых программистов, в том числе женщин. Под конец они объявляют о вакансиях студентам, но отбор проводится наравне со всеми. Я прошла отбор на позицию интерна в команду Tweetdeck. На эту вакансию подавали заявки 500 человек, тестовое задание раздали не всем. В итоге взяли троих: меня, девушку с курса и еще одного парня. 

По Python есть курсы на Coursera и HackerRank, я их начала проходить еще в Москве. Решала задачки, открывала документацию по Python и пользовалась ей для решения. Изучение заняло около 4-5 месяцев, но это сложно измерить, зависит от интенсивности.

Моя стажировка длилась 12 недель, после ее окончания работу я не получила. Я начала спрашивать другие команды, нужны ли им стажеры или новички. Одна из команд позвала меня к ним на стажировку, они увидели мой интерес к их работе. Ну и после очередных трех месяцев стажировки взяли меня к ним на junior разработчика. В Twitter очень хорошие условия: мне оплачивали саму стажировку, компенсировали проживание, офис очень приятный, и главное, мне понравились люди.

Было очень сложно. Я знала английский, но разговаривать восемь часов только на английском было нелегко. Некоторых коллег я только через два месяца начала понимать. Но в принципе в этой профессии язык не является основным навыком, и мне это тоже понравилось. В целом я считаю, что с такими перспективами и зарплатами потратить один-два года на подготовку и выучить языки программирования – полезный шаг.

Анна Селиванова,
Руководитель команды инженеров, Bank of New York Mellon (бывший электромеханик)

Из Одессы я уехала в 1989 году в статусе stateless. Жилье в СССР еще нельзя было приватизировать, мы все бросили и уехали впятером: я, муж, двое сыновей 11-ти и 17-ти лет и моя мама. Мне тогда было уже 40 лет. До США мы добирались через Вену и Рим, и не было никаких гарантий, что получится попасть в страну.

После приезда нас поместили в гостиницу, в ванной которой жили мыши. Моя мать получала пособие по возрасту, это помогало нам сводить концы с концами и избежать участи работы уборщицей. Мы с мужем начали искать работу. Моя специальность была электромеханик, в Одессе я работала на электроснабжении: рассчитывала провода для станков и т. д. В Нью-Йорке я пошла на курсы для инженеров-электриков, но там учили в основном терминологии. Через год через знакомого из Чехословакии я попала на работу чертежником. Но все это было мне скучно, хотелось заниматься чем-то более сложным – в итоге меня пересадили на роль дизайнера чертежей. Так я проработала шесть лет.

Каждый день я около часа добиралась до работы со Статен-Айленда до Манхэттена, в дороге все время училась по толстенной книги с курсов. Училась в перерывах на обед и по дороге домой.

В середине 1990-ых в Америке начался компьютерный бум. Все шли работать программистами, там больше платили. Мне всегда это нравилось, и я тоже пошла учиться. В то время в Нью-Йорке были очень популярны Бикмановские курсы программирования, но они проходили в дневное время, а бросать работу я не хотела: к тому времени мы уже взяли ипотеку. Пошла в частную школу для русскоговорящих, где обучение велось по вечерам. После сдачи внутреннего экзамена руководство этой школы связывало учеников с кем-то, кто мог бы подтвердить несуществующие опыт работы и проекты для резюме.

Каждый день я около часа добиралась до работы со Статен-Айленда до Манхэттена, в дороге все время училась по толстенной книги с курсов. Училась в перерывах на обед и по дороге домой. Записывала на карточках терминологию программирования, готовилась к интервью.

Первую работу после этой школы я получила в феврале 1997 года в консалтинговой компании. Но мне это было неинтересно, поскольку там надо было лишь нажимать на кнопки, машина сама писала код. Мне же хотелось программировать, и через год я уже нашла работу в The Bank of NY, который после слияния стал The Bank of NY Mellon.

Вначале было очень тяжело, но мне помогали русские коллеги. Я привыкла во всем разбираться, чертила логические диаграммы программ и задавала правильные вопросы. Начальство это заметило и по итогам ревью я получила оценку «превзошла ожидания». Я была безумно рада! Вот так потихоньку работала. Во время работы в Нью-Йорке всякого пришлось насмотреться. Во время терактов в Нью-Йорке 1993-го года я была в здании Всемирного торгового центра на 87 этаже. Мы не поняли, что произошло, про террористов тогда никто и не слышал. Во время теракта 11 сентября я видела, как люди прыгали из окон, так как работала в офисе напротив.

Я доработала до 67 лет, став руководителем команды. Мне кажется, важно то, что в голове. Не всегда большой опыт делает специалиста хорошим.

Фото автора, фотография Анны Селивановой из ее личного архива.

17 июня ZIMA Club проводит встречу с героинями, которые оставили успешную карьеру в корпорациях и открыли свой бизнес. Подробности и ссылка на билеты – в нашей «Афише».

Также по теме:

Speculative letters: как найти работу там, где ее не предлагали

Шофер за £80,000 и юрист за копейки. Какую работу с русским языком можно найти в Лондоне?

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: