Карьера

Шофер за £80,000 и юрист за копейки. Какую работу с русским языком можно найти в Лондоне?

01 мая 2019

Дает ли русский язык дополнительные баллы при поиске работы в Лондоне? Да, но редко, и тенденция для русского языка на рынке труда печальная: в будущем русскоязычных вакансий будет еще меньше.

Докторант Университета Восточной Англии Наталья Мосунова и психолог Ксения Зенкова-Конти разбирались, какие преимущества дает русский язык при устройстве на работу, что предлагают в Лондоне с русским языком, сколько платят и нравится ли русским лондонцам работать на русских работодателей.

Когда речь заходит про русский язык и карьеру в Лондоне, случаются две крайности. Кто-то сразу оценивает поиск работы, где преимуществом является знание русского языка, исключительно как уступку обстоятельствам, вынужденную меру, на которую идут либо не имея достаточного потенциала для местного рынка труда, либо от отчаяния найти «нормальную» работу, то есть соответствующую профессии, квалификации и опыту.

На другом полюсе те, кто по-прежнему рассчитывает на интерес британских компаний к российским рынкам. Увы, надо признать, что сам по себе русский язык перестает быть преимуществом. В некоторых отраслях (банкинг, стартапы) уже требуется 3-4 языка. Аналитика демонстрирует снижение интереса к языку в опубликованных вакансиях: кандидаты со знанием русского требуются реже, чем знатоки японского, и чуть чаще, чем говорящие по-арабски. Доля позиций, для которых нужно владение русским языком, почти на порядок ниже тех, где нужны немецкий и французский (число вакансий переваливает за 1000 на один миллион вакансий в каждом случае). С большим отрывом от них – китайский (чуть более 600 позиций). Обходят русский язык по востребованности также испанский, итальянский, голландский и польский языки.

Что предлагают?

И тем не менее лондонский рынок труда для носителей русского языка все еще остается более привлекательным, чем столичные рынки соседей. Что и понятно: огромное число вакансий – обслуживающий персонал для богатых выходцев из СССР. В Лондоне ищут и водителей, и гувернанток, и управляющих имениями, и батлеров. Работники этой сферы часто оплачиваются куда щедрее местных коллег, а то и вовсе получают зарплаты как у политиков. Например, заработная плата водителя в одной вакансии указывается такая: 40,000 – 80,000 фунтов в год.

Отдельным, но обильным эшелоном идут работники индустрии красоты – косметологи, мастера маникюра и наращивания ресниц. Помимо знания языка клиента, похоже, большую роль играет принадлежность к одной культуре, которая помогает понимать запросы без слов. Оказывается, в наращивании ресниц есть даже специальный термин – Russian volume.

Рядом с ними – ассистенты торговых центров и люксовых марок, все с маленькой для Лондона зарплатой 20,000 – 25,000 фунтов в год.

Еще одна очевидная группа, для которой знание русского языка обязательно – русскоговорящие юристы, и тут есть как минимум три непересекающиеся категории.

  • Работники family offices российских олигархов, которые нередко приезжают из России;
  • консультанты крупных юридических фирм, представляющих интересы клиентов в России и СНГ;
  • и наконец, довольно многочисленная группа миграционных юристов.

Объявления, опубликованные в открытом доступе, шокируют очень низкими для юристов вообще и для лондонских в частности зарплатами для этой категории (вероятно, главным бонусом таких вакансий все же являются рабочие визы, которые по нынешним временам получить очень и очень непросто).

Встречаются предложения и для клерков компаний, которые отвечают исключительно за работу с «русскими» документами, и офис-менеджеров. Реже – для арт-директоров, работников аукционных домов, редакторов, репортеров, маркетологов-аналитиков. Бывают позиции разного уровня, вплоть до директорских, в международных организациях (например, ЕБРР) и филиалах российских компаний.

Отдельно можно упомянуть вакансии по локализации контента (кто не в курсе – это, например, когда вы переводите или корректируете текст русской версии новой видеоигры). Однако это чаще всего маленькие деньги и ‘zero hours contract’.

Много шуток обычно вызывают русскоязычные вакансии от британских спецслужб, которые открыто рекламируются и прозрачно намекают на то, что вы будете сидеть день-деньской и прослушивать аудиозаписи чьих-то разговоров за достаточно скромную зарплату – в районе 30,000 фунтов. Однако на такие вакансии обычно требуются британцы (и не любые граждане UK, а такие, у кого еще и один из родителей британец). Подавляющему большинству наших читателей через этот фильтр не пройти. 

Оплата

Из-за неоднородности рынка найти какой-то тренд в оплате труда и точно сказать, что русский язык помогает или мешает зарабатывать, практически невозможно. Кто-то из работодателей пользуется желанием получить британский паспорт и платит минимально допустимую для визы зарплату миграционному юристу из Мейфэр. А кто-то предлагает водителю зарплату как у члена парламента, так что высокий размер зарплат может зависеть не от квалификации работника, а от категории работодателя.

Другие преимущества

Для тех немногих позиций, где знание языка обязательно (а предлагаемая заработная плата достаточно высока и работодатель вправе выступать спонсором рабочей иммиграции), русский язык может стать тем самым пунктом, который позволит обойти британцев, европейцев и другие привилегированные категории. Ведь работодатель может обратиться за визой только в том случае, если не смог найти работников данной квалификации среди этих групп. Это вариант не подойдет мастерам по ресницам и продавцам вне зависимости намерений работодателей из-за высоких зарплатных требований для получения визы Tier 2. Но упоминавшийся выше шофер, в общем, уже проходит.

Потери и разочарования

Как мы видим, речь, как правило, идет о двух возможных направлениях «русского» рынка труда за границей: труде низкоквалифицированном и высококвалифицированном. При разных преимуществах и слабых сторонах эти два направления схожи в одном: если речь не идет о редких случаях перевода внутри компании на более высокую должность в статусе экспата, придется принести определенные жертвы: иногда внешние – статус, размер доходов, время, а иногда внутренние – понижение самооценки, эмоциональные затраты на новый старт, замедление процесса адаптации.

Нередки случаи, когда, приехав в новую страну и начиная жизнь с чистого листа, специалисты в юриспруденции и бухгалтерском учете переквалифицируются в парикмахеров и дизайнеров ногтей и ресниц и создают собственную клиентуру из русскоязычных иммигрантов. Многие говорят о том, что не жалеют о переменах и довольны гибким графиком, возможности работать с людьми и живому общению, но в этом случае важен личностный фактор: кто-то тяготился работой с девяти до пяти, а кто-то рад в момент иммиграции исправить когда-то неверно сделанный выбор. Отсутствие амбиций или переоценка ценностей помогает не держаться за профессию прошлой жизни, а отправиться в самостоятельное плавание.

Ольга, стилист, в прошлом – главный бухгалтер российского предприятия: «Десять лет назад я бы ни за что не поверила, что буду учить женщин красиво одеваться и хорошо выглядеть. Я сама себе хозяйка, работаю, в основном, с русскими женщинами, осваиваю пути продвижения в интернете, вкладываюсь в продвижение. Хотя, если бы не поддержка мужа, мне было бы тяжело содержать себя». 

И все же переход в категорию «обслуживающий персонал» – няни, репетиторы, водители, сиделки – для большинства квалифицированных специалистов остается непростым шагом, связанным с отказом от перспектив и надежд и часто – с понижением самооценки. Спастись от разочарования позволяет повысившийся в целом уровень жизни и выстраивание теплых взаимоотношений с работодателями.

Недостатки русскоязычных работодателей

Те, кто нашел работу в российских компаниях, отмечают, что уровень заработной платы там ниже, чем в среднем по рынку, а стиль руководства невыгодным образом отличатся от западного – он слишком авторитарный, негибкий, порой шовинистичский. Многие респонденты уверены в недобросовестности работодателей-соотечественников.

Антон, шеф-повар ресторана: «Когда я только переехал, сразу же устроился в ресторан русской кухни. Тогда это казалось самым удачным решением, да и проект был многообещающим. С тех пор я сменил уже три заведения и могу сказать, что первое место работы было ошибкой: там у меня был самый сложный коллектив, самое тяжелое руководство и самая низкая зарплата. Я не только ничему не научился, но и чуть не разочаровался в профессии и даже пожалел, что переехал».

Работа в русскоязычной среде или в российской компании – лишь видимость легкого пути. Во-первых, велика конкуренция, и попасть в филиал российской компании с конкурентной зарплатой по своей специальности не всегда просто (участники опроса давали противоположные мнения на этот счет). Во-вторых, работа в российской компании и русскоязычной среде ограничивает возможности изучать новую культуру общения, стандарты коммуникации новой страны, язык, а значит, замедляет процесс ассимиляции.

У кого получилось?

Истории успеха, как правило, касаются высококвалифицированных специалистов, которые либо подтвердили свою квалификацию за рубежом, либо прошли обучение по профессии в магистратуре, чтобы получить местный диплом, а затем выбрали востребованную у русскоязычного населения новой страны нишу услуг. Например, имея базовое юридическое образование, окончили магистратуру в новой стране и, выбрав специализацией иммиграционное или семейное законодательство, предоставляют услуги бывшим соотечественникам по вопросам получения вида на жительство, гражданства, ведут бракоразводные процессы.

Мария, юрист: «Я получила юридическое образование еще на родине, а переехав в Великобританию, продолжила обучение в магистратуре. Сейчас специализируюсь на иммиграционном праве и консультирую бывших соотечественников, а также тех, кто приехал из Белоруссии, Казахстана, Украины. Я также являюсь членом ассоциации судебных переводчиков, и пока моя юридическая практика только развивается, переводы приносят не очень большой, но стабильный доход».   

Похожим складываются и карьеры медиков, психологов, журналистов. Однако этот путь требует, во-первых, финансовых вложений в образование в новой стране. Во-вторых, терпения, так как учиться, возможно, придется не один год. И в-третьих, усилий на приобретение репутации и/или формирование клиентской базы.

О карьере в Великобритании мы пишем достаточно часто. Подпишитесь на наш телеграм-канал, чтобы не пропускать самого интересного.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: