Главное о русской жизни

в Великобритании

События

ZIMA 4 YEARS: что произошло в Британии за четыре года существования ZIMA

08.07.2021Мария Табак

ZIMA Magazine появился на свет всего четыре года назад, но за это время уже стал свидетелем важных событий, перевернувших историю и сознание британцев. Мы решили вспомнить некоторые из них, а заодно перечитать кое-что из того, что наши журналисты, эксперты и колумнисты писали об этом.

Борис — премьер

После «американских горок» с Брекзитом — отставки Дэвида Кэмерона из-за результата референдума 2016 года, назначения Терезы Мэй, отставки Терезы Мэй из-за невозможности договориться по Брекзиту с парламентом и так далее — премьером Великобритании в июле 2019 года стал один из идеологов Брекзита Борис Джонсон.

При всей своей эксцентричности и неряшливом виде Джонсон обладает полным набором качеств и заслуг, необходимых для премьера. У него прекрасное образование (все как положено) — Итон и Оксфорд. Он пишет книги, а Черчилль — его любимый герой и образец для подражания. Даже Маргарет Тэтчер называла Джонсона своим любимым журналистом. На пост мэра Лондона он переизбирался дважды, и прокатные велосипеды по-прежнему именуются в британской столице Boris Bikes, они же «борисопеды». Да, еще Джонсон придумал Брекзит (не он один, конечно), добился его и вывел Великобританию из Евросоюза. 

Photo by Xinhua

Борис заставил всю страну затаить дыхание, когда тяжело заболел коронавирусом и попал в реанимацию в разгар первой волны COVID-19. Эти несколько дней, что он находился между жизнью и смертью, были довольно мрачными для Великобритании, и выздоровление премьера подарило надежду на более радостные дни даже его оппонентам. Рождение у Джонсона ребенкавскоре после выписки, свежий ремонт на Даунинг-стрит и свадьба премьера еще больше укрепили у британцев веру в будущее.

Сейчас Джонсон по-прежнему на коне, несмотря на множество очевидных ошибок, высокую смертность в стране от COVID-19, экономические трудности и частую непоследовательность. Парламентские выборы 2019 года усилили позиции консерваторов в парламенте, они — по-прежнему самая популярная, и с большим отрывом, партия в стране, и внутри партии, по крайней мере внешне, царит относительное согласие (если не считать скандалов с Каммингсом).

Брекзит

Главный проект, с которым Борис Джонсон думал войти в историю, — это Брекзит, но в итоге, видимо, войдет как премьер «ковидной» эпохи. Пандемия полностью затмила тему выхода страны из ЕС, однако до того, как волна коронавируса накрыла Соединенное Королевство, самой неприличной темой для small talk или ужина в приличной компании был именно Брекзит.

British newspapers on the day that the UK left the European Union.

О последствиях Брекзита спорить будут еще долго. Британцы лишились возможности жить и работать в ЕС на равных с европейцами основаниях, но приобрели большую независимость. Как написала недавно немецкая газета Die Zeit, успех британской программы вакцинации стал «лучшей рекламой Брекзита» на фоне погрязшего в бюрократии Евросоюза, не сумевшего вовремя обеспечить самого себя необходимым количеством доз вакцины.

Пандемия

Эпидемию коронавируса, разумеется, нельзя назвать британским событием: она как война прошлась по всему миру, оставив за собой множество погибших и пострадавших. Конец пандемии пока не виден, но уже можно говорить о разных типах подхода к ней в разных странах.

В Британии подход, вероятно, можно определить как «взвешенный, но непоследовательный». Локдауны тут не были такими строгими, как в других странах: не вводилась пропускная система, можно было гулять и заниматься спортом на улице. Видимо, это позволило Британии избежать массовых протестов против ковидных ограничений, охвативших Европу. С другой стороны, поведение правительства не всегда можно было объяснить с точки зрения логики. Зачем, к примеру, нужно было на фоне явного роста числа случаев коронавируса обещать всем нормальное Рождество, чтобы потом резко его отменить? Зачем нужно было все прошлое лето постоянно менять правила касательно путешествий, доводя до истерики туристические авиакомпании и пассажиров?

Таких вопросов довольно много, но программа вакцинациидействительно оказалась настолько успешной — видимо, благодаря хорошей организации процесса и законопослушности британцев, — что в очень значительной степени восстановила рейтинги правительства Бориса Джонсона, снижавшиеся из-за печальных коронавирусных цифр.

«Мегзит»

В начале прошлого года, в последние «допандемийные» месяцы, главной темой в Британии стал демарш любимца британцев (он был популярнее королевы) принца Гарри и его супруги-американки, бывшей актрисы Меган Маркл. 

Вечером 8 января взорвалась информационная бомба: Гарри и Меган объявили, что отказываются от статуса высокопоставленных членов королевской семьи и намерены зарабатывать на жизнь самостоятельно. Журналисты быстро прозвали случившееся «Мегзитом». Как и Брекзит, «Мегзит» повлек за собой кучу последствий, о которых никто заранее не думал. 

Гарри и Меган, ни с кем не посоветовавшись, заявили, что будут вести более самостоятельный образ жизни, параллельно «поддерживая королеву». Однако семья им быстро объяснила, что так не делается. В итоге Гарри и Меган лишились приставок «Их Королевские Высочества», а заодно и финансирования деятельности из королевского гранта, полицейской охраны и патронатов. Гарри потерял еще и все почетные военные звания, которые, как бывший военный, очень ценил. В итоге супружеская чета отбыла за границу: сначала в Канаду, а потом в родную для Меган Калифорнию, откуда они начали обвинять королевских родственников в жестоком обращении и даже расизме (не называя, правда, имен). Скандал разгорелся нешуточный, но победителем из схватки, как обычно, вышла королева — ее молчание и сдержанность работают куда эффективнее, чем интервью Опре и несдержанность.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: